Итоговое сочинение: Что такое эхо войны?

(566 слов) В знаменитом фильме Алексея Балабанова «Брат-2» (2000 года) состоялся диалог, в котором герои обсуждали явление под названием «эхо войны». Многие из нас узнали об этом выражении именно из этой киноленты. Там оно было использовано в качестве емкого объяснения происхождения оружия, которое было найдено на полях сражений. Однако более широкое значение этой фразы охватывает все следы войны и не только материальные. Нищета и разруха, демографические ямы, переполненные сиротские приюты, агрессия и милитаризм населения после четырех лет боев — это тоже эхо любой войны, которое слышится десятилетиями подряд.

Об этом явлении писали многие отечественные авторы, которые испытали влияние эха войны на своем личном опыте. Одним из них был Е. Носов. В рассказе «Кукла» герой описывает социальные последствия события 1941-1945 года. Рассказчик дружит с другим фронтовиком, они служили в горбатовской третьей армии и многое повидали на передовой. Оба имели за плечами серьезные травмы, боевые достижения, поэтому быстро нашли общий язык. Однажды рассказчик встретил Акимыча, у которого был очередной приступ немоты после давнишней контузии в бою. Оказалось, что до приступа его довело ужасное зрелище: кто-то надругался над куклой и выбросил на обочину. Ей выжгли глаза, подпалили волосы, а место, где раньше была юбка, тоже было истыкано зажженной сигаретой. Акимыча потрясла такая находка, которая валялась прямо возле школы. Никто не замечал, как тело, которое так похоже на человеческое, лежит на виду у всех в таком виде. Жестокость детей герой связывает с нелегкими обстоятельствами их жизни в послевоенной среде. «Многие притерпелись к худу и не видят, как сами худое творят» — говорит старый фронтовик. Действительно, не все раны войны зажили, и многим жилось «худо». Подростки (рассказ написан в 1959 году, через 14 лет после окончания боевых действий) стали свидетелями насилия и агрессии военного времени, их психика пострадала, и свою злость, копию взрослой злости, они выместили на кукле. А другие прохожие, поглощенные заботами о хлебе насущном в дефицитную послевоенную пору, проходили мимо и уже ничему не удивлялись. Эхо войны продолжало нависать над героями и после ее окончания: негативная энергия того времени и его материальные последствия сильно повлияли на мировоззрение людей.

Еще один показательный пример проявления эха войны можно найти в произведении В. Распутина «Уроки французского». Рассказчик рассказывает о голодном послевоенном времени, когда многие люди, жившие в деревнях, жили в нищете и разрухе. Он пошел в школу в 1948 году — спустя три года после окончания боевых действий. Положение некоторых советских граждан в то время нельзя назвать «победным»: «Жили мы без отца, жили совсем плохо, и она, видно, рассудила, что хуже уже не будет — некуда». Борьба с оккупантами истощила все силы страны, голод был во многих регионах. Овдовевшим женщинам, которых было очень много, приходилось туго: детей кормить было нечем, по хозяйству помочь некому. И вроде бы нет никакой войны, она давно прошла, но жизнь легче не стала. «Я глотал сам и заставлял глотать сестренку глазки проросшей картошки и зерна овса и ржи, чтобы развести посадки в животе» — делится рассказчик своими воспоминаниями о тяжелом детстве. Чтобы прокормить себя, он играл в азартные игры, дрался, а параллельно учился, чтобы поскорее вырасти и помочь матери поднять еще двоих ребятишек. Знакомая, у которой он жил, не передавала ему материнские посылки, а забирала себе: ей было не до жалости, нужно было поднимать своих детей. Безотцовщина, бедность, голод, жестокость людей по отношению друг к другу — все это эхо войны, которое раздавалось спустя десятилетия после окончания оккупации.

Таким образом, под «эхом войны» подразумевается совокупность социальных, нравственных, экономических и духовных последствий вооруженного столкновения людей. Даже когда замолкают пушки, говорят следы от их снарядов — сотни разрушенных городов и тысячи разрушенных судеб.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector