Анализ романа «Обломов» (И.А. Гончаров)

Иван Гончаров не стал легендарной фигурой в русской литературе, как Толстой, Тургенев или Гоголь. Его произведения ничуть не менее значимы, чем творения самых великих писателей. Так, роман «Обломов» отобразил важный общественный процесс, который стал нормой ко второй половине девятнадцатого века. Многомудрый Литрекон предлагает Вам разбор произведения.

История создания

«Обломов» является вторым произведением в знаменитой трилогии Гончарова – «Три О», в которую также вошли романы «Обыкновенная история» и «Обрыв». В основу замысла романа легла публицистика литературного критика – Виссариона Белинского, который был ярым противником помещичьего дворянства и сословного общества. Творческая история романа «Обломов» тесно связана с жизнью писателя:

  1. Гончаров признавался, что образ Обломова во многом автобиографичен. Писатель сам был довольно ленивым человеком, предпочитавшим покой и размышления беспокойному шуму жизни.
  2. Образ Ольги Ильинской вобрал в себя сразу нескольких женщин, с которыми был знаком Гончаров.
  3. Андрей Штольц был вдохновлён отцом жены брата писателя.

Роман «Обломов» стал важным этапом в жизни Гончарова. О нем он писал:

«Я писал свою жизнь и то, что к ней прирастало».

Работал Гончаров медленно и тяжело, много раз перерабатывая текст. Выход в свет романа «Обломов» состоялся в 1859 году — спустя 12 лет после того, как автор взялся за написание.

Направление и жанр

Роман «Обломов» — яркий образец реалистического направления в русской литературе. Автор стремится к достоверному изображению действительности. Созданные им образы реалистичны и типичны. Персонажи действуют согласно своей природе.

Это произведение можно смело отнести к жанру социально-философского романа. Повествование охватывает обширный промежуток времени и включает в себя множество персонажей. Автор «Обломова» поднимает не только социальные проблемы, затрагивая тему дворянства, но и философские вопросы, рассуждая о смысле жизни и человеческой жизни.

Композиция и конфликт

Кольцевая композиция романа «Обломов» тесно переплетена с окружающей природой, и в этом ее особенность: 

  1. Начало повествования приходится на зиму, когда герой погружён в себя и оторван от остального мира. 
  2. Начало пробуждения Обломова совпадает с весной. 
  3. Кульминация романа и любовной линии происходит летом. 
  4. В финале композиция замыкается в кольцо. Герой возвращается в своё замкнутое состояние с началом осени.

В произведении раскрыто несколько конфликтов. Первый повествует о конфронтации между героем и обществом, которое он не принимает. Второй конфликт раскрывает противостояние главного героя со своей собственной природой. Также можно отметить традиционное для русской литературе противопоставление равнодушного и суетливого города душевной деревне. Кроме того, можно выделить любовный конфликт: Обломов выбирает среди двух женщин с диаметрально противоположными характерами.

Суть

Сюжет открывает сцена пробуждения помещика Ильи Ильича Обломова. Главному герою становится известно о плачевном состоянии его родового имения – Обломовки, и о недостатке денег, однако Обломов так и не решается что-либо предпринимать.

Внезапно героя навещает его старый друг Андрей Штольц – успешный предприниматель и деятельный человек. Штольц предпринимает попытку расшевелить Обломова, познакомив его с красивой девушкой – Ольгой Ильинской.

Между Ильёй Ильичом и Ольгой начинается роман. Герой временно избавляется от апатии и лени и искренне влюбляется.

Однако со временем Обломов остывает и начинает возвращаться в состояние духовной спячки.

Переезжая из своей старой квартиры, Обломов становится жертвой мошенников и едва не теряет все свои деньги, однако в последний момент его спасает Штольц, который берёт имение Обломова под своё управление.

Спустя некоторое время главный герой сблизился с мещанкой Пшеницыной, у них родился сын. Окончательно отстранившийся от реального мира Обломов умирает от апоплексического удара, опеку над его сыном берёт Штольц, женившийся на Ольге.

Главные герои и их характеристика

Система образов в романе «Обломов» представляет собой солнечную систему: в центре Илья Ильич, а вокруг него те или иные люди. Почти все герои имеют антиподов, равных по значению. Так, ленивому и меланхоличному Илье противостоит деятельный и активный Андрей, образованной и настойчивой Ольге — простая и покорная Агафья. Антитеза в романе «Обломов» является основой системы образов. Вот наглядная таблица от Многомудрого Литрекона:

имя характеристика
илья ильич обломов помещик, потомок древнего дворянского рода, отставной чиновник. апатичный и ленивый толстяк. в то же время очень чувствителен и сострадателен. склонен к философствованию. воспитывался в семейном имении, окружённый заботой и всеобщим обожанием. в результате вырос абсолютно не приспособленным к реальной жизни человеком. попробовал пойти на государственную службу, но, не выдержав давления, ушёл в отставку и снял квартиру, где проводил свою жизнь в праздности и мечтаниях. попытка вывести героя из этого состояния заканчивается полной неудачей, и он ещё глубже погружается в себя.
андрей иванович штольц антипод обломова. сын русской дворянки и немца-иммигранта. худощав, целеустремлён и прагматичен. воспитывался в строгости, а после и вовсе был выставлен из дома. добился дворянства и разбогател. с детства дружил с обломовым и проявлял большое участие к его судьбе. с помощью ольги ильинской попытался вывести друга из состояния хандры, но потерпел неудачу. спас обломова от мошенников, взял в управление его имение, а позже взял на себя воспитание сына обломова. женился на ольге ильинской, но брак не был счастливым.
ольга сергеевна ильинская молодая дворянка. красавица. активная, жизнерадостная и образованная девушка. ради интереса вызвалась помочь штольцу вернуть к жизни обломова. однако со временем их отношения переросли в серьёзные чувства. была некоторое время помолвлена с главным героем, но свадьба так и не состоялась. разочаровавшись в любви, выходит замуж за нелюбимого штольца. отношения между супругами вполне благополучны, но прохладны.
агафья

матвеевна

пшеницына
антипод ильинской. недалёкая, но добрая женщина. скромная, обходительная и трудолюбивая домохозяйка. единственное её увлечение – работа по дому и походы на рынок. домоседка. не читает книг и не интересуется внешним миром. стала идеальной супругой для обломова. подарила ему всю свою заботу и искренне тосковала по нему.
захар крестьянин. слуга обломова. грубый, ленивый и зловредный мужик. плутоват. никудышный работник. любит говорить гадости про своего хозяина. в то же время искренне предан ему и не терпит оскорблений в сторону обломова от других людей. после смерти главного героя становится бездомным попрошайкой и искренне тоскует по хозяину.

Темы

Тематика романа «Обломов» охватывает все сферы жизни дворян 19 столетия:

  • Воспитание – Писатель подчёркивает важность воспитания. Он показывает, насколько разными могут вырасти дети, воспитывавшиеся в разных условиях. Для сравнения он показывает две крайности — строгие родители и мягкотелые родители. В обоих случаях результаты слишком утрированы и категоричны: Андрею для счастья не хватает душевности, а Илье — активности и практицизма.
  • Детство – Детство в романе изображено важным этапом в построении человеческой личности. Уже в детстве герои романа стали теми, кто они есть. Однако воспринимают они его совершенно по-разному. Для Штольца детство стало источником опыта, а для Обломова — потерянным раем и мечтой.
  • Любовь – По мнению Гончарова, любовь – прекрасное чувство. Она способна действительно изменить человека. Однако в то же время она способна причинить и ужасный вред. Ильинская переживает неудачный роман, хоть и не без последствий, а Обломов ещё сильнее закрывается в себе. Поэтому в чувстве важно идти до конца, и если уж менять под его влиянием, то меняется необратимо. Иначе неудачная попытка перемен обернется разбитым сердцем и изменой самому себе.
  • Мечта – Человек, который способен мечтать – прекрасен. Однако Гончаров показывает, что тот, кто живёт только мечтами, обречён на трагедии в реальной жизни. Илья Ильич и его «хрустальная душа» не приспособлены к самостоятельному существованию и обрекают всех окружающих на необходимость жертвы во имя их спасения.
  • Дружба – Гончаров изобразил довольно редкое явление в русской литературе – настоящую дружбу. Штольц и Обломов, являясь полными противоположностями, всегда готовы помочь друг другу. Они дополняют себя за счет общения с товарищем и открывают для себя то недоступное, что отделено от них самих.
  • Счастье Обломова заключалось в воспоминаниях о давно ушедшем детстве, в котором он был огорожен от суеты реального мира. Безопасность, изобилие и комфорт — вот его стихия. Идеалом Ильи Ильича была инфантильная и сытая жизнь на широкую ногу, не обремененная трудом. 
  • Труд – Гончаров бесконечно уважает трудящегося человека, который самостоятельно добился успеха. Однако на примере Штольца он демонстрирует, что такой человек может впасть в крайность, превратиться в надёжный, но шаблонный механизм, который воспринимает жизнь лишь с точки зрения работы ради самой работы.

Проблемы

Проблематика романа «Обломов» столь же интересна и насыщена:

  • Лишний человек – Гончаров изобразил образ человека, который из-за своего барского воспитания оказывается не способным жить в реальном мире. Через образ Обломова писатель демонстрировал деградацию помещичьего дворянства, не способного приспособиться к изменениям в быту и нравах. Хорошо это или плохо, но общество не может вечно содержать паразитов вроде Ильи Ильича, несмотря на их хрустальную душу. Поэтому вполне логичным представляется его положение атавизма, который понемногу уходит в прошлое.
  • Обломовщина – Под этим словом Гончаров подразумевал образ мыслей, при котором человек, отказываясь от настоящего, погружается в идеалистические воспоминания о прошлом. Он не созидает и не разрушает, а просто созерцает галерею воспоминаний. Обломовщина – это отказ от действий, неизбежно заканчивающийся смертью души.
  • Образ жизни Обломова – Писатель в определённой степени симпатизирует своему герою, показывая его моральное превосходство перед бездушностью и суетливостью окружающих, однако Гончаров демонстрирует, что образ жизни Обломова губителен не только для него, но и для тех, кто от него зависит. Сын его остался сиротой из-за инфантильности отца.
  • Смысл жизни – Писатель демонстрирует нам две крайности. С одной стороны, мы видим Обломова, который всю свою жизнь посвятил ленивым рассуждениям и мыслям, а с другой стороны, Штольца, для которого в этой жизни не существует ничего, кроме работы. Ни Обломов, ни Штольц так и не обрели подлинного счастья и смысла жизни. Гончаров показал бесперспективность двух жизненных крайностей.
  • Причины лежания Обломова – Гончаров показал несовершенство дворянского воспитания и общества, которые в конечном итоге породили прослойку людей, не приспособленных к любой человеческой деятельности. Именно барин нашел свое место на диване, ведь только его жизнь не принуждала к труду. Он родился с серебрянкой ложкой во рту и не имел достаточной мотивации, чтобы найти свое место под солнцем. Зачем, если и так все есть? Обломов мог бы являться в общество и транжирить деньги там, как и большинство его сверстников-дворян, но по характеру он был замкнутым и апатичным человеком без интересов. Только мечты и думы занимали его, а потому его образ мышления и происхождение соединились в одной точке — на диване.
  • Лень показана в романе, как самый опасный человеческий порок, который приводит человека сначала к духовной, а потом и физической смерти.

Основная идея

Гончаров изобразил в романе отмирание старой России и начало новой эпохи, в этом общественный смысл романа «Обломов»:

  1. С одной стороны, мы видим помещичье дворянство в лице Обломова, находящееся в глубоком мировоззренческом кризисе, бессильное и безразличное ко всему.
  2. С другой стороны, мы можем наблюдать новое поколение русских людей в лице Штольца – трудолюбивых, талантливых капиталистов, дельцов, которые живут только работой и зарабатыванием денег.

Главная мысль автора заключается в надежде, что Россия сможет подчерпнуть из двух миров только самое лучшее.

Чему учит?

Роман «Обломов» учит нас избегать крайностей. Человек должен честно работать, чтобы чего-то добиться в этой жизни, а не только рассуждать о смысле бытия. Однако в то же время он не должен подавлять в себе человечность. Ведь только рассуждая о своей жизни и окружающем мире, мечтая, думая, отдаваясь ностальгии, мы, возможно, сможем стать по-настоящему счастливыми. Такой вывод можно сделать из романа «Обломов».

Гончаров показал, что даже совершенно разные люди могут стать настоящими друзьями, а даже самая нежная любовь — привести к беде. Это и есть мораль произведения «Обломов»: нет чего-то абсолютно хорошего и плохого, верного и ложного. Благие намерения Ольги обернулись травмой и для Ильи, и для нее самой. Забота Андрея о друге лишь подтолкнула его к еще большей деградации.

Художественные особенности и детали

Художественное своеобразие романа заключается, прежде всего, в неторопливости и внешней простоте основного действия, скрывающей под собой комплексную философскую и социальную дилемму.

Весьма любопытную роль выполняет эпизод, в котором Обломову снится его детство в семейном имении. Этот эпизод – ключевой во всём романе. Он обнажает конфликт героя и мира, показывает то основание, на котором покоится характер Обломова. Такова роль сна в романе.

Критика

Роман был восторженно принят и читателями, и критиками, и породил множество споров. Обломов в русской литературе стал универсальным поводом для обсуждения разных социальных проблем.

Литературный критик Дмитрий Писарев, оценил роман за ювелирный образ Обломова, который, по его мнению, выражал тяжёлую болезнь русского общества. В то же время Писарев очень негативно оценил образы Штольца и Ильинской, не увидев в них жизни и достоверности.

Знаменитый русский публицист – Герцен, напротив, увидел в романе лишь попытку сыграть на образе лишнего человека, популяризированного Пушкиным и Лермонтовым. Он утверждал, что в новом российском обществе нет и не может быть лишних людей.

Обломов в русской критике стал едва ли не самым любимым персонажем для анализа. Каждого рецензента зацепила его вызывающая лень:

Рабство это так переплетается с барством Обломова, так они взаимно проникают друг в друга и одно другим обуславливается, что, кажется, нет ни малейшей возможности провести между ними какую-нибудь границу. Это нравственное рабство Обломова составляет едва ли не самую любопытную сторону его личности… Он раб каждой женщины, каждого встречного… (Н.А. Добролюбов. «Что такое обломовщина?»)

Особенно трепетно Обломова защищал Дружинин, ведь он разглядел в ленивом и праздном барине глубокую натуру:

Нежная, любящая натура Обломова вся озаряется через любовь – и может ли быть иначе, с чистою, детски ласковой русской душой, от которой даже ее леность отгоняла растление с искушающими помыслами. Илья Ильич высказывался вполне через любовь свою, и Ольга, зоркая девушка, не осталась слепа перед теми сокровищами, что перед ней открылись… (А.В. Дружинин. «“Обломов”. Роман И.А. Гончарова»)

Значение романа «Обломов» для русской литературы признавали даже такие общепризнанные авторитеты, как Л.Н. Толстой:

«Обломов» – капитальная вещь, которой давно, давно не было… Но что приятнее… это что «Обломов» имеет успех не случайный, не с треском, а здоровый, капитальный и невременный в настоящей публике. (Л.Н. Толстой)

Своеобразие романа «Обломов» заключается в том, что каждый критик по-своему прав, ведь персонажи произведения неоднозначны и интересны под любым из этих ракурсов.

Автор: Михаил Щепин

Читайте также:

комментариев 15

  1. Серафима:

    Сейчас буду придираться.
    Во-первых — чем вы можете обосновать утверждение о «духовной спячке»? Так же и про то, что обломовщина заканчивается смертью души. Причем тут душа? Уж что-что, а уж это душе ничем не грозит. Вообще духовная/душевная гибель — не про Обломова. И потом человек, читавший роман знает, что Илья ушел от общества не потому, что был ленив и апатичен, а потому, что хотел сохранить себя, да и душу, все ту же пресловутую душу — чистой. А «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душу своей повредит» (Евангелие)??
    Во-вторых: да, правда, конечное счастье Штольца и Ольги под вопросом. Но! У вас сказано про Ольгу: «разочаровавшись в любви, выходит замуж за нелюбимого Штольца» Чушь. В Штольца она втюрилась покруче, чем в Обломова. Ребята, перечитайте четвертую главу четвертой части, ок? Вы пишете вещи, которые можно легко опровергнуть текстом романа.
    Третье: Обломов не «вступает в связь», а законно женится, могу подтвердить текстом, но не хочу загружать комментарий. Можете написать мне на емейл.
    Да и умирает он не от сердечного приступа, а от апоплексического удара, что по-нашему — инсульт. А инсульт это, когда лопается сосуд в голове. Сердце тут ни пришей, ни пристегни.
    И потом он оставил БЫ сына нищим, но ведь этого не случилось, хотя и благодаря Штольцу, но утверждая, что он действительно оставил: вы искажаете события.

    • Самый Зелёный:

      Спасибо за развернутый комментарий!
      1) Духовная спячка — это состояние, когда человек не развивается духовно. Обломов не читал, не работал, не выходил на улицу, не думал о будущем, не помещал церкви и не был религиозным человеком (поэтому евангельские отсылки к нему едва ли применимы). В чем же тогда выражается его духовный рост? Очевидно, во сне…
      2) «Не знаю, клянусь богом, не знаю! Но если вы… если изменится как-нибудь моя настоящая жизнь, что со мной будет? — уныло, почти про себя прибавила она» — так Ольга ответила на признание Штольца. Описание ее чувств в тот момент говорит о колебаниях, а такая решительная женщина не станет сомневаться в своей любви и «унывать» в момент признания. Может, для кого-то это и большая любовь, но Литрекон не увидел в словах и мыслях Ольги ее огня.
      3) Диагноз Обломова был искажен, Ваша правда (уже исправлено)!
      4) От имения мальчику останется одно название, потому что им по-прежнему никто всерьез не занимается. Его спасли разве что от полного разорения и позора (и то силами Штольца, а отец сделал все возможное, чтобы оставить мальчика без имения). Но это уже совсем другая история, поэтому правка внесена)
      5) По поводу брака нет четкой уверенности: если бы Агафья стала Обломовой и получила (на правах жены) Обломовку, то сын не жил бы на воспитании у Штольца. Он получил бы у себя дома то детство, которое было у Ильи.
      Спасибо Вам за этот отзыв еще раз! Величие книги определяется тем, сможет ли она заинтересовать новых читателей спустя столетие. «Обломов» смог, и это прекрасно! Мы, как и критики былых времен, можем иметь разные мнения и находить им подтверждения в тексте, но это вовсе не означает, что кто-то не читал или не понял (местами Ваша критика несправедлива). Просто разные люди по-своему трактуют один и тот же текст. Поэтому Литрекон призывает читателей сомневаться, искать и размышлять самостоятельно. В этом и состоит смысл чтения.

      • Серафима:

        Спасибо и вам за ответ)
        Но!
        1) Я все-таки настаиваю, что не стоит однозначно утверждать отсутствие духовной жизни. Слишком интимная сфера. И потом как же, «религиозным не был»! А то, что иногда он «встанет с постели на колени и начнет молиться жарко, усердно» (первая часть, конец шестой главы)- это ничего не стоит? В десятой главе, второй части он опять же вспоминает «Живи не как хочется, а как Бог велит…» «Боже мой! Ты открыл мне глаза и указал долг, — говорил он, глядя в небо, — где же взять силы?» Хорошо, у нас нет подтверждений, что воля Божья была в этом, но Обломов в нее поверил, и готов был даже… расстаться с Ольгой. А что до второй части Вашего возражения: о чем же он думал, как не о будущем? Отвлеченно, правда Ваша, но — о будущем. План устройства имения — это прошлое?
        2) «Боже мой! Если б она могла быть его сестрой! — думалось ей. — Какое счастье иметь вечные права на такого человека, не только на ум, но и на сердце, наслаждаться его присутствием законно, открыто, не платя за то никакими тяжелыми жертвами, огорчениями, доверенностью жалкого прошедшего.» (Ольга о Штольце, четвертая глава, четвертая же часть)
        «Но если она заглушала даже всякий лукавый и льстивый шепот сердца, то не могла совладеть с грезами воображения: часто перед глазами ее, против ее власти, становился и сиял образ этой другой любви; всё обольстительнее, обольстительнее росла мечта роскошного счастья не с Обломовым, не в ленивой дремоте, а на широкой арене всесторонней жизни, со всей ее глубиной, со всеми прелестями и скорбями — счастья с Штольцем…» (там же)
        «Ольга долго провожала его глазами, потом открыла окно, несколько минут дышала ночной прохладой; волнение понемногу улеглось, грудь дышала ровно.
        Она устремила глаза на озеро, на даль и задумалась так тихо, так глубоко, как будто заснула. Она хотела уловить, о чем она думает, что чувствует, и не могла. Мысли неслись так ровно, как волны, кровь струилась так плавно в жилах. Она испытывала счастье и не могла определить, где его начало, где границы, что оно такое. Она думала, отчего ей так тихо, мирно, ненарушимо-хорошо, отчего ей покойно, между тем…
        — Я его невеста… — прошептала она.» (там же) Ну разве оттого, что она невеста нелюбимого — будет женщина испытывать счастье?
        3) Спасибо за исправление.
        4) Я и говорила, что не будь Штольца — увы, Ваше предположение было бы верным. Я протестовала только против того, что у Вас это — не сослагательное наклонение, ведь Штольц то был. И занимался. Но если бы не был, то да, да…
        5) Итак: Агафья, после смерти второго мужа. Занимается племянниками, супругой братца. «Но отчего же так? Ведь она госпожа Обломова, помещица; она могла бы жить отдельно, независимо, ни в ком и ни в чем не нуждаясь? Что ж могло заставить ее взять на себя обузу чужого хозяйства, хлопот о чужих детях, обо всех этих мелочах, на которые женщина обрекает себя или по влечению любви, по святому долгу семейных уз, или из-за куска насущного хлеба? Где же Захар, Анисья, ее слуги по всем правам? Где, наконец, живой залог, оставленный ей мужем, маленький Андрюша? Где ее дети от прежнего мужа?
        Дети ее пристроились, то есть Ванюша кончил курс наук и поступил на службу; Машинька вышла замуж за смотрителя какого-то казенного дома, а Андрюшу выпросили на воспитание Штольц и жена и считают его членом своего семейства. Агафья Матвеевна никогда не равняла и не смешивала участи Андрюши с судьбою первых детей своих, хотя в сердце своем, может быть бессознательно, и давала им всем равное место. Но воспитание, образ жизни, будущую жизнь Андрюши она отделяла целой бездной от жизни Ванюши и Машиньки.» (четвертая часть, десятая глава)
        «Госпожа Обломова», «слуги по всем правам» — как же тут «нет четкой уверенности»? Я не виню Вас, это место ма-аленькое такое, и скрытное.
        И Вам спасибо! Простите, если мой первый отзыв был несправедлив местами.

        • Самый Зелёный:

          Спасибо еще раз! Эти цитаты весьма нам помогли, как помогут они и нашим читателям, которые тоже могли пропустить эти фрагменты.
          1) Обломов, конечно, не Ноздрев и не Собакевич, его душа не мертва, но он, по мнению Литрекона и многих его помощников, запустил ее, как и усадьбу. Развитие — это динамика, а Обломов выбрал статику и не захотел вести борьбу с собой. Не «не смог», а именно не захотел. А религиозность не может быть пассивной, как и подлинная добродетель. Не делать зла — это еще не добро. Молитва по утрам — это еще не христианский подвиг. А что сделал обладатель хрустальной души? Ничего. По его милости, деревня и крестьяне были в запустении и угнетении. А ведь это тот уголок России, за который отвечал Илья Ильич, это земля, данная его роду помазанником Божьим. Поэтому Литрекон не считает героя ни развивающимся, ни истинно верующим, ни устремленным в будущее. Ничего из этого и для этого он не сделал.
          2) По поводу Ольги: ее чувства можно трактовать как угодно, ведь сама себя она не понимает, и одна цитата противоречит другой. Видимо, был момент в ее жизни, когда она любила обоих, но выбор диаметрально противоположного типажа после неудачной попытки в сжатые сроки наталкивает на мысль, что Ольга обожглась и просто искала воду. Штольц и до этого знал ее, но почему-то искра промелькнула именно после романа с Обломовым. Литрекон (по своей мужской наивности) и предположил, что причина такой резкой перемены вкусов кроется в разочаровании и желании найти альтернативу, замещающую пустоту в сердце. Иначе как объяснить эти чувства, возникшие не сразу, а после других? И можно ли назвать их любовью? Ведь как-то скоро забылось иное чувство, ради которого Ольга готова была пожертвовать многим… Пусть читатели решат для себя, из этого пункта не хочется вычеркивать интригу.
          3) На добром слове спасибо за Агафью! Эта героиня-скромница ускользнула от нашего внимания, а данный фрагмент помог Литрекону и его читателям открыть для себя новые грани в этом образе. И все же ее поступок по отношению к сыну вызывает новые вопросы)
          Благодарим Вас за скрупулезный подбор материала! Было бы здорово, если бы Вы присоединились к команде Литрекона и помогли ему сделать статьи еще лучше. «Век живи — век учись» — именно эту формулу нужно обозначить на гербе всякого литературного обозревателя.

          • Серафима:

            Спасибо за ответ! Да, по этим двум вопросам и вправду трудно прийти к согласию, так что спорит не станем. Единственное: «как-то скоро забылось иное чувство, ради которого Ольга готова была пожертвовать многим…» Чем она там была готова пожертвовать? Она требовала жертв от него, а чем она сама жертвовала?.. Это такой риторический вопрос…
            Спасибо и за приглашение, но вы ошибаетесь во мне)) Я просто специалист конкретно по этому роману, и это не скрупулезная подборка, а — годы любовного чтения.
            И еще раз простите, если самый-самый первый комментарий был резким.
            А душа… Просто грустно становится, когда читаешь многих и многих «православных» исследователей, расписывающихся в «духовной гибели» его чистой души. Ведь это — суд, над лит. героем, но — суд. Если они так православны, то отчего же не помнят: «не судите, да не судимы будете»?
            А их послушаешь — так возопишь: » Слышавшие сие сказали: кто же может спастись? Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу.» (Лк. 18: 26-7)
            Как мне его жаль было всегда — вся жизнь напоказ выставлена, и все могут читать и осуждать.
            Простите — крик души…

          • Серафима:

            А с Ольгой, правильно, может и так. Но где же мы видели — истинную любовь? Вот и приходится называть этим словом многое…
            Но любила Андрея — все же больше, чем Илью. Ибо с последним несколько месяцев, да и те — без жертв.
            Когда он пришел и сказал: давай пойдем к твоей тете и объявим помолвку, она: нет, сначала устрой дела.
            Он — так себе, но задумался таки о том, что надо и вправду разобраться с делами. Озаботился тем чтобы найти управляющего, хотя по своей неопытности попал на мошенников, но факт: озаботился. Волновался, чем они станут жить после свадьбы. А Ольгиным приданным — ни разу за текст не поинтересовался. А ведь у нее — тоже было имение, как оказалось. Но она ему не сказала… «Она хотела доследить до конца, как в его ленивой душе любовь совершит переворот, как окончательно спадет с него гнет, как он не устоит перед близким счастьем, получит благоприятный ответ из деревни и, сияющий, прибежит, прилетит и положит его к ее ногам, как они оба, вперегонку, бросятся к тетке, и потом…
            Потом вдруг она скажет ему, что и у нее есть деревня, сад, павильон, вид на реку и дом, совсем готовый для житья, как надо прежде поехать туда, потом в Обломовку.
            «Нет, не хочу благоприятного ответа, — подумала она, — он загордится и не почувствует даже радости, что у меня есть свое имение, дом, сад… Нет, пусть он лучше придет расстроенный неприятным письмом, что в деревне беспорядок, что надо ему побывать самому. Он поскачет сломя голову в Обломовку, наскоро сделает все нужные распоряжения, многое забудет, не сумеет, всё кое-как, и поскачет обратно, и вдруг узнает, что не надо было скакать — что есть дом, сад и павильон с видом, что есть где жить и без его Обломовки… Да, да, она ни за что не скажет ему, выдержит до конца; пусть он съездит туда, пусть пошевелится, оживет — всё для нее, во имя будущего счастья! Или нет: зачем посылать его в деревню, расставаться? Нет, когда он в дорожном платье придет к ней, бледный, печальный, прощаться на месяц, она вдруг скажет ему, что не надо ехать до лета: тогда вместе поедут…»
            Так мечтала она»
            И — действительно Илья получил «неблагоприятный» ответ. И «Я передумал: совсем иначе надо устроить… — продолжал потом, постепенно понижая тон, останавливаясь и стараясь вникнуть в этот новый для него смысл ее глаз, губ и говорящих бровей, — я решил сам ехать в деревню, вместе с поверенным…» Правда слишком поздно он это сказал, но все же — не этого ли она хотела? И вообще — весь текст, ей как-то не он вовсе нужен, а его действия. Это ли любовь? Та ли любовь, которая, по ап. Павлу, «все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит»? Ведь любящая — ждала бы:»Любовь долготерпит». Ведь любящая «не ищет своего».
            Вы скажете: но пока Обломов не исправлен, с ним нельзя жить, он же по миру пустит. Нет. Он задумался о будущей жизни. Он то думал — о ней, не о себе. Всего то год подождать. Нет же!
            А когда бы Ольга решила по этот год, то попробовал бы он пикнуть! Нет, это не любовь, это… эгоизм.
            Вот вам и ответ на вопрос: «почему Ольге Ильинской не удалось изменить Обломова» — только Любовь, так которая по ап. Павлу — меняет человека. Ну а ищущая своего, при своем и останется.
            А про любовь с Андреем: вы правы, все так противоречиво, что я сама то верю, то нет… Иногда думаешь: да она влюблена в Штольца, а потом читаешь: «Признав раз в избранном человеке достоинство и права на себя, она верила в него и потому любила, а переставала верить — переставала и любить, как случилось с Обломовым» Ну я собственно Андрею не завидую, ибо что случилось однажды, может случится и дважды. Так кого же Ольга — любила? Бедная, она же не знала сладости настоящей любви. Она любила, потому что верила, а надо верить, ибо любишь. У нее нарушена причинно-следственная связь, у бедной. Мне ее очень жаль, честно…

          • Самый Зелёный:

            Да, Ольга была воспитана под влиянием предрассудков того времени и едва ли могла разобраться в себе. Но гениальность автора в том и состоит, что он не стал отвечать на все поставленные вопросы, а изобразил женщину во всей ее противоречивой наготе. Он предвосхитил свое время и дал почту многим другим авторам, которые и после него не оставляли попыток разобраться в женской душе.

  2. Серафима:

    Ну — напоследок — стихи…

    ***
    Неизвестно: эту душу на небе очернят или выбелят.
    Было ли это его спасением или гибелью?
    Даже, будучи всеведущими, не знаем мы.
    «Счастье горько на вкус» — однажды написал Каменев.
    Даже в жизни нашего героя оно не всегда было сладким.
    Но одно верно: оно было все-таки счастьем.
    Добытым –все говорят– дорогою слишком ценой,
    Ценой самозахоронения в комнате полупустой.
    Корректно ли осуждать за неимение воли?
    А разве мы сами всегда вольны в себе настолько,
    Чтобы жить «как надо», а не «как хочется»,
    Или так, как велит нам общество?
    Мы можем только обозначить, что он «не смог».
    Ну, а правильно ли это – рассудит Бог.

    ***
    Не знаю прав ли ты. Ах, если и не прав,
    То разве я смогу уйти к правдивым?
    От перемены жизненной устав,
    Хочу я быть не правой, а счастливой.

    И даже если я сама ошибкой
    Люблю тебя, стремлюсь к тебе… к Тебе,
    И даже если мое счастье зыбко,
    Могу ли я уйти к иной судьбе?

    Так как же быть? С тобой ли оставаться?
    Иль пересилив… Нет, уж лучше так!
    Я тоже не хочу пожара страсти,
    Но разве я могу иной воздвигнуть знак?

    Я просто утверждаю – даже если
    Ты все ж неправ, я – тоже неправа!
    И пусть осудят эту мою песню,
    Могу ль иные подобрать слова?

    ***
    «А правда посередине…» (Татьяна Ефремова.)

    …Но знаешь, милый, в чем моя беда?
    Я так хочу со всеми поделится
    К тебе любовью, как дождем пролиться.
    Но им нет дела… Будет ли когда?
    И я не вижу прока в истине такой:
    Я правду видела — иной.
    Она дороже, коль идет от сердца.
    Но от любви мне никуда не деться.
    Нет, пусть бы даже вовсе очернили,
    Но искренно! Не просто повторили
    За кем-то перед. Даже Добролюбов
    Его от сердца ненависть была.
    А я оправдываю… Кто-то в пересудах
    Мне пояснил, что правда, как скала,
    Она посередине пропастей,
    Двух крайностей: чернить или белить.
    Но мне дороже их проповедей
    Вот этот взгляд, что видела во сне. И все забыть
    Я за него безтрепетно готова.
    Его и наяву я сохраню всегда.
    Пускай твердят, что чувство уж не новость.
    Но знаешь, милый, в чем моя беда?…

    ***
    Ну зачем мне читать сочинения школьные,
    Ну зачем мне статьи, ну зачем разговоры?
    Ведь опять будет странно и больно
    Снова слышать с очевидностью споры.

    Но вот в том то и соль: над бездной непонимания
    Проходить и завидовать горестно им –
    Что ж это не могу сказать словами я
    А все понимаю, пожалуй, что лучше других.
    И не странно ли – все, что было у человека,
    Радость, боль, отреченье от жизненного несвершенства,
    И любовь, и страдание, вспышки блаженства,
    Заклеймить выраженьем «се чадо прошедшего века».

    А душа порывается – нет, все не так!
    Неужели так человеческая жизнь несложна,
    Что никак не признать человеческие права,
    Искать самому свое счастье, свой собственный знак?

    А у него рассыпаются волосы по подушке,
    А он даже не знает сколько пишут о нем.
    И так тепло, так в этой комнате душно,
    Летним и безмятежным днем…
    А потом раздадутся мятежные звуки
    И запросится сердце любить и страдать.
    И признание, письма, а после разлука.
    Но пока ему так хорошо об этом не знать.

    Если б все это назвать, обозначить,
    Определение выискать верное.
    А пока только шаг от смеха до плача,
    Робкий луч сквозь оконце наддверное.

    • Самый Зелёный:

      Эти строки станут прекрасным эпилогом для наших критических изысканий) Там, где запутывается разум, проливает свет душа, которая живет именно в поэзии.

      • Серафима:

        … в поэзии, которая питается — Любовью. Хотя бы просто — к человеку, я не говорю о других родах, это не для всех. Вы вот — мужчина, например. Но как к человеку ведь вы можете к нему относиться.

  3. Серафима:

    «…очень грубо так смотреть и судить душу человека, как вы судите Ипполита. У вас нежности нет: одна правда, стало быть, — несправедливо».
    Ф.М.Достоевский «Идиот»
    Подставьте Илью на место Ипполита… ведь это о всех нас.
    Духовная гибель… «Молитва по утрам — это еще не христианский подвиг», но хоть что-то было, так? Искренная молитва, не забудьте. Пруд не стояч, покуда подпитывается хоть одним родником.
    Сферу веры — лучше не трогать.
    Мы так скоры на суд… а если Бог будет мерить нас нашей же мерой, что тогда?

    • Самый Зелёный:

      Здесь уместно вспомнить другого классика:
      «…Что такое – правда? Человек – вот правда!..»
      Или:
      «…Есть ложь утешительная, ложь примиряющая…Ложь оправдывает ту тяжесть, которая раздавила руку рабочего… и обвиняет умирающих с голода… Я – знаю ложь! Кто слаб душой… и кто живет чужими соками – тем ложь нужна…одних она поддерживает, другие – прикрываются ею… А кто – сам себе хозяин… кто независим и не жрет чужого – зачем тому ложь? Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека!..»
      Когда мы говорим о том, что думаем (разумеется, задеть чувства несуществующего персонажа мы не можем), мы проявляем подлинное уважение к собеседникам. Литрекон не оспаривает права читателя верить так, как он считает нужным, но не может прятаться за общими фразами, чтобы обезопасить себя от критики. Пусть уж лучше каждый выражает свою правду, ограничиваясь свободой другого человека, как гласят самые справедливые из лозунгов революций. Искренняя молитва много значит для самого человека, но хочется верить, что он спасается и совершенствуется не для себя одного. Следующий и самый важный шаг — пролить свет и доброту в мире, нуждающемся в этом острее, чем одна его часть. Это личное мнение Литрекона, которое ни в коем случае не должно стать мерилом праведности для кого-либо. На этом его свобода заканчивается, и начинается свобода его читателей.

      • Серафима:

        Иного ответа я и не ожидала…
        Во многом Вы правы. Однако «самого главного глазами не увидишь, зорко одно лишь сердце» (Экзюпери) и поэтому мы с Вами никогда ни придем к согласию. Да, к книжному герою Вы можете относится, как хотите, чувств его вы не заденете (в отличии от чувств реальных, любящих его, и ЗНАЮЩИХ его людей), он вам «дальний», но дай Вам Бог, к своим ближним так не относиться…
        Прощайте! Удачи Вам в лит. исследованиях, всего хорошего…
        А что до правды, то я уже говорила — пусть он не прав, но я с ним, даже если весь мир нас осудит. Потому что я вижу в нем то, чего в других пока не находила, и я люблю его за это.
        «Зорко одно лишь сердце…»
        И если бы не он, я может сейчас отвечала бы резче, но он научил меня быть мягкой, и просто оставаться самой собой.
        Еще раз спасибо и удачи!

  4. Серафима:

    Чего-то не публикуете вы четырех моих комментариев… Не хотите?

    • Самый Зелёный:

      На Ваша комментарии всегда хочется ответить, причем, не только Литрекону, но и его собратьям по перу. А потому наша реакция требует определенного времени.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector