Сочинение: Конфликт в пьесе «Вишневый сад» (А.П. Чехов)

(505 слов) «Вся Россия наш сад» — заключает в втором действии пьесы Трофимов. «Вырубить бы, да жалко» -, хочется вторить ему. Конфликт нашумевшей в свое время чеховской пьесы “Вишневый сад” сложен и многогранен. В комедийном поле автор сталкивает приверженцев разных идеологий и людей, вовсе ничего не придерживающихся их по своему малодушию. Конфликт, вопреки этому, отнюдь не становится бестолковым, он приобретает реальность и привычную для нас оформленность — мы чувствуем непосредственную к нему причастность и ужасаемся собственному положению, увиденному со стороны. 

Кажется очевидным, что предметом конфликта является центральная деталь хронотопа комедии — непосредственно вишневый сад. Однако позже становится ясным: подобные пертурбации мнений и устоев возникают при решении куда более серьезных проблем, имеющих куда больший масштаб. Несложно усмотреть политическую подоплеку в каком бы то ни было произведении. Труднее его описать и обосновать. Опишем и обоснуем. 

Сталкивая людей столь разных взглядов и устремлений, Чехов старается выяснить, остались ли в России люди, готовые не только рушить, но и строить. Ведь возвести на месте бестолкового великолепия (воплощением которого и является вишневый сад) прагматическое безобразие (Лопахинский дачный проект) безусловно прогрессивно, но столь же глупо, как и оставить его неизменным. 

Характерной чертой Чеховского конфликта является факт того, что ни одна из его сторон не лоббирует верную точку зрения. Становится очевидным, что не конкуренция и алчность, не собственничество и эгоизм должны двигать человечество вперед — они не создадут актуальной пользы, сохранив то прекрасное, что цветет каждую весну — вишневый сад, и то, что должно цвести круглогодично — человеческое сердце. Инерция, безусловно, велика, но воспроизводимый в таком случае, прогресс оставляет за собой выжженную землю, разруху, никак не скомпенсированную бестолковыми богатствами прошлого. 

В этом отношении преуспевающим кажется Трофимов: он как никто другой, волен в своем движении вперед, его не прельщают деньги и беспечное существование — он отрадно беден среди всей несчастной аристократии, его окружающей. Но при всей привлекательности его идей, нельзя считать правым человека, стыдящегося любви. Только руководясь любовью к делу, человек может делать хорошо: строить дома, что не обрушатся на головами их наследников, сажать деревья, под сенью которых их дети будут беззаботно любить жизнь, осознавая ее исключительную ценность и полноту. Лопахин, хоть и ужасный циник, но все же идеолог, так или иначе, полезный для мира — он опьянен идеей контраста бесправия его праотцов с собственными богатством и влиянием. Выходит, он прав в своем жизнепользовании. Отнюдь. Он не способен любить. Даже свои деньги он, очевидно, ненавидит: ведь точно такие же деньги были залогом угнетения его отца и деда. Он не готов быть счастлив сам: боится помолвки с Варей, покупает имение, стремясь насладиться фантомами счастья прошлых хозяев, не имея представления о собственном. 

Герои же, в которых теплится любовь друг к другу и к окружающему их миру, представлены идиотами. Раневская разбазарила свое счастье, по своему обыкновению наивно решив, что оно неиссякаемо. Аня молода и лишь из эмпатии разделяет материнское горе по увядающему на ее глазах саду. Гаев — идиот по определению, чей разум способен покрыть разве что поверхность бильярдного стола да крышку от монпансье. 

Никто из них не прав. Но никто из них и не виноват. Каждый герой комедии по-своему несчастный человек. Правда, каждый из них это несчастье ощущает в разной степени, в зависимости от своей обремененности нейронными связями. 

Автор: Иван Шарков

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector