Краткое содержание романа «Рудин» по главам (И.С. Тургенев)

Иван Сергеевич Тургенев – величайший русский писатель, который в своих произведениях поднимал вечные вопросы: нравственность; взаимоотношение людей, классов, поколений; любовь и взгляды на будущее. Его романы всегда полны глубины и высоких рассуждений. Произведение «Рудин» является первым романом писателя, в нём автор рассказывает судьбу «лишнего человека». Многомудрый Литрекон представляет Вам краткий пересказ, в котором описываются сюжет и основные события произведения «Рудин» И.С. Тургенева в сокращении. А вот и анализ книги по плану. Приятного просвещения! 

Глава 1: Знакомство с местным обществом

Молодая женщина Александра Павловна Липина шла из своего села к ближайшей деревне Семёновке, находившейся на вершине пологого холма. За ней следом шёл казачок. Александра Павловна была вдовой, детей у неё не было. Липина слыла довольно богатой женщиной. Жила она вместе со своим братом Сергеем Павлычем Волынцевым, который был не женат и взял на себя распоряжение имением своей сестры. 

К деревне Александра Павловна шла, чтобы справиться о здоровье тяжело больной старухи Матрёны, живущей в крайней избе. Липина присылала ей лекарства и переживала за её жизнь. Она содержала больницу, в которую хотела бы перевезти пожилую женщину, но поднимать её было нельзя, так как она могла умереть от любых физических нагрузок. 

Поговорив с супругом Матрёны о состоянии его жены, наказав вовремя принимать лекарства, Александра Павловна вышла из избушки и вскоре встретила своего знакомого, Михайло Михайлыча Лежнёва, мужчину тридцати лет. Он был рад встрече, и спросил о том, как она оказалась в этих окрестностях. Липина поведала ему о своей цели. Мужчина поинтересовался, не собирается ли Александра Павловна закрыть свою больницу, ведь, по мнению их общей знакомой – богатой помещицы Дарьи Михайловны Ласунской —  больницы и училища не нужны. Лежнёв процитировал Ласунскую: 

«благотворение должно быть личное, просвещение тоже: это всё дело души…» 

Липина уверила его, что, несмотря на глубокое уважение к Дарье Михайловне, она не верит ни одному её слову. Александра Павловна узнала у Михайло Михайлыча о том, что он будет у неё в усадьбе завтра.

Возвращаясь в своё село, Липина встретила своего брата, который ехал верхом на лошади. Рядом с ним шёл невысокого роста молодой человек с азиатскими чертами лица, который приветливо улыбался Александра Павловне. Его звали Константин Диомидыч Пандалевский. Говорил он с некоторым акцентом. Утром Дарья Михайловна послала этого человека к Липиной. Пандалевский и Александра Павловна поздоровались, и молодой человек предложил проводить её до дома. Волынцев поехал в поле по делам. 

Константину Диомидычу было очень приятно вести под руку Липину. Вообще вся губерния была в восторге от Александры Павловны, ведь эта женщина была красива и стройна. 

«Один её прямой, чуть-чуть вздёрнутый носик мог свести с ума любого смертного, не говоря уже о её бархатных карих глазках, золотисто-русых волосах, ямках на круглых щёчках и других красотах»

Пока они шли к усадьбе, Пандалевский объяснил, что Дарья Михайловна хочет видеть Александру Павловну и Сергея Павлыча сегодня на обеде в своём поместье, так как Ласунская ожидает нового гостя, с которым хочет познакомить Липину. Гостем этим является «некто Муфель, камер-юнкер из Петербурга», человек уважаемый и весьма образованный. Он написал интересную статью, которую хочет представить Ласунской для получения её комментариев. Липина сказала, что они с братом непременно будут у Дарьи Михайловны. 

Проводив Александру Павловну, Пандалевский пустился в поместье. Лицо его изменилось: всё умиление исчезло, в выражении появились самоуверенность и суровость. Походка его тоже стала другой: шаги стали шире и тяжелей. Заметив молодую крестьянскую девушку, Константин Диомидыч заговорил с ней, однако она не желала общаться с ним. Пандалевский хотел было нагрубить ей в ответ, но позади на дороге появились дети Ласунской, Ваня и Петя, которых вёл с прогулки их учитель, добрый и честный Басистов, молодой человек лет двадцати двух, который лишь недавно окончил курс. Басистов не любил Пандалевского. В свою очередь, Константин Диомидыч был не в восторге от учителя Пети и Вани: он раздражался, говоря с ним, и был уверен, что этот, как он выражался, «мужик» испортит детей Дарьи Михайловны. 

Глава 2: Описание героев

Дарья Михайловна Ласунская считалась очень известной в Москве барыней, которая была довольно богата. Она была вдовой тайного советника, принадлежала к высшему свету. Дарья Михайловна слыла очень умной женщиной. В молодости она была чрезвычайно хороша собой, отчего мужчины часто влюблялись в неё. Однако с годами прелесть Ласунской угасла, что удивляло тех, кто знал, какова она была в молодости. 

Дом Ласунской считался одним из первых в губернии. Он располагался на вершине холма, у подножия которого протекала одна из известных и главных рек Российской Империи. Каждое лето Дарья Михайловна приезжала к себе в деревню с дочерью Натальей и двумя сыновьями. Она принимала в свой дом мужчин, преимущественно неженатых. Провинциальных барынь она не любила; они же, в свою очередь, говорили о ней, как о женщине горделивой, лишённой нравственности. К местным жителям Ласунская относилась с лёгким презрением. 

Всё общество под вечер собралось в гостиной комнате: хозяйка дома – Дарья Михайловна, её семнадцатилетняя дочь Наталья Алексеевна, пожилая гувернантка шестидесяти лет – m-lle Boncourt, Басистов с сыновьями Ласунской, а также мужчина невысокого роста с седыми и взлохмаченными волосами, смуглый и черноглазый Африкан Семёныч Пигасов. Он был человеком, озлобленным на весь свет, особенно по отношению к женскому полу. Он часто раздражался и ругался, но делал это с наслаждением. Он считал, что именно от женщин в жизни происходят все несчастья. Ласунская развлекалась, видя его выходки. 

Африкан Семёныч происходил из бедной семьи: отец о нём не заботился, но обеспечивал его; мать баловала его, но вскоре её не стало. Получилось так, что Пигасов воспитывал себя самостоятельно. Он поступил в училище, затем в гимназию, выучился многим языкам, закончил учёбу с отличием. Потом он учился в Дерптском университете, где учился и постоянно боролся со своей бедностью. Африкан Семёныч был терпелив и настойчив. Из отрицательных качеств главным было в нём честолюбие и большое стремление попасть в хорошее общество, не отстать от других. Постоянная нужда злила Пигасова. Выражая своё раздражение по какому-либо поводу в словесной форме, он делал это весьма красноречиво, отчего складывалось впечатление, что он является довольно умным человеком. Африкан Семёныч получил степень кандидата, после чего решил «посвятить себя учёному званию», однако провалился в диспуте, это и вывело его из колеи. После этой неудачи он бросил обучение и пошёл на службу чиновником. Но вскоре вынужден был выйти в отставку. Три года Пигасов жил у себя в деревне, а потом женился на малообразованной, но богатой помещице, но семейная жизнь была для него обузой. Жена же продала своё имение, уехав от Африкана Семёныча в Москву и ничего ему не сказав. Пигасов подал на жену в суд, но остался ни с чем. Теперь он пребывал в одиночестве, ходил в гости к соседям, ругал всех и вся, никому не внушая страха, а лишь смех, и книг больше не читал. У него было примерно сто душ, и его крестьяне не испытывали нужды. 

Начался диалог Дарьи Михайловны с Африканом Семёновичем. Пигасов утверждал поначалу, что все барышни неестественно выражают любые свои эмоции. Ласунская предположила, что Африкана Семёныча обидела женщина, имея в виду его жену, поэтому Пигасов озлоблен на женщин. Однако сам Африкан Семёныч отвечал, что его обидела собственная мать тем, что родила его на свет.

После этого разговора Константин Диомидыч по просьбе хозяйки сыграл на фортепиано «новый этюд Тальберга». После музыкальной паузы Пигасов продолжил корить женщин: они «сами не живут и другим не дают…». Дарья Михайловна решила перевести диалог на тему музыки и литературы. Оказалось, что Африкан Семёныч не любит современные книги. Потом разговор завязался между Басистовым и Пигасовым. Африкан Семёныч утверждал, что малороссийский язык не самостоятельный. Басистов хотел было выразить своё глубокое несогласие, однако Ласунская сказала ему, что бесполезно возражать Пигасову, ведь его реплики носят крайне парадоксальный характер. 

В гостиную зашёл лакей и известил о прибытии Александры Павловны и Сергея Павлыча. 

Вскоре вся собравшаяся компания во главе с Дарьей Михайловной пошла в сад, который доходил до самой реки. Волынцев молча шёл рядом с Натальей, пытаясь заговорить с девушкой. Этим он выражал свои скрытые тёплые чувства к ней. Он сообщил Наталье о том, что он вскоре пришлёт ей её лошадь, которую сам для неё выезжает. Наталья была благодарна за это Сергею Павлычу. 

Вскоре позвонили к обеду. Барон, который должен был привезти статью к этому времени, так и не приехал: его прождали полчаса. Вдруг послышался стук подъезжающего экипажа. Лакей подал Ласунской письмо, который привёз господин, оставшийся в тарантасе. В письме, по словам Дарьи Михайловны, барон оповещал о том, что ему было необходимо срочно вернуться в Петербург, а статью для Ласунской он прислал со своим приятелем, господином Рудиным, которого в письме очень хвалил. Дарья Михайловна попросила пригласить этого человека. Лакей доложил: «Дмитрий Николаевич Рудин». 

Глава 3: Разговор с Рудиным

В гостиную вошёл сам Рудин: 

«… человек лет тридцати пяти, высокого роста, несколько сутуловатый, курчавый, смуглый, с лицом неправильным, но выразительным и умным, с жидким блеском в быстрых тёмно-синих глазах, с прямым широким носом и красиво очерченными губами. Платье на нём было не ново и узко, словно он из него вырос». 

Дмитрий Николаевич сообщил Ласунской о том, что давно хотел познакомиться с ней и что барон был огорчён тем, что не мог попрощаться с барыней перед отъездом лично. Оказалось, что голос у Рудина был довольно тонкий, он не соответствовал его внешнему виду. Рудин рассказал, что у него есть имение в Т…ой губернии, а сюда он приехал совсем недавно по делу и поселился в уездном городе у доктора, который являлся для Рудина другом по университету. 

Дарья Михайловна заговорила о бароне. Пигасов начал задавать Дмитрию Николаевичу вопросы, которые касались статьи барона. Африкан Семёныч узнал от Рудина, что в статье присутствуют «факты и рассуждения, основанные на фактах», после чего он начал утверждать, что общие рассуждения являются лишь ненужным «умствованием», что во всяком деле нужны только факты. По мнению Пигасова, общие рассуждения основаны на убеждениях, а убеждений не существует. Рудин спросил у него, является ли данное мнение Пигасова убеждением, на что тот дал положительный ответ, тем самым невольно доказав, что убеждения существуют. Дарья Михайловна и остальные присутствующие остались в восторге от ума нового гостя. Спор продолжался, но больше, конечно, спорил Пигасов. Рудин защищал системы, основанные «на знании основных законов, начал жизни», говоря об образовании в положительном ключе. Африкан Семёныч оставался противником всякого рода систем и теорий, выступая с мнением, что образованность не нужна. 

Рудин заметил Пигасову, что «нападения на системы» расстраивают его, прежде всего, потому, что наравне с системами люди привыкли отрицать знание и науку в общем, а также веру в них, что порождает потерю веры человека в самого себя. Однако людям необходима такая вера, ведь нельзя же жить только впечатлениями, боясь и недоверчиво относясь к мысли. Скептицизм, по словам Дмитрия Николаевича, всегда бесплоден и бессилен. 

По мнению Дмитрия Николаевича, у человека должна быть крепкая почва, чтобы он понимал значение будущего своего народа. После слов Рудина Африкан Семёныч отступил от диалога, сделав вид, что не хочет продолжать спор. Ласунская поняла, что Пигасов не может спорить с Рудиным, который привёл довольно сильные аргументы в защиту систем и рассуждений. 

Дарья Михайловна показала Дмитрию Николаевичу французскую книгу Токвиля с вопросом, читал ли он её. Рудин признался, что не читал этого произведения, но у него есть размышления по теме книги. После недолгого стеснения он начал высказывать своё мнение, и вскоре все слушали его монолог. Лишь Пигасов остался в стороне. Обществу Дарьи Михайловны стало ясно, что Рудин — человек начитанный и очень образованный, для всех он стал неожиданным и удивительным открытием. Больше всех гостем были очарованы Басистов и юная Наталья. 

После вновь недолгого разговора с Пигасовым о том, что есть истина и самолюбие, Рудин заговорил о том, что самолюбие движет мир, но человек по-настоящему становится человеком только тогда, когда в состоянии обуздать своё самолюбие и принести себя в жертву на благо обществу. В свою очередь, себялюбие не даёт человеку созреть. 

Дмитрий Николаевич после своей речи подошёл к Наталье и спросил: не она ли в этом доме играет на фортепиано? Наталья ответила утвердительно, однако отметила, что Константин Диомидыч играет намного лучше её. Пандалевский начал играть. Рудин задумчиво смотрел вокруг, иногда поглядывая на Наталью, находящуюся поблизости. Когда музыка закончилась, Дмитрий Николаевич молча подошёл к окну и сказал, что музыка и ночь навели его на мысли о его студенческих годах в Германии. Липина попросила рассказать Рудина о студенчестве. 

Рудин стал рассказывать, но описывал не красочно, шуток не вставлял. Вскоре он перешёл на общие размышления на тему значения просвещения и науки, об университетской жизни. Тему он развил довольно обширно. Его речь была весьма увлекательной, ведь Дмитрий Николаевич мастерски владел словом. Некоторые его рассуждения были не совсем ясны, но такая неясность придавала его монологу особую прелесть.

Рудин, рассуждая, импровизировал, в его речи было обилие мыслей и много вдохновения, но не было в нём самодовольства. Дмитрий Николаевич не подыскивал слов и выражений, они сами легко лились из его уст и звучали убедительно. Рудин отменно владел красноречием и умением затрагивать людские сердца. Все мысли его были обращены в будущее, чувствовалась в них молодость и стремление к чему-то. Он стоял у окна и почти не смотрел на присутствующих, но его вдохновляло их внимание. Так, рассуждая обо всём, он возвысился до поэзии. Голос Рудина был сосредоточенным и тихим, за счёт этого возрастало обаяние Дмитрия Николаевича. Рассуждал он и о том, в чём состоит вечная значимость временной человеческой жизни. Он говорил, что жизнь людей проходит быстро и незаметно, однако всё великое совершается посредством человека. Дарья Михайловна назвала Рудина поэтом, и всё общество было мысленно с ней согласно, кроме Пигасова, покинувшего дом до окончания речи нового гостя. 

Через полчаса после ужина все разъехались. Ласунская уговорила Дмитрия Николаевича остаться ночевать в своём доме. Многие остались под впечатлением от этого вечера, от нового гостя в доме Дарьи Михайловны. Особенно была поражена Наталья: всю ночь она не могла заснуть, задумчиво глядела в темноту, тяжело дыша, словно в лихорадке.

Глава 4: Свидание Дарьи и Дмитрия

На следующее утро Рудин получил приглашение от Дарьи Михайловны на чай к ней в кабинет. Она была одна, красиво одета и очень любезна с Рудиным. Посадив его рядом с собой, она расспрашивала его о самочувствии, о его семье, планах на будущее и удивлялась, почему она раньше с ним не познакомилась. Рудин понимал, что Ласунская ухаживает за ним, устроив это утреннее свидание. После расспросов о делах Рудина, она стала рассказывать о своей жизни, молодости, о своих знакомых, с которыми она общалась. Дмитрий Николаевич участливо слушал её, заметив, что во всём сказанном ею она выставляла себя на первый план, показывая этим, каким успехом она пользовалась в столице среди своих знакомых. Её окружало общество очень известных людей.

Рудин умел слушать людей, хотя и сам был словоохотлив. Собеседники чувствовали в общении с ним его доброжелательность, заинтересованность. Дмитрий Николаевич не перебивал, поэтому люди охотно раскрывали перед ним душу. Однако во время споров Рудин почти не давал возможности возражать ему, говорил быстро, подавляя собеседника своей эмоциональной речью.

Дарья Михайловна говорила с Рудиным на русском языке, вставляя иногда в свою речь французские слова или народные обороты. Она жаловалась на то, что в деревне ей не хватает общения, хоть ей и нравится сельская жизнь. Кроме Пигасова ей было не с кем поговорить. Рудин согласился с барыней, что Африкан Семёныч умный человек. Однако Дмитрий Николаевич считал, что отрицать многие явления в жизни, как это делает Пигасов, неверно: нельзя замечать вокруг себя только негативное и быть столь категоричным. Рудин пояснял, что, поступая таким образом, человек лишает себя радости созерцания жизни, её сущности, обедняя себя и свой ум.

Дарья Михайловна соглашалась с Рудиным, с его мнением о бароне, как о человеке добром, образованном, но не добившемся ничего в своей жизни из-за слабого характера. Частые гости в доме Ласунской не были ей интересны, кроме Александры Павловны, которую барыня считает милым, неиспорченным ребёнком. Она призналась, что, если бы была мужчиной, то непременно бы влюблялась в таких женщин, как Липина. Барыне было известно, что Александра Павловна была неравнодушна к местному помещику Михайло Михайлычу Лежнёву, который слыл образованным и учёным, но чудным человеком. 

Во время беседы Дмитрия Николаевича с Дарьей Михайловной по приглашению хозяйки приехал Михайло Михайлыч. Барыня имела к нему дело по размежеванию. Она желала, чтобы Рудин присутствовал во время разговора с Лежнёвым и высказал о нём своё мнение. 

Оказалось, что Рудин знал Лежнёва раньше. Дмитрий Николаевич и Михайло Михайлыч учились в одном университете и виделись после окончания учёбы. Дарью Михайловну удивила холодность, с которой два приятеля теперь встретились, и безынициативность, с которой Лежнёв общался с ним. Ласунская была обижена нежеланием Лежнёва общаться с нею, даже позавтракать у неё. Барыня спросила Михайло Михайлыча, отчего он не приезжает к ней как гость. Он объяснил своё нежелание бывать в обществе и в богатых домах тем, что он одевается просто и не принадлежит к кругу знакомых Дарьи Михайловны, однако по рождению и воспитанию он принадлежал к дворянскому кругу. Он получил согласие барыни на подписание бумаг по размежеванию и удалился. 

Рудин заметил, что Михайло Михайлыч похож на Пигасова тем, что хочет быть оригинальным и притворяется циником. Рудин сообщил Дарье Михайловне, что он любил Лежнёва, как друга, но они расстались навсегда. Ласунская поблагодарила его за приятное общение с ним. Рудин в ожидании завтрака на террасе встретил Наталью. 

Глава 5: Встреча Натальи и Дмитрия

Дочь Дарьи Михайловны Наталья с первого взгляда могла не произвести должного впечатления. Она ещё не успела развиться, была худощавой, казалась сутуловатой. Однако черты её лица были правильными и красивыми, но слишком большими для столь юного возраста. 

«Особенно хорош был её чистый и ровный лоб над тонкими, как бы надломленными посередине бровями»

Наталья была немногословна, слушала собеседника внимательно. Задумчивая девушка иногда могла неожиданно начать улыбаться собственным же мыслям. M-lle Boncourt бранила её за рассеянность, хотя Наталья училась и читала с охотой. Девушка скрывала свои сильные и глубокие эмоции, которые испытывала временами. Дарья Михайловна считала дочь доброй и воспитанной, но не высоко ценила её ум. Она ошибочно полагала, что Наталья по своему характеру холодна, и это к лучшему: «она будет счастлива». Наталья очень любила свою мать, но не доверяла ей. Ласунская сама выбирала для неё книги для чтения: исторические, про путешествия, поучительные романы. Однако девушка читала тайно от всех и другую литературу: она любила Пушкина и знала наизусть все его произведения. 

Наталья и m-lle Boncourt собирались идти на прогулку в сад. На террасе они встретили Рудина. Он пошёл с ними. Разговаривая с Натальей, он интересовался занятиями девушки, жизнью в деревне, поэзией, расспрашивал о Дарье Михайловне. Наталья не смущалась, но чувствовала неловкость во время общения с Дмитрием Николаевичем, который старался с нею подружиться. Рудин жаловался девушке на постоянные переезды и отсутствие сочувственной души, на неумение быть нужным обществу и неверие в свои силы. На его слова Наталья ответила, что «отдыхать могут другие», а ему необходимо трудиться, стремиться приносить пользу, ведь кому же, как не ему, этим заниматься?

Поблагодарив её за поддержку, Рудин вдруг переменил своё мнение. Речь его, многословная, пылкая удивила девушку и гувернантку. Долго рассуждал он, говоря о низости малодушия и лености, о важности делать дело. Он упрекал себя, говорил о том, что человеку вредно наперёд пускаться в рассуждения о том, что именно он хочет сделать, чтобы достичь своей цели. Это лишь пустая трата энергии. В конце своего длинного монолога, Дмитрий Николаевич вдруг сжал руку Натальи, поблагодарив её вновь и назвав её «прекрасным и благородным существом». Вольность и неожиданность его поведения не понравилась m-lle Boncourt, которая тут же захотела отвести девушку в дом. Во время разговора в саду на одной из аллей появился Волынцев, который был приглашён к завтраку. Все вместе направились домой. 

Перед обедом в доме Дарьи Михайловны снова собралось общество. Пигасов в этот раз не приехал. Рудин был немногословен и всё просил Пандалевского играть на фортепиано Бетховена. Волынцев тоже молчал. Басистов ждал от Рудина умной мысли. Наталья всё время была рядом с матерью. Александра Павловна тоже не появилась, поэтому Волынцев вскоре после обеда поспешил удалиться. Он испытывал тяжёлые чувства, ведь уже давно был влюблён в Наталью и хотел сделать ей предложение. Сергей Павлыч понимал, что она не любит его, и не надеялся на ответные чувства, но ждал того, чтобы девушка привыкла к нему, после чего он смог бы решиться на ответственный шаг. Волынцев пытался разобраться в том, что стало причиной его тревоги после того, как он увидел Рудина и Наталью вместе в саду. 

Когда Волынцев вернулся домой, в гостях у Александры Павловны был Лежнёв. Во время их беседы Липина пыталась убедить его в том, что Дмитрий Николаевич обладает умом и талантом красноречия, но её слова не изменили отрицательного мнения Михайло Михайлыча о личности Рудина. Александра Павловна попросила Лежнёва рассказать о молодости Дмитрия Николаевича. Михайло Михайлыч поведал ей, что Рудин вырос в семье бедных помещиков. Отец его рано ушёл из жизни. Мать, очень добрая женщина, все средства отдавала на образование сына, которое он получил сначала в Москве за счёт своего дяди, а потом, когда подрос, за счёт богатого князя, расположения которого он смог добиться. В юном возрасте Рудин поступил в университет, где они с Лежнёвым учились и жили вместе. Затем Дмитрий Николаевич уехал за границу. Матери он писал редко и приехал к ней лишь один раз за всё время отсутствия, в то время как Михайло Михайлыч часто навещал её. Позднее Лежнёв встретил своего приятеля за границей. Там Рудин сблизился на какое-то время с немолодой русской барыней, которая позже его бросила. Вскоре Лежнёв перестал с ним общаться. 

Выслушав эту историю, Александра Павловна поверила всему, что сказал Михайло Михайлыч, но при этом она была возмущена тем, что Лежнёв выставил Рудина в «неприязненном свете». Она попросила Михайло Михайлыча, чтобы он лучше узнал своего бывшего приятеля и затем рассказал ей о нём. Сергей Павлыч, молча выслушав рассказ Лежнёва, ушёл в подавленном состоянии. Липина и Михайло Михайлыч догадывались, отчего страдал Волынцев.

Глава 6: Прошлое господина Рудина

Уже более двух месяцев Рудин жил у Дарьи Михайловны, потому что барыне было необходимо общаться с ним: слушать его, рассказывать о себе. Однажды он собрался уехать, потому что у него закончились деньги, но Ласунская дала ему пятьсот рублей. Дмитрий Николаевич остался и взял в долг у Волынцева ещё двести рублей. 

Пигасов стал реже бывать в гостях у Дарьи Михайловны, так как Рудин подавлял его. Африкан Семёныч говорил о Дмитрии Николаевиче, что выражается он неестественно, употребляет сложные слова, бранит себя, но при этом веселеет.

Пандалевский общался с Рудиным осторожно, побаиваясь его. Волынцева Дмитрий Николаевич часто хвалил, называя «рыцарем». Сергея Павлыча раздражало такое отношение: ему казалось, что Рудин смеётся над ним. Волынцев не мог полюбить его и ревновал к Наталье. Один Басистов восхищался Дмитрием Николаевичем. Однако Рудин почти не обращал на него внимания, лишь только раз за всё время пообщался с ним. С Лежнёвым Рудин почти не разговаривал, избегая его. Михайло Михайлыч и сам держался с ним холодно; он так и не сообщил Александре Павловне своего нового мнения об этом человеке. Липина же с преклонением относилась к Рудину, хотя и верила Лежнёву. 

В доме Дарьи Михайловны исполнялись все желания Рудина. Все поездки и события зависели от него, хотя он не очень охотно участвовал в них. Ему по нраву было интересоваться делами по имению, воспитанием детей, ведением хозяйства. По этим делами Рудин вносил новые предложения, вникая в такой род деятельности. Однако Ласунская в этих вопросах больше слушала управляющего. С Натальей он часто общался, давал ей книги, делился своими планами, читал ей свои пока ещё незаконченные статьи. Девушка мало понимала Дмитрия Николаевича, а он любил, чтобы она его выслушивала. Их общение не нравилось Дарье Михайловне, но она считала, что это временное занятие в пору пребывания в деревне. Ласунская ошибалась. 

Наталья впитывала в себя высказывания Рудина, старалась вникать в подлинный смысл его слов, делилась с ним своими мыслями. Дмитрий Николаевич был для неё учителем. С волнением девушка слушала, как он читал великие произведения литературы. Высказывания о сущности любви из уст Рудина вызвали у неё недоумение и очень взволновали её:

«Заметили ли вы, <…> что на дубе <…> старые листья только тогда опадают, когда молодые начнут пробиваться? <…> Точно то же случается и с старой любовью в сильном сердце: она уже вымерла, но всё ещё держится; только другая, новая любовь может её выжить». 

Александра Павловна с трудом добилась у Лежнёва того, чтобы он поведал ей, наконец, своё мнение о господине Рудине: она хотела знать, почему он так не нравится Михайло Михайлычу. Лежнёв сказал ей, что Дмитрий Николаевич очень умный человек, однако в сущности своей пустой. Недостатками Рудина является лень, желание жить за чужой счёт, недостаточная осведомлённость в некоторых вопросах жизни, стремление «разыгрывать роль». Но самое плохое – это его холодность. Зная об этом своём качестве, он притворяется «пламенным». Это говорит о Рудине, как о нечестном человеке. Кроме того, Михайло Михайлыч заметил Липиной, что слова Дмитрия Николаевича никогда не воплотятся в дело, но меж тем они способны «смутить, погубить молодое сердце».  Говоря об этом, Лежнёв имел в виду Наталью. Ему было жаль девушку: такая честная и искренняя натура натолкнулась на актёра, коим являлся Рудин. Александру Павловну удивила такая мысль Михайло Михайлыча, ведь Липина считала Наталью ещё ребёнком и знала, что Дарья Михайловна может повлиять на юную девушку. Лежнёв же считал барыню эгоистичной особой, которая имеет слишком высокое мнение о собственной персоне и не умеет воспитывать детей. Александру Павловну возмутили доводы Михайло Михайлыча о Дмитрии Николаевиче. Лежнёву пришлось рассказать ей о совместной жизни с Рудиным в Москве в доказательство того, что он имеет право говорить о своём бывшем приятеле так резко. 

Лежнёв остался сиротой, когда ему ещё не было семнадцати лет. Он жил в Москве у тётки. Поступив в университет, юный Михайло Михайлыч вёл себя «как школьник». Однажды из-за собственной лжи стал посмешищем среди товарищей. В этот момент его поддержал студент Покорский – человек умный и с чистой душой. Этот студент жил очень бедно. Он пользовался любовью людей, которые часто собирались в его комнате. Здесь Лежнёв и встретил Рудина. В Покорском жила «поэзия и правда», которые привлекали к нему людские сердца. Он имел ясный ум и широкий кругозор, при этом он был просто забавным и милым, как ребёнок. Рудин и Покорский были очень разными людьми. Рудин был многословен, обладал энтузиазмом, умел вести спор, но в своих рассуждениях он пользовался не своими мыслями. В особенности часто использовал в своих речах мысли Покорского, который был мягким и тихим человеком. Казалось, Рудин был полон смелости и огня, однако на самом деле был холоден, даже робок. При всём этом он старался «покорить себе людей», однако его не любили. Только Михайло Михайлыч был к нему привязан. В университете среди студентов Покорский организовал кружок, где молодые люди, собираясь по вечерам компанией, философствовали. Пребывая среди людей в этом кружке, Лежнёв изменился и многому научился. Рудин к тому времени прочёл много книг. Он умел убедительно говорить, спорить, делать выводы. Всё это привлекало к нему молодёжь, которая искала вечную истину. Слушателям казалось, что молодой Дмитрий Николаевич обладает этой самой истиной, выстраивая все философские понятия о жизни в один мировой порядок. Покорский хотя и был умён, но говорить не умел. 

Лежнёв рассказал Александре Павловне, что в Москве Рудин плохо поступил с Михайло Михайлычем. Лежнёв был влюблён в молодую девушку, добрую и милую. В своих тёплых чувствах к ней он признался Рудину, так как всегда всем делился с другом и находится под его влиянием. Дмитрий Николаевич обрадовался и стал давать ему советы, захотел познакомиться с этой девушкой и, сам того не желая, разрушил их отношения. Рудин начал учить влюблённых как себя вести, всячески контролируя их. Лежнёв собирался жениться на этой девушке, и Дмитрий Николаевич предложил сообщить об этом её отцу. Михайло Михайлыч согласился. После этого случая влюблённые не по-хорошему расстались. Каждый из них страдал, однако позднее девушка всё же удачно вышла замуж. Уже за границей между Рудиным и Лежнёвым появилась сильная холодность в отношениях. История с участием Рудина в личной жизни Лежнёва оставила тяжёлый след в душе Михайло Михайлыча. Окончательно Лежнёв узнал истинную сущность Дмитрия Николаевича уже за границей.

Закончив свой рассказ, Лежнёв попросил Липину обратить внимание на своего брата и его любовь к Наталье. Он намекал на то, что Рудин может помешать отношениям Волынцева с дочерью Дарьи Михайловны. Сергей Павлыч чувствовал, что он может потерять Наталью из-за влияния на неё Дмитрия Николаевича. 

Глава 7: Разговор Рудина и Натальи

На следующий день было воскресенье. Наталья поздно проснулась в этот день, так как ночью плохо спала. Накануне она промолчала до самого вечера и втайне стыдилась своих слёз. Теперь она всё время думала над словами Рудина и погружалась в собственные размышления. Иногда она вспоминала о Волынцеве: ей было известно, что он её любит. На душе у неё было странное волнение. 

Утром Наталья нашла время, чтобы пойти одной в сад. Прогуливаясь, она неожиданно встретила Рудина. Девушка сказала ему, что ей уже пора домой, поэтому Дмитрий Николаевич захотел проводить её. Рудин обратил внимание, что Наталья печальна. Девушка спросила у него, что он хотел сказать сравнением с дубом, которое он сделал в своей речи накануне. Дмитрий Николаевич ответил, что мало говорит о прошлом, ведь, по его мнению, выставлять напоказ то, что происходило в его сердце прежде, это святотатство. Однако он сказал Наталье, что доверяет ей, поэтому признался, что когда-то любил, отчего испытывал страдания. Когда и как это происходило, он говорить не стал. Рудин объяснил, что то, о чём он говорил накануне, может быть применено к его положению на данный момент. Но он уверил девушку, что такая сторона жизни для него уже исчезла. Теперь ему остаётся только плыть по течению, идя по своему пути. Он ждёт от жизни многого, но уже не для себя. От деятельности и эмоций, испытываемых в процессе этой деятельности, Рудин не отказывается, но отказывается от наслаждения. Дмитрий Николаевич объяснял Наталье, что его надежды, мечты и счастье ничего общего между собой не имеют. Любовь теперь не для него, он не стоит этого чувства, ведь уже не может полностью отдаться ему. Нравиться кому-то он уже не способен, потому что теперь он «слишком стар». 

Наталья поняла, что Рудин имел в виду: человек, стремящийся к великой цели, не может задумываться о себе. Однако она поинтересовалась у Дмитрия Николаевича: разве женщина не может оценить такого человека? Ведь она скорее отвернётся от эгоиста. Наталья стала уверять Рудина, что женщина способна на многое: понять самопожертвование любимого человека и сама пожертвовать собой. Впервые в жизни Наталья произносила такую длинную и чувственную речь. Рудин возразил девушке, сказав, что он другого мнения о призвании женщин. 

Переведя тему, Дмитрий Николаевич по-дружески спросил Наталью: до сих пор ли спокойно её сердце? Девушка покраснела и ничего не ответила. Рудин же сказал, что её тайна ему известна, и она делает правильный выбор в сторону прекрасного человека, которым является Сергей Павлыч Волынцев. Наталья сказала Дмитрию Николаевичу, что он ошибается. Однако Рудин отвечал, что хорошо узнал девушку за шесть недель пребывания в доме Дарьи Михайловны, и за это время Наталья, как он заметил, очень изменилась: он видел, что сердце у неё неспокойно. Девушка стояла на своём, пытаясь закончить этот разговор и уйти домой, но Рудин, догнав её, просил продолжить разговор, чтобы понять её. Наталья не желала говорить на тему, которую пытался развить Дмитрий Николаевич, но её остановило признание Рудина в том, что накануне он говорил с помощью сравнения о своём прошлом и о ней. Дмитрий Николаевич хотел было объясниться, но Наталья, удивлённая и напуганная услышанным, быстрым шагом направилась к дому, даже не заметив, как пробежала мимо Волынцева, который тоже находился в саду. 

Сергей Павлыч приезжал к Дарье Михайловне поговорить, после чего незаметно ушёл, чтобы отыскать Наталью. Он увидел её именно в тот момент, когда она вырвала свою руку из ладони Рудина. Волынцевым овладели испуг и удивление. Когда он и Рудин поравнялись, они лишь молча поклонились друг другу и разошлись по своим делам. Волынцеву была неприятна эта ситуация: им овладевала ревность. Рудин тоже нервничал и размышлял о произошедшем случае. 

За столом Наталья была бледна и напряжена. Волынцев по обыкновению сидел рядом и изредка заговаривал с ней. Пигасов в этот раз обедал в доме Ласунской, рассуждая за столом о том, что людей можно поделить, как и собак, на куцых и длиннохвостых. Рудин озвучил мнение о том, что можно было высказаться по-другому, не примешивая хвосты. Волынцев с жаром возразил, что каждый имеет право на свою точку зрения. Все удивились неожиданной выходке Сергея Павлыча. Рудин ему ничего не ответил. 

Почти сразу после обеда Волынцев уехал. Прощаясь с Натальей, он сказал ей, что она смущена, как будто винит себя в чём-то. Он уверил девушку, что ей не за что себя винить. Наталья не поняла, что пытался донести до неё Сергей Павлыч. Перед чаем Рудин подошёл к ней и незаметно для остальных шёпотом назначил встречу возле террасы в сиреневой беседке примерно в десять часов вечера. 

Вечером все собрались в гостиной. Больше всех говорил Пигасов, развлекая Дарью Михайловну историями из жизни. Дмитрий Николаевич в половине десятого уже присутствовал на месте встречи. Он находился в большом волнении. Как только Наталья появилась, он признался ей в любви. Рудин заметил ей, что ещё сегодня утром он не осознавал в себе этого. Дмитрий Николаевич спросил, чувствует ли она к нему то же самое, на что Наталья ответила утвердительно. Рудин сказал ей, что теперь он очень счастлив. Наталья промолвила: 

«Знайте же, <…> я буду ваша»

После этого она сразу ушла. Дмитрий Николаевич остался один, радостный. Он повторял сам себе, что он счастлив. Вскоре он удалился в сад. Вдруг раздвинулись ветви кустов, и показался Пандалевский, который всё время был здесь. Он решил для себя, что расскажет об услышанном разговоре Дарье Михайловне. 

Глава 8: Объяснение с Волынцевым

Придя домой, Волынцев был очень расстроен из-за увиденной недавно сцены в саду. Он заперся в своём кабинете. Александра Павловна послала гонца за Лежнёвым. Она всегда обращалась к нему, если в жизни брата происходили трудные события. Лежнёв сообщил, что прибудет завтра. 

На следующее утро Сергей Павлыч был также угрюм. Вместо работы он остался лежать на диване и читать книгу, хотя литературу он не очень любил. Вскоре к нему приехал Рудин. Когда Дмитрий Николаевич вошёл, Волынцев не протянул ему руки, а лишь «холодно поклонился». Рудин желал объяснить, зачем он приехал. Дмитрий Николаевич признался Сергею Павлычу, что любит Наталью Алексеевну и предполагает, что это чувство взаимно. Услышав это, Волынцев побледнел и сказал Рудину, что ему до этого дела нет. Он спросил: зачем ему это надо знать? Дмитрий Николаевич объяснил ему, что очень его уважает, что ему известно о чувствах Сергея Павлыча к Наталье. Чтобы не обманывать его, Рудин желал быть честным и открытым. Дмитрий Николаевич сказал, что ему и Наталье приятно понимать, что их тайна будет в руках Волынцева. Сергей Павлыч наигранно засмеялся, сказав Рудину, что не желает знать их тайны. Волынцев задал вопрос о том, известно ли Наталье об этом посещении, ведь Дмитрий Николаевич говорил от общего лица. Но Рудин ответил, что хоть Наталья и не знает о его приезде к Волынцеву, но уверен – она разделяет его взгляд на эту ситуацию. Сергей Павлыч ответил Рудину, что ему не нужно его уважение. Дмитрий Николаевич попросил, чтобы Волынцев понял его, и они смогли бы расстаться друзьями и пожать друг другу руки. Однако Сергей Павлыч был настроен категорично: нет.

Рудин хотел было вновь сказать ему об истинных своих намерениях, однако Сергей Павлыч был уже раздражён. Дмитрий Николаевич хотел уверить Волынцева в том, что он убеждён в его скромности, но тут Сергей Павлыч повысил голос и стал твердить о том, что Рудин не имеет права рассчитывать на его скромность. Дмитрий Николаевич уехал. 

Через полчаса Александра Павловна сообщила, что приехал Михайло Михайлыч. Волынцев поведал своему другу о приезде Рудина. До этого дня Сергей Павлыч не рассказывал о своих чувствах к Наталье Лежнёву, хотя понимал, что Михайло Михайлыч догадывался об этом. Лежнёв был также возмущён, как и Волынцев. Но Михайло Михайлыч понимал, что Рудин действовал действительно из искренних побуждений и был честен с Сергеем Павлычем. Лежнёв предложил другу закурить трубки и пригласить Липину, чтобы отвлечься от произошедших событий. 

Тем временем Рудин воротился домой в смутном настроении. Он винил себя в опрометчивости. Дарья Михайловна всё утро не выходила из своей комнаты и никого к себе не пускала. По словам Пандалевского, у неё болела голова. Наталью Дмитрий Николаевич тоже не видел – она находилась в своей комнате с m-lle Boncourt. Когда Рудин увидел девушку в столовой, он заметил, что лицо её изменилось: стало очень печальным. Дмитрий Николаевич не понимал, что происходит. Вечером Дарья Михайловна вышла в гостиную. Теперь она держалась от Рудина отдалённо, хотя по-прежнему была любезна с ним. Для Дмитрия Николаевича это представляло вторую загадку. 

Когда Рудин возвращался в свою комнату в полночь по тёмному коридору, горничная Натальи Алексеевны вложила ему в руку записку, которая была написана дочерью Дарьи Михайловны. В письме Наталья просила придти Рудина завтра рано утром к Авдюхину пруду. Она писала, что это свидание может стать последним, если не будет возможности решиться на что-то. Рудин лёг спать, но спал тревожно, и в пять часов утра он уже был на ногах.

Глава 9: Последнее свидание

Авдюхин пруд был давно запущенный и высохший. Возле него росли две сосны. Место это было мрачное, рядом находился старый дубовый лес. Здесь почти никто не ходил, поэтому Наталья выбрала именно это место для встречи. 

Было облачное и ветреное утро. Рудин ожидал девушку, бродя по плотине у пруда. Он был взволнован после того, как получил записку. Дмитрий Николаевич чувствовал, что сегодня произойдёт разрыв в их отношениях. Рудин не мог определиться – любит он Наталью или нет, принесёт ли ему страдание их разлука. Наталья бежала на место встречи через поле, поросшее мокрой травой. Девушку сопровождала горничная, которая волновалась, что за ними могут следить, ведь имение находилось недалеко. 

Рудина удивило строгое выражение лица Натальи Алексеевны. Девушка начала говорить торопливо о том, что матушка всё знает: ей доложил об их встрече в беседке Пандалевский. Дарья Михайловна не сердилась на дочь, однако она была против того, чтобы Наталья вышла замуж за Рудина. Барыня жалела о том, что разрешила дочери общаться с ним. Девушка сообщила Дмитрию Николаевичу, что Дарья Михайловна хочет разорвать с ним дружбу. Рудина пугало то, что ему откажут от возможности жить в их доме и получать помощь от барыни. Дмитрий Николаевич, казалось, был поражён услышанным от Натальи, говорил, что это для него удар. Девушка задала ему вопрос: что теперь им двоим делать в этой ситуации? Она просила у него совета, как у мужчины, который может принять решение. Рудин не ответил прямо, ссылаясь на то, что он подавлен.

Дмитрий Николаевич был многословен перед Натальей, но при этом не говорил о любви к ней, не отвечал на её вопросы, не давал ей совета. Наконец, Рудин решился сказать девушке о том, что нужно покориться воле матушки и расстаться, так как он не хочет рассорить Наталью с её семьёй. Кроме того, Дмитрий Николаевич говорит о своей бедности и невозможности обеспечить девушку. Такое решение Рудина вызвало слёзы у Натальи. 

«Вы мне говорите, чтобы я утешилась, <…> я не о том плачу, о чём вы думаете… Мне не то больно: мне больно то, что я в вас обманулась…» 

Наталья с горечью сказала Дмитрию Николаевичу о том, что Дарья Михайловна, видимо, была права, когда говорила своей дочери, что Рудин от скуки пошутил над ней. Однако Наталья действительно полюбила его и готова была идти за ним. Девушка призналась, что если бы Дмитрий Николаевич сказал ей сейчас о любви, был бы не уверен в будущем, но твёрдо и решительно предложил ей пойти с ним, она бы «на всё решилась». Наталья назвала Рудина трусом. Эти слова задели его самолюбие: он утверждал, что девушка к нему несправедлива, что ему дороже всего спокойствие Натальи. Дмитрий Николаевич сказал, что если бы он не любил её, то предложил бы ей бежать с ним. Но девушка видела его малодушие и понимала, что ошиблась в этом человеке. Наталья не чувствовала, что Рудин любит её. Попрощавшись с ним, она ушла. Возвратившись домой, зайдя в свою комнату, Наталья упала без чувств. 

Дмитрий Николаевич в смятении шёл по дороге. Ему было стыдно за себя. С восхищением он думал о Наталье, о силе её чувств и характера. Он всё не мог понять, любил ли он её на самом деле? Идя в раздумьях, Рудин встретил Лежнёва, ехавшего «на рысачке». Поздоровавшись, Дмитрий Николаевич свернул с дороги и направился к дому Ласунской, поражённый явившейся к нему новой мыслью. Лежнёв, заметив Рудина, повернул обратно и пустился к Волынцеву, у которого он сегодня ночевал. Когда Михайло Михайлыч прибыл к другу, тот спал. Лежнёв стал ждать его на балконе. 

Глава 10: Преложение Лежнева и решение Рудина

Волынцев, встав утром с постели, узнал, что Лежнёв ожидает его на балконе. Михайло Михайлыч сообщил Сергею Павлычу, что встретил Рудина в поле в расстроенном состоянии. Приятели стали пить чай. Однако Волынцев, услышав от Лежнёва о Рудине, не мог успокоиться и захотел вызвать его на дуэль, так как до сих пор принимал его приезд к нему как оскорбление. Михайло Михайлыч отговорил его, поддержав при этом следующую идею Сергея Павлыча – уехать в другое место, чтобы на время сменить обстановку. 

Вскоре принесли письмо от Дмитрия Николаевича для Волынцева. В письме Рудин сообщил, что уезжает из дома Ласунской навсегда. В постскриптуме он обещал вернуть ему денежный долг и просил Сергея Павлыча не рассказывать Наталье о его недавнем посещении. Волынцев хотел было поехать к Дарье Михайловне, чтобы разузнать о том, что произошло. Но Лежнёв остановил его, чтобы он не встретился вновь с Рудиным. В итоге Сергей Павлыч решил поехать осматривать поля. Лежнёв решил остаться в доме друга, чтобы поговорить с его сестрой. 

Когда ушёл Волынцев, Александра Павловна поинтересовалась у Михайло Михайлыча, для чего накануне приезжал в их дом Дмитрий Николаевич? Лежнёв ответил, что он приходил для того, чтобы проститься, так как уезжает в свою губернию. Липина была очень удивлена, услышав эту новость. Михайло Михайлыч рассказал, что они с Волынцевым хотели уехать путешествовать, стал говорить, как он бы ухаживал за Александрой Павловной во время этой поездки. Липина приняла это за шутку. Однако Лежнёв был серьёзен: он сделал ей предложение. Женщина была в смущении. Михайло Михайлыч признался, что давно хотел просить её руки. Он просил, чтобы Липина подумала над его предложением, и поспешил удалиться, сказав, что если она согласна, пусть просто велит его позвать. Лежнёв ушёл в сад, но совсем скоро горничная Липиной отыскала его и сообщила, что барыня велит его позвать. Михайло Михайлыч был несказанно рад, от счастья он поцеловал горничную в лоб и отправился к Александре Павловне. 

Глава 11: Отъезд Рудина

Придя домой после разговора с Натальей, Дмитрий Николаевич написал письмо к Волынцеву (содержание его известно из предыдущей главы) и к Наталье. После этого он пошёл к Дарье Михайловне. У неё в кабинете находился Пандалевский. Рудину было известно, что Ласунская сердится на него. Та, в свою очередь, подозревала, что Дмитрий Николаевич уже всё знает. 

Дарья Михайловна расстроилась, когда узнала от Пандалевского о свидании Рудина и Натальи в беседке. Дмитрий Николаевич был небогат, не имел чина, не был известен, но посмел назначить встречу её дочери. Это барыне не понравилось. 

Рудин поблагодарил хозяйку за гостеприимство и сообщил, что уезжает в свою деревню, так как получил оттуда известие. Дарья Михайловна была рада, что он сам решил уехать, избавив её от объяснений. Дмитрий Николаевич пообещал, что обязательно выплатит долг Ласунской. Рудин вышел из кабинета. Он теперь понимал, что светские люди «даже не бросают, а просто роняют» того человека, который больше им не нужен, не интересен.

Все в доме были очень удивлены, когда узнали об отъезде Дмитрия Николаевича. Рудин успел отдать письмо Наталье, вложив мелко сложенный лист бумаги ей в руку. Когда он торопливо раскланивался со всеми, то в последний раз посмотрел на Наталью. Её глаза смотрели на него «с печальным, прощальным упрёком». Басистов решил проводить Рудина и сел в тарантас вместе с ним, чтобы доехать до первой станции вместе. Всё время, что Басистов и Рудин ехали, Дмитрий Николаевич говорил о значении достоинства и настоящей свободы для человека – с жаром, искренне и правдиво, благородно. Когда Басистову пора было выходить, он не выдержал и, зарыдав, бросился на шею Рудину. У Дмитрия Николаевича на глазах тоже выступили слёзы, но они были вызваны не горечью расставания. Его слёзы были «самолюбивыми». 

После отъезда Рудина, Наталья ушла в свою комнату и прочла письмо, которое он ей отдал. В нём Дмитрий Николаевич писал, что уезжает, пока его самого об этом не начали просить. Он желал объясниться перед девушкой. 

«…встретясь с вами, я в первый раз встретился с душой совершенно честной и прямой. Мне это было не в привычку, и я не сумел оценить вас. <…> Я проводил с вами часы за часами, и я не узнал вас; я едва ли даже старался узнать вас… и я мог вообразить, что полюбил вас!! За этот грех я теперь наказан».

В своём письме Рудин рассказал, что любил ранее женщину, которая и его тоже любила. Их чувства были непростыми, но он до конца так и не смог узнать её. Дмитрий Николаевич также писал, что сам не знает, способен ли он любить Наталью по-настоящему – сердцем, а не воображением. 

На бумаге Рудин много говорил о себе. Он признавался Наталье, что природа дала ему много, но он никогда не сможет сделать ничего достойного его сил, ничего полезного после себя не оставит. Дмитрий Николаевич говорил, что в нём нет чего-то такого, «без чего так же нельзя двигать сердцами людей, как и овладеть женским сердцем». Из всего этого Рудин сделал вывод, что всё кончится для него тем, что он пожертвует собой ради какого-нибудь вздора, в который даже не будет верить. Наталье Дмитрий Николаевич советует всегда слушать только своё сердце. Во всём случившемся он винит себя. Рудин признаёт, что в его характере есть «глупая откровенность» и «болтливость». В нём нет цельности, и он останется таким: любые препятствия пугают его. Это доказывает событие, произошедшее с Натальей. Он боится ответственности, поэтому считает себя недостойным молодой девушки. 

Прочитав письмо, Наталья Алексеевна осталась на долгое время в задумчивом состоянии. Она поняла, что была права, сказав Дмитрию Николаевичу о том, что он её не любит. Впервые в жизни девушка была разочарована, ей было больно. Она заплакала. Через два часа, придя в себя, девушка сожгла письмо Рудина. Потом она наугад раскрыла книгу Пушкина и прочитала строки, которые угадывали её внутреннее состояние на данный момент. Когда Наталья спустилась вниз, Дарья Михайловна повела её к себе в кабинет. Барыня смотрела на свою дочь: впервые она задумалась над тем, что она не знает своего ребёнка. Ведь когда Ласунская ругала Наталью, крича на неё, девушка отвечала твёрдо, решительно смотрела в глаза матери. Это повергло в смущение Дарью Михайловну, даже испугало её. Когда Рудин уехал, барыня ожидала, что её дочь будет закатывать истерики, но и тут она ошиблась. 

В кабинете Дарья Михайловна спросила Наталью, знает ли она, почему Рудин так скоро покинул их дом. Девушка ответила, что если её мать не будет упоминать об этом человеке, то и она сама никогда о нём не обмолвится.

На следующий день Волынцев и Липина приехали к Ласунской. Волынцев робко заговаривал с Натальей, у которой на душе было очень тяжело. Девушка была внутренне благодарна Сергею Павлычу.

После отъезда Рудина всё у всех пошло по-старому. Лишь у Натальи жизнь изменилась. Когда она осталась одна, то, разбитая, упала на кровать. Ей было стыдно из-за своей любви, печали и даже самой себя. Впереди ей предстоит испытать многое, но сейчас она была совсем юной девушкой и жизнь для неё только начиналась. Наталья очень страдала, но первые страдания, к счастью, не повторяются. 

Глава 12: Развязка

Прошло примерно два года. Шла весна. Александра Павловна уже больше года была замужем за Лежнёвым, родила от него сына Мишу. Она сидела в своём доме на балконе, рядом с ней сидел Пигасов, постаревший. По характеру он никак не изменился: также был озлоблен, но острота в его речах стала намного слабее. Африкан Семёныч не так давно выиграл в суде от жены Глиновские луга, но не был от этого доволен, ведь счастье пришло к нему поздно. Они ожидали Михайло Михайлыча к чаю. 

Вскоре вернулся Михайло Михайлыч на дрожках.  С ним ехал Басистов. Лежнёв рассказал новость: Сергей Павлыч женится на Наталье Алексеевне. Об этом стало известно от Басистова, приехавшего в этот же день из Москвы по поручению Дарьи Михайловны. Он передал письмо от Волынцева, который писал о том, что получил согласие Натальи на своё предложение и обещал написать больше «с первой почтой». Всех в доме обрадовала новость о скорой свадьбе, даже Пигасова. По словам Басистова, Наталья, хотя и спокойна с виду, но, кажется, рада тому, что выходит замуж.

За ужином Лежнёв поинтересовался у Басистова, где сейчас Рудин. Оказалось, что прошлой зимой он недолго был в Москве, потом с одной семьёй он поехал в Симбирск. Басистов переписывался с Дмитрием Николаевичем какое-то время. В последнем своём письме Рудин сообщал, что собирается уехать из Симбирска, но куда точно поедет, он не указывал. С тех пор вестей о нём не было слышно.

Пигасов высказался о Рудине в негативном ключе. Он рассказал, что познакомился с неким Терлаховым, с которым Дмитрий Николаевич ездил за границу. Этот человек весьма нелестно отзывался о Рудине в разговоре с Пигасовым. Басистов продолжал защищать своего «кумира». 

Африкан Семёнович рассказал историю, случившуюся с Рудиным, которую узнал от Терлахова. История приключилась в немецком городе, на Рейне. Дмитрий Николаевич решил, что ему необходимо влюбиться. Он стал искать девушку, которая смогла бы тронуть его сердце. Однажды он познакомился с модисткой-француженкой. Он часто посещал её, приносил ей книги, говорил с ней об окружающем мире, о Гегеле. Она приняла Рудина за астронома. Он понравился этой девушке. Дмитрий Николаевич пригласил её на свидание – покататься по реке на гондоле. Два часа они провели наедине в лодке. Всё это время Рудин гладил девушку по голове и говорил ей, что чувствует к ней «отеческую нежность». Модистка вернулась со свидания сердитая и поведала о произошедшем Терлахову. 

Александра Павловна, выслушав этот рассказ, назвала Пигасова «старым циником». Лежнёв же предложил в этот прекрасный вечер выпить не только за здоровье Волынцева и Натальи, но и за здоровье Рудина. Александра Павловна и Африкан Семёныч были изумлены заявлением Лежнёва, а Басистов был несказанно счастлив. Михайло Михайлыч сказал о Рудине: 

«Я хочу говорить о том, что в нём есть хорошего, редкого. В нём есть энтузиазм; а это, поверьте мне, флегматическому человеку, самое драгоценное качество в наше время»

Лежнёв отметил, что сам Рудин ничего не сделает, ведь у него «натуры, крови нет». Однако от него есть польза – его слова могут повлиять на молодых людей, целеустремлённых, деятельных. Басистов был в восторге от слов Михайло Михайлыча. Лежнёв был немного согласен с нападками Пигасова на философию, которая прослеживалась всегда в речах Рудина. Михайло Михайлыч выражал мнение о том, что философия никогда не будет близка русскому человеку, так как у него хорошо развит здравый ум. Однако нельзя допустить, чтобы поносили искренние стремления к сознанию и истине, думая, что и это философия. Лежнёв говорил о том, что Рудин не знает Россию, и в этом заключается его главная беда. Михайло Михайлыч выразил свою точку зрения на космополитизм, который считает вздором. Ведь у приверженца этой идеологии нет индивидуальности: он существует «вне народности». Однако Лежнёв не винил Рудина, у которого просто тяжёлая судьба. Он сказал, что нужно быть благодарным Дмитрию Николаевичу за то, что есть в нём хорошего. Лежнёв также утверждал, что они были несправедливы к Рудину, наказывая его, осуждая его – это не их дело. К тому же Дмитрий Николаевич сам себя наказал. Михайло Михайлыч желал, чтобы несчастье помогло Рудину победить в себе всё плохое и оставить лишь лучшее в нём. Лежнёв пил за здоровье друга своей молодости, за юные годы, когда с особенным трепетом бьются людские сердца – открытые всему новому, искренне устремлённые в будущее. Александра Павловна пожала руку своему мужу за такую прекрасную речь, даже Пигасов остался неравнодушен к словам Михайло Михайлыча. 

Когда ужин закончился и гости разошлись по домам, Александра Павловна похвалила мужа за его благородные слова, удивившись, что он так хорошо говорил о Рудине, хотя некоторое время назад был совершенно иного мнения о нём. Лежнёв признался, что боялся тогда, что Дмитрий Николаевич вскружит голову его возлюбленной. Александра Павловна в ответ сказала, что она боялась Рудина и считала его слишком умным, поэтому не могла бы в него влюбиться. 

Тем временем в этот же самый день в одной из далёких российских губерний в жару ехала по дороге старенькая кибитка, в которой сидел на полупустом чемодане высокий мужчина «в фуражке и старом запылённом плаще». Это был Рудин. Голова его была опущена, словно он дремал. Дмитрий Николаевич держал путь до станции, чтобы там взять лошадей и поехать в …ск. Когда, наконец, он прибыл к почтовому двору и вошёл в станционную комнату, смотритель сообщил ему, что лошадей до …ска нет. Дмитрий Николаевич раздосадовался и подошёл к окну. Он не сильно изменился: появилась лёгкая седина в кудрях, глаза потускнели, образовались мелкие морщины на висках, щеках и около губ. Одежда его была старая и изношенная. Смотритель вернулся с сообщением о том, что есть обратные лошади в …ов. На это Рудин ответил, что он держит путь в Пензу, поэтому ему будет не по пути ехать на этих лошадях. Смотритель предложил ему ехать с пересадками. Дмитрий Николаевич согласился. Вновь залез Рудин в телегу и сел в прежнее положение. Он выглядел грустным, покорным и беспомощным. 

Эпилог

Прошло несколько лет. Осенним холодным днём в одной из губерний у крыльца гостиницы города С…а остановилась дорожная коляска, в которой приехал немолодой почтенный господин. Он снял номер в гостинице. Это был Лежнёв, который прибыл в город из деревни по важному делу. В этой гостинице он случайно встретил Рудина, находившегося в городе проездом. 

Лежнёв обрадовался этой встрече и пригласил старого приятеля на обед. Дмитрий Николаевич очень изменился с годами. Он был почти совсем седой и сгорбленный. Одет он был в старый плисовый сюртук. Во время обеда Михайло Михайлыч и Рудин вспоминали свою студенческую жизнь. Сначала Дмитрий Николаевич был неразговорчив, но после выпитого вина стал общаться охотнее. Лежнёва поразило, как переменился этот человек: в его глазах читались усталость и скорбь.

Михайло Михайлыч попросил рассказать Рудина, что с ним случилось. Дмитрий Николаевич начал свой рассказ о своих скитаниях, физических и душевных. Он разочаровывался, сближался с разными людьми. Ему часто становились противными его слова и мнения. Много раз он был радостен, теплил в душе надежду, испытывал враждебные чувства, знавал всяческие унижения – и всё это напрасно. Рудин побывал в разных местах, прошёл множество дорог, принимался за новое, изведал многое в этой жизни. У него было множество неудач, он пытался добиться успеха, но всё напрасно. Дмитрий Николаевич рассказал Лежнёву об одной из попыток заняться делом, принести пользу и сделать много добра. Рудин поведал другу о своих ощущениях: будто сидит в нём червь, грызущий и гложущий его, не дающий покоя. Этот внутренний червь наталкивает его на новых людей, которые поначалу чувствуют его влияние, а позже начинают отдаляться, отвергая Дмитрия Николаевича. Рудин признался, что он никогда не был способен «строить», то есть создавать что-то, ведь почвы под ногами не было: необходимо было самому выстраивать «свой фундамент». 

Дмитрий Николаевич поведал Лежнёву, что в Москве он познакомился с одним господином, очень богатым, владевшим большими поместьями, на службе он не состоял. Его главным увлечением была наука. Он жил в Смоленской губернии, был не очень умён, говорить красиво не умел. Дела в его поместьях шли плохо, хотя он работал, читал и писал много, стараясь всё делать по-научному, был самолюбив, терпелив, обладал сильным характером, жил в одиночестве, все его считали чудаком. Рудин ему понравился, и они уехали в деревню к господину. У Дмитрия Николаевича появилось много планов, он стал мечтать о «разных усовершенствованиях», нововведениях, привёз много книг по агрономии (однако ни одну до конца так и не прочёл) и занялся делом. Хозяин не мешал ему, наблюдал, исполнял предложения Рудина, но с недоверчивостью и не очень охотно, настаивал на своём, так как дорожил своей мыслью. Дела сначала шли хорошо, но потом всё хуже. Так прошло два года. Господин стал надоедать Дмитрию Николаевичу, ведь он подавлял Рудина. Между ними появились раздражение и неприязнь. Хозяин не хотел подчиняться влиянию Рудина: менял его распоряжения или вовсе отменял их. Дмитрий Николаевич устал, ему было тяжело тратить свой ум, время и силы попусту. Он понял, что ошибся, и уехал, рассорившись с приятелем, оставшись без средств и жилья. 

Затем Рудин попытался стать деловым человеком. Сошёлся с Курбеевым – образованным, умным и творческим человеком, но очень бедным. Он разбирался в торговых и промышленных делах, имея в уме смелые и неожиданные проекты. Дмитрий Николаевич вместе с Курбеевым решили заняться полезным делом для общества: превратить одну реку в судоходную. Полгода они жили в землянках, недоедали, наняли работников, но не смогли купить машину, с помощью которой можно было справиться с водой. Рудин истратил все свои деньги. Курбеев и Дмитрий Николаевич просили помощи у богатых купцов, писали письма, но их идея осталась неосуществлённой. 

Лежнёв, слушая Рудина, очень сочувствовал ему. Михайло Михайлыч сказал, что очень уважает его. Он признался, что в былые времена видел в Дмитрии Николаевиче лишь его тёмные стороны, но сейчас он «научился ценить» Рудина.

Дмитрий Николаевич также рассказал о своей попытке стать учителем, чтобы передать другим свои знания и принести этим пользу другим людям. После многих поисков он смог устроиться преподавателем русской словесности в гимназии этого города. С энтузиазмом он принялся за это дело, три недели писал свою первую лекцию, которая впоследствии понравилась молодёжи. Он имел успех: на его лекции собирались толпы слушателей. Не все понимали его, но любили. Рудин собирался внести изменения в систему преподавания. Его поддерживала жена директора, но ему вредил учитель математики, ни во что не веривший, вроде Пигасова. Этот учитель вместе с инспектором настроил директора против Рудина, дело дошло до начальства. Дмитрию Николаевичу пришлось выйти в отставку, теперь он должен покинуть этот город. Сейчас он ехал к себе в деревню. 

Рудин не мог понять, почему все его усилия принести хоть небольшую пользу, остаются не реализованными? Он признался Лежнёву, что стал бояться своей судьбы. Дмитрий Николаевич осознал, что в его жизни были лишь слова, а дела не было. Михайло Михайлыч объяснил приятелю, что в нём ни червь живёт, а горит «огонь любви к истине»: Рудин не примиряется ни с чем, а пытается сделать что-то – выразить свои идеи, создать что-то новое, не смиряясь, если его останавливают в чём-либо, чтобы продолжать работать, как все. Несмотря на то, что его новые предложения не принимали, в Рудине «не прибавилось желчи». Лежнёв уверен, что и сейчас Дмитрий Николаевич смог бы взяться за новую работу, словно юноша. 

Рудин, выслушав Михайло Михайлыча, сказал ему, что они не похожи друг на друга. Лежнёв признал тот факт, что лишь благодаря счастливо сложившимся обстоятельствам он может оставаться «зрителем» – сидеть, сложа руки. Дмитрию Николаевичу же, напротив, приходится усердно трудиться. Михайло Михайлыч утверждал, что, несмотря на то, что дороги их разошлись, мыслят они с Рудиным похожим образом, поэтому теперь, когда молодёжь идёт другим путём, к иным целям, им, как старым приятелям, нужно «держаться друг за друга». Лежнёв уверял Дмитрия Николаевича в том, что при сложных жизненных обстоятельствах даст ему «укрыться» от невзгод в своём доме. Рудин поблагодарил друга, однако сказал, что такого приюта он не стоит. Лежнёв предположил, что, возможно, смысл жизни у Рудина такой – «вечно странствовать». Быть может, есть в этом какое-то тайное назначение. 

Когда Дмитрий Николаевич уехал, Лежнёв долго думал о нём, бродя по комнате. Он жалел друга. Потом он сел писать письмо своей жене. На дворе тем временем наступила ненастная погода. 

Жарким днём 26 июня 1848 года в городе Париже, в то время, когда происходило подавление восстания «национальных мастерских», в одном из переулков войска брали баррикаду, которая уже была почти разбита. Защитники её, повстанцы, осознавая своё бессилие, спасались бегством, чтобы выжить. Вдруг на самой вершине баррикады появился высокий седой человек в старом сюртуке. Это был Дмитрий Николаевич Рудин. Он держал красное знамя и саблю, напряжённо что-то крича. Венсенский стрелок выстрелил ему прямо в сердце. Так главный герой погиб за дело, которому был верен до конца. 

Автор: Диана Танцур

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector