Сочинение: Приезд настоящего ревизора в пьесе «Ревизор» (Н.В. Гоголь)

(361 слово) В пьесе Н.В. Гоголя «Ревизор» настоящий ревизор не появляется ни разу. Даже в самом конце, когда городничему передают вызов к ревизору на приём, сам этот заглавный герой – никак не виден, не слышен, лично не обозначен. В сознании читателя и зрителя он остаётся загадочной фигурой, смысл и значение которой приобретают рамки намного шире, чем простого должностного лица, которое вызывает к себе начальников для проверки. И не выявляясь конкретно, ревизор ощутимо присутствуют на протяжении всей пьесы – духом, в памяти всех персонажей и в их стремлении максимально подготовиться к встрече с ним или же – максимально себя обезопасить. 

Но приезд всё-таки совершается. Испаряется мнимый ревизор в лице Хлестакова. Никто из чиновников не понимает, как так они сами своими же действиями дали себя же и облапошить, одурманить так сильно. Все нападают на тех первых, кто назвал Хлестакова ревизором. Все в словесной перепалке наскакивают друг на друга и…  И именно в этот момент, когда ничего не готово, когда всё просто так, как есть, все персонажи голы в своих характерах, не приукрашены, не заслонены собственной ложью и лицемерием, – именно тогда приезжает настоящий ревизор. Пьеса же – кончается. 

Одна из постоянно присутствующих тем в творчестве Гоголя – это иллюзорность, ощущение зыбкости мира, его поддельности, какой-то неявной дополнительной реальности, в которой живёт или добровольно из-за собственных злых намерений существует человек. Образ ревизора и вся финальная сцена комедии служат для вывода всех персонажей из привычной им реальности. В какую же они попадают? – этот вопрос остаётся открытым.    

Набоков подмечал, что «пьеса начинается с ослепительной вспышки молнии и кончается ударом грома». Примечательно, что и в самой авторской ремарке перед последней сценой написано, что слова о приезде ревизора «поражают, как громом, всех». И – все и застывают, будто – ослеплённые светом молнии, настигнутые ею или даже – освещённые светом осознания того, что всё сокрытое станет явным и никому не уйти от ответа, освещённые этим светом – изнутри себя. Эта поразительная сцена, названная «немой» – должна длиться довольно долгое время, сам Гоголь настаивал на этом, иначе должного эффекта не произойдёт. Зритель должен увидеть, как все персонажи – только что спорившие, ругающиеся, активно жестикулирующие – застывают, словно изваяния из мрамора. Как никто уже не может ничего сказать и шевельнуться. Звучит – единственный, полновластный, неостановимый, суровый – аккорд, за которым… Снова – тайна, снова – разгадывание: каждого зрителя, каждого читателя.   

Автор: Степан Самарин

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector