Итоговое сочинение: Согласны ли вы с высказыванием Бернарда Шоу: «Тот, кто никогда не надеялся, не может отчаяться»?

(434 слова) Ироничный и прозорливый писатель Б. Шоу однажды сказал: «Тот, кто никогда не надеялся, не может отчаяться». Так ли это? Я считаю, что да, ведь если человек изначально ни во что не верил, ни на что не рассчитывал, то ему и терять нечего. Он готов к горю и печали, привык к разочарованиям. Цинизм служит ему броней. Эта закономерность подтверждается и другими литераторами.

Например, в романе Л.Н. Толстого «Война и мир» князь Василий служит примером человека, который надежно защищен от отчаяния своим безверием. Когда стало модно ругать Кутузова и выражать презрение к его мнимой трусости, он подхватил эту тенденцию с большим удовольствием и осуждал полководца громче всех, посиживая на роскошной мебели. Но как только Кутузов стал единственной надеждой России на избавление от экспансии Наполеона, когда он начал одерживать верх и гнать французов, мнение переменилось, и князь Василий объявил, что всегда был истовым защитником Кутузова. С видом ученого знатока он провозглашал, что всегда говорил маловерам о недооцененности фельдмаршала и его могуществе. Один молодой собеседник с хорошей памятью попробовал было возразить, но сановник невозмутимо … солгал. Во время новой облавы на Кутузова он не разочаровался в нем искренно, а просто декламировал то, что актуально, не задумываясь о сущности дела. Курагин никогда не отчаивался, потому что не надеялся ни на что из-за своего цинизма. Куда дует ветер пересудов, там и окажется наш герой с фальшивым благодушием, но без капельки разочарования.

Совершенно другой пример, демонстрирующий то же правило, мы можем найти в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита». Он описал могущественного демона, имя которому Воланд. Злой дух следил за человечеством тысячелетия подряд и, казалось бы, мог бы отчаяться найти в нем хотя бы намек на божественную искру. На его глазах они предавали, убивали, воровали и интриговали друг против друга за золото, власть и другие привилегии. Самые низкие и подлые из них регулярно собирались на балу и напоминали хозяину вечера о всем зле, сотворенном человеком. Но Воланд не отчаялся, глядя на людей, потому что никогда не надеялся на них. В отличие от Иешуа, который принял смерть за веру в человека, Воланд относится к творению Бога с оттенком иронии. Он видит его насквозь и не питает иллюзий. Его знание жизни нередко обращается в цинизм, чего мы и ожидаем от злого духа. Герой всегда был худшего мнения о людях, поэтому его удивляют только исключения из правила вроде Маргариты и Мастера, а всех прочих он высмеивает без малейшей горечи или досады.

Таким образом, слова Бернарда Шоу подтверждаются на примерах из литературы: без надежды не бывает отчаяния, ведь равнодушный ко всему циник лишен способности верить и ждать хорошего исхода. Он примет разочарование как норму и не станет впадать в эмоциональные крайности. Просто забудет и пройдет мимо.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector