Итоговое сочинение: Может ли кино заменить литературу?

(495 слов) Уже не первый год люди спорят о том, может ли кино заменить литературу? И многим уже ясно, что едва ли это произойдет, раз разговоры не утихают, и вопрос до сих пор открыт. Уже давно все это вместе взятое поглотил интернет, но лишь за тем, чтобы дать нам бесплатный доступ к сокровищнице мирового искусства. И никакого противостояния нет: и зрители, и читатели получают доступ к тому, что больше нравится, и зачастую тот, кто прочитал первоисточник, видит на экране совсем уже другое произведение. Поэтому нет конкуренции между видами искусства, ведь понятия противопоставляются неравнозначные. Докажу это с помощью примеров из литературы.

Сравним пьесу А.Н. Островского «Бесприданница» и фильм «Жестокий романс» Эльдара Рязанова (1984 год). Вроде бы сюжет один и тот же, можно посмотреть кино, а не читать книгу, и все будет ясно. Но не тут-то было! Разница очень велика, хоть режиссер и старался не менять сути. Во-первых, герои фильма отличаются от литературных версий. Все-таки актеры — люди другой эпохи, и у них свое прочтение этой истории. Лариса более смелая и раскрепощенная, чем в пьесе. Даже кинокритик Евгений Сурков заметил, что экранная Лариса «попела, поплясала с гостями, а потом пошла в каюту к Паратову и отдалась ему». Островский это подразумевал, но написать не мог, цензура бы не пропустила такую драму на сцену. Паратов в фильме более симпатичный и тонко чувствующий. Он сам поет, музицирует и даже плачет в финальной сцене. Во-вторых, акценты в кино расставлены по-другому. Яркая актриса Алиса Фрейндлих сделала свою героиню чуть ли не центральной. Этот образ на экране приобрел большее значение. Все это позволяет сделать вывод, что перед нами два разных произведения, и не конкурируют между собой, а дополняют друг друга и будут поняты только в связке.

Нужно понимать, что на содержание произведений очень сильно влияет эпоха (и даже политическая повестка). Поэтому Н.В. Гоголь, например, описал одного Тараса Бульбу в одноименной повести, а Владимир Бортко, режиссер фильма по книге, изобразил совсем иное видение казачества и произошедших событий. Из-за идеологии новой России режиссер сильно идеализировал казаков, которых автор описал более объективно и не без осуждения. В кино Тарас и его товарищи — рыцари без страха и упрека. А повести эти «рыцари» били жен, жгли и мучали женщин и детей, грубили близким и отличались предрассудками своего смутного времени. Не увидим мы на экране и душевной борьбы Андрия, который легкомысленно уходит и как будто бы совсем не мучается от невозможного выбора между Родиной и любовью. Наконец, Бортко зачем-то добавил в сюжет беременность и роды панночки, которая в кино обрела имя и фамилию, в то время как Гоголь сделал максимально абстрактный образ женщины-искусительницы, подчеркнув его роковое значение в жизни каждого мужчины. Совсем другие казаки, совсем другие обстоятельства, совсем другие мотивы — все это отличает фильм от книги. Как же может одно заменить другое, если они разные?

Таким образом, фильм и книга — это самостоятельные произведения, которые нельзя подменить. Для полного понимания сюжета мы должны и читать, и смотреть, как большинство и делает, иначе есть риск пропустить важные детали и отвернуться от нового прочтения известной истории. Разные виды творчества не взаимозаменяемы, каждый придает сюжету свою уникальность.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector