Итоговое сочинение: Никто войны забыть не сможет (2 варианта)

Многомудрый Литрекон дарит читателям два варианта итогового сочинения по направлению «Забвению не подлежит» на тему: «Как Вы понимаете фразу «И 100, и 200 лет пройдёт, никто войны забыть не сможет…»». Здесь Вы найдете аргументы из произведений Быкова, Васильева, Алексиевич, Гранина и Адамовича. 

Вариант 1

(422 слова) «И 100, и 200 лет пройдёт, никто войны забыть не сможет…» – писал поэт военных лет Константин Симонов. В этих строках раскрывается вся масштабность события 1941-1945 года. Как бы ни старались люди вычеркнуть из памяти эти испытания, лишения, жертвы, они всегда будут напоминать о себе болью, которую испытывает каждый из нас при малейшем упоминании о войне, а ведь мы в ней даже не участвовали. Эти ощущения не заглушить временем, оно не излечит унаследованную нами боль о погибших. Об этом писали многие авторы, к мнению которых стоит прислушаться.

Например, в произведении В. Быкова «Обелиск» мы узнаем историю о подвиге Алеся Мороза — учителя, который рискнул своей жизнью ради спасения учеников, попавших в плен к оккупантам. Дети устроили неумелую диверсию против захватчиков, и неудача обрекла их на казнь. Однако враги подозревали, что именно Мороз спланировал операцию, и объявили, что отпустят школьников, если сдастся преподаватель. Алесь решил обменять себя на детей, хоть и понимал, что никто их не отпустит. Однако он смог отвлечь внимание солдат и дать сбежать одному мальчику. Остальные дети и их храбрый учитель были убиты. Казалось, такой незначительный эпизод на фоне всей войны, когда ежедневно погибали тысячи людей, мог бы быть забыт. Но местные жители помнили о самоотречении Мороза, и Павел Миклашевич, тот самый спасенный мальчик, добился установки памятника в честь героя войны. Никто не смог вычеркнуть из памяти жертву учителя, несмотря на то, что к тому моменту прошло уже несколько десятилетий.

«Это было еще в СССР, а сейчас совсем другие времена» — скажет оппонент. Но нет, время не смогло стереть из нашей памяти страшные жертвы войны. В 2015 году нобелевским лауреатом по литературе стала белорусская писательница — Светлана Алексиевич. Ее наградили за книгу «У войны не женское лицо». Это документальное произведение, где собраны рассказы участниц ВОВ. Оказывается, в боях участвовало около 800.000 женщин. Все они сохранили совершенно особые воспоминания о тех трагических событиях, которые очень важно передать следующим поколениям. Автор аргументирует данную необходимость тем, что этот уникальный жизненный опыт поможет людям будущего ценить мир и беречь его всеми силами. Призыв писательницы был услышан, ведь люди вновь обратили взоры на войну, оставшуюся в прошлом столетии. Высокая награда, полученная за книгу о событиях 1941-1945, свидетельствует о том, что мировое сообщество не может избавиться от тяжелой исторической памяти, не может оставить ее во вчерашнем дне.

Таким образом, поэт точно выразил отношение людей к Великой Отечественной войне. Ее невозможно забыть, ее нельзя игнорировать и преуменьшать, ведь каждое упоминание о ней отзывается болью в нашем сердце, унаследовавшем связь с предками. Мы никогда не сможем вычеркнуть эти события из нашей памяти, потому что они в нашей плоти и крови.

Вариант 2

(541 слово) «И 100, и 200 лет пройдёт, никто войны забыть не сможет…» — именно так поэт Константин Симонов говорил об исторической памяти войны. Так он выразил отношение нашего народа к трагическим событиям 1941-1945 года. Даже если мы захотим избавиться от плохих воспоминаний, то ничего не выйдет: они навсегда с нами, ведь мы связаны с духовным наследием наших предков. Их жертвы не могут не вызывать острого чувства сопричастности с их судьбой. Это чувство и не дает нам оставить войну в прошлом. О нем говорили многие авторы. Обратимся к их произведениям.

В романе Б. Васильева «В списках не значился» автор рассказал историю Николая Плужникова — последнего защитника Брестской крепости. Молодой лейтенант даже не успел зарегистрироваться по месту службы, ведь жизнь города в одночасье разрушила вражеская армия. Налет был стремительным и беспощадным. В первые же часы осады погибли десятки людей. Солдаты и офицеры Вермахта боролись не только с вооруженными мужчинами, но и с мирными жителями Беларуси. Вся страна была приговорена к уничтожению. Первыми жертвами оккупации стали евреи. Возлюбленная героя Мирра была зверски убита. Николай не видел ее смерти, но мстил за разрушенный город, за истребление людей, за свою растоптанную молодость и любовь. Он удерживал оборону несколько месяцев подряд, выбираясь ночью и нападая на врагов. Даже нацисты не могли скрыть своего уважения по отношению к человеку, который так стойко и мужественно боролся с ними. Он был казнен, но память о нем сохранилась в стенах Брестской крепости. В эпилоге автор описывает музей в наши дни: все посетители узнают о легендарном защитнике крепости, который стал символом нашей несгибаемой воли к победе. Несмотря на то, что прошло уже так много лет, память о герое жива до сих пор. 

Мы можем не верить художественной литературе с ее преувеличениями или недосказанностью. Но есть и документальные источники, с помощью которых мы можем убедиться в правоте Константина Симонова. Например, в «Блокадной книге» Д. Гранина и А. Адамовича, где собраны интервью реальных участников блокады, мы находим очень ценные исторические примеры. Многие семьи, пострадавшие от осады города, живут в тех квартирах, где их настиг голод. До сих пор люди натыкаются на ужасные следы блокадного времени. Пятна на полу от буржуйки не выводятся ничем, ведь печь прожигала паркет, но обитателям промерзших насквозь квартир было не до эстетики: отопление отключили всем. Не было электричества и водопровода, еды и тепла, поэтому городские комнаты быстро превращались в темные ледяные пещеры, где вместо стекол торчали матрасы. Одна из женщин, переживших блокадный голодомор, поделилась своими сокровенными страхами: она до сих пор хранит черные занавески, скрывающие свет от налетов, потому что боится повторения тех ужасных событий. Война в Санкт-Петербурге оставила свои отметины везде, поэтому ее невозможно забыть в этом городе-герое, как и в десятках других населенных пунктов с не менее трудной судьбой. Каждый человек, даже понаслышке знающий о блокаде, никогда не вычеркнет эти знания их памяти. Этот подлый удар, нанесенный нашим предкам, неизгладим, поэтому к документальной прозе о том времени наши современники имеют особый интерес.

Таким образом, Константин Симонов оказался прав: войну невозможно забыть даже спустя почти сто лет с момента ее начала. Наша историческая память — тому явное подтверждение. Мы передадим это наследие дальше, и даже наши потомки будут вспоминать о событиях вековой давности, потому что нас с нашими предками и наследниками связывает одна культура, один язык, одна великая боль за тех, кто тогда не вернулся назад, чтобы впереди оказались мы.   

Читайте также:

1 комментарий

  1. Ника:

    сами рассуждения оценивать никто не будет — точка зрения может быть любой, лишь бы она была грамотно изложена на бумаге.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector