Краткое содержание повести «Очарованный странник» по главам (Н.С. Лесков)

Многомудрый Литрекон представляет Вам краткий пересказ повести Николая Семёновича Лескова «Очарованный странник» по главам (с подробностями и цитатами). Основные события и сюжет в сокращении – удобный способ быстро ознакомиться с произведением или подобрать из него аргументы для экзаменационного сочинения и других работ. 

Глава первая: Знакомство с Флягиным

Странствуя по Ладожскому озеру на судне от острова Коневца к Валааму, путешественники побывали в посёлке Корела. Продолжая свою поездку, они стали обсуждать это весьма несчастное и древнее русское поселение.

Один из путников, любитель пофилософствовать, сказал, что в Корелу можно отправлять ссыльных Петербурга, вместо того, чтобы отправлять их в отдалённые места, ведь это намного дешевле для государства. Другой путник ответил, что дьячок, что жил в Кореле в изгнании, не смог выдержать тоску этого места, отчего и повесился. Философ полагал, что дьячок правильно поступил, а его религиозный собеседник считал, что самоубийцы целый век мучаются на том свете, потому что за них нельзя молиться. 

Вдруг, защищая дьячка, в разговор вступил ещё один человек, малоречивый, дюжий, седой. На вид ему было лет пятьдесят. Одет он был в платье послушника. Он рассказал о попе из Москвы, который молился за самоубийц, исправляя их положение на том свете. Патриарх Филарет за пьянство хотел лишить духовного звания попа, но того защитил сам преподобный Сергий Радонежский, дважды приходивший к Филарету во сне.

Пассажиры заинтересовались странником и стали допытываться о его жизни. Богатырь стал рассказывать о том, что служил конэсером, укротителем лошадей, в армии. Он выбирал к жеребцам особенный подход, выливая им тесто на голову, чтобы усмирить их норов. Путешественники спросили странника, почему он стал монахом, на что он им ответил, что многое в своей жизни делал по родительскому обещанию. Черноризец прошёл необычный жизненный путь, поэтому путники попросили его рассказать о своём прошлом. Звали мужчину Иван Северьяныч Флягин.

Глава вторая: Детство Ивана

Монах поведал своим спутникам о том, что родился крепостным у графа К. из Орловской губернии. В селе, где жил граф, были знатный дом и конный завод. Отец Ивана был кучером в конюшне. Мать долго не могла иметь ребёнка, она просила бога дать ей дитя, и её молитвы были услышаны. Но сразу после родов она умерла. Мальчик родился с крупной головой, отчего дворня прозвала его Голованом. Будучи ребёнком, Иван проводил много времени в конюшне отца. Там он научился ухаживать за лошадьми, очень полюбив этих животных. 

Когда Ивану было одиннадцать лет, его посадили форейтором в упряжку из шести лошадей. Голос у него был сильный, громкий, «продолжительный», но сил было ещё мало, поэтому его обычно приматывали ремнями к седлу. Однажды Иван вместе с графом поехали в гости. По пути он увидел спящего на возу посреди сена старика монаха. Ради баловства он ударил его кнутом. Тот испугался, спрыгнул с воза и разбился насмерть. После этого, во сне к Ивану пришёл тот самый старик и дал упрёк за то, что тот его без покаяния жизни лишил, но при этом был ему за это благодарен. Монах сообщил Ивану о том, что он «обещанный богу сын», что его мать обещала его богу. Монах дал ему знамение: 

«…будешь ты много раз погибать и ни разу не погибнешь, пока придёт твоя настоящая погибель, и ты тогда вспомнишь материно обещание за тебя и пойдешь в чернецы».

Мальчик забыл о знамении монаха, но он вновь пришёл к нему во сне и напомнил о своём предсказании. Вскоре повёз он графскую семью в Воронеж. Остановились в одном из уездов лошадь покормить, мальчик уснул и снова увидел перед глазами монаха, который напомнил о своём предсказании. Иван не обратил и на этот раз на его слова никакого внимания. Поехали они дальше. Путь был проложен над обрывом, в котором погибало много людей. Вдруг лопнул тормоз, оборвалась вожжа, и все шесть лошадей побежали над пропастью. Иван кинулся на подседельное дышло и повис на самом его конце, придушив дышловиков. От испуга он расслабил руки и полетел вниз. Чудом оставшись в живых, он очнулся в избе мужика, который повёз его в Воронеж.

Граф был благодарен Ивану за спасение и велел мальчика просить всё, что ему захочется. Иван пожелал получить в награду гармонь, но играть у него не получалось, и заброшенный инструмент вскоре украли из сарая.

Глава третья: Крутой поворот в судьбе

По приезде домой, Иван заметил, что на полочке в конюшне поселились птицы – пара хохлатых голубей. Мальчик наблюдал за ними и радовался. Белая кошка, питомица горничной графини, стала воровать из голубиного гнезда птенцов. Иван решил наказать похитительницу, выпорол её кнутом и, отрубив ей хвост, прибил его над окном конюшни. Горничная, узнав обо всём, стала ругать Ивана и ударила его по щеке, а он в ответ её побил грязной метлой. 

Парня выпороли и отправили в наказание работать: забивать в саду камешки. Он чувствовал себя унизительно, отчего решил покончить с жизнью. Хотел повеситься в осиновом лесу, но неожиданно появившийся цыган успел перерезать верёвку и позвал Ивана с собой в разбойники. 

Глава четвёртая: Работа у графа

Цыган попросил Ивана для начала своровать пару лошадей у бывшего хозяина, то есть у графа. Парень послушно вывел двух самых сильных лошадей из конюшни. Коней они с цыганом продали за 300 рублей, но Ивану достался от разбойника только один целковый. Парень понял, что связался с мошенником, и ушёл от него. Он пошёл сдаваться заседателю, что он беглый, но писарь из конторы уговорил его не делать этого. Писарь попросил отдать ему целковый, серебряную серёжку и крест, выписал ему отпускную и дал совет перебираться в город Николаев.

В Николаеве главный герой «встал на Торжок» – наниматься на работу. Там к нему обратился барин довольно большого телосложения. Он предложил парню служить у него нянькой для маленькой грудной дочки. Иван долго противился, но барин его сильно упрашивал, поэтому пришлось согласиться. За год молодой человек привязался к ребёнку, хорошо заботился о нём, гулял с малышкой у берега лимана. Когда Иван иногда засыпал на берегу, ему вновь являлся монах и звал его по имени. 

Однажды явилась на берег мать девчушки, сбежавшая от барина к офицеру-ремонтёру. Она просила отдать ей дочь, взамен предлагала от своего любовника тысячу рублей. Иван чувствовал ответственность за ребёнка и не хотел отдавать дитя. Мать каждый день ждала их на берегу лимана. Парень ничего не рассказывал об этом барину. Вскоре ремонтёр пришёл сам. Иван хотел драться с ним.

Глава пятая: Семейные драмы

Офицер предложил Ивану тысячу рублей. Парень не взял, плюнул на деньги, бросил на землю. Ремонтёр разозлился, бросился на Ивана с саблей, но тот оттолкнул его и саблю его ногой погнул. Но офицер не хотел сдаваться и полез с ним драться. Потом вдруг схватил девочку за руку и не хотел отпускать. Иван тоже держал ребёнка. Понял офицер, что не отдаст молодой человек им дитя, и стал уводить женщину, а та плачет, тянется руками к своему чаду. К лиману уже бежал барин, стреляя в воздух и пытаясь остановить любовников. Иван сжалился над матерью, отдал ребёнка и попросил увезти его от барина. 

По приезде в Пензу ремонтёр сказал Ивану, что не может его держать у себя. Он дал страннику двести рублей. Парень чувствовал себя виноватым перед офицером за то, что бил его у лимана и попросил, чтобы ремонтёр дал ему пощёчину. Офицер только рассмеялся и отпустил Ивана. 

Главный герой решил сдаться властям, но прежде хотел попить чаю с крендельками, зная, что деньги у него в полиции отберут. Сидя на берегу Суры, он смотрел, как два богатых татарина борются за белую лошадь, хозяина которой звали хан Джангар. Один татарин был краснолицый, пузатый, звали его Бакшей Отучев. Второй был худощав, одна кожа да кости, его имя было Чепкун Емгурчеев. Поначалу они спорили, кто больше денег заплатит и что в придачу к лошади даст, а потом, дабы не разориться, стали бить друг друга нагайками: кто кого высечет. Победил Чепкун.

Глава шестая: Жизнь у татар

Хан Джангар выставил новый товар: каракового жеребёнка, который очень понравился Ивану, знающему толк в лошадях. Среди тех, кто желал приобрести лошадь, был и офицер, которому странник помог забрать у барина ребёночка. Иван хотел помочь ему, поэтому решил биться за жеребёнка с татарином Савакиреем. Иван смог одолеть противника. Он засёк его до смерти, потому что татарин не хотел сдаваться: он был в Рынь-песках самым сильным богатырём. 

Татары не осудили Ивана, а вот русские были возмущены этим страшным исходом событий и собирались вести его в полицию, чтобы его посадили в острог. Парень просил татар о помощи, и они спасли странника, скрыв его за своими спинами. Так они и бежали в сте́́пи, в Рынь-пески, где герой провёл десять лет. В тридцать четыре года он убежал оттуда. 

В степях Иван был за лекаря, лечил домашнюю скотину и людей травами. Хоть татары и относились к нему по-доброму и ценили его, но всё равно он стремился убежать из тех краёв, так как ему было тоскливо и скучно. Однажды пытался странник бежать, но его поймали. Чтобы он не ушёл, татары ему разрезали пятки и вшили под кожу щетину, рубленую лошадиную гриву. От такой «операции» Иван не мог ходить, а лишь ползал на четвереньках.

Странника женили на татарке. Выдали за него жену Савакирея, которого он же и убил. Она его боялась, и, вероятно, скучала по мужу. Ивану было с ней скучно. Тогда татары привели ему другую жену, которой было не более тринадцати лет. Девочка была весёлая, задорная, шутила с ним. 

Хан Агашимола попросил у хана Емгурчея, в орде которого жил Иван, на время дать ему странника в другую степь, чтобы он полечил его жену. За него обещал он Емгурчею много голов скота. Иван и поехал с ним. 

Глава седьмая: Работа в плену

Привезли героя в другую орду, а обратно не пустили. Как и от первых двух жён, так и от следующих двух у Ивана Северьяныча были дети, которых он любил, но не считал за своих, потому что они были некрещёные. За всё время жизни в степях мужчина не привык к чужим краям. Очень часто на странника находила острая тоска по России. Он плакал по крещёной земле. Смотрел на местную природу и вспоминал родную. Он припоминал русские обычаи и всё думал о былом, да сравнивал русскую жизнь с татарской.

Иван Северьяныч прервал свой долгий рассказ. До того старый монах трогательно рассказывал попутчикам о своих былых раздумьях, что те притихли и прониклись его скорбью. Слушатели дали отдохнуть страннику, а потом вновь стали сыпать вопросами, главным из которых состоял в том, как же вылечил монах свои пятки, испорченные щетиной.

Глава восьмая: Приезд миссионеров

Иван Северьяныч перестал надеяться на то, что покинет чужие края, даже молиться прекратил. В орду прибыли миссионеры, посланные от русского царя, проповедовать божие слово. Пленник увидел их и стал молить, чтобы они его вызволили как-нибудь из орды. Но они не стали помогать страннику, потому что не хотели ссориться с татарами. Они говорили ему: 

«…ты молись: у бога много милости, может быть он тебя и избавит. <…> …не отчаявайся, потому что это большой грех!»

Позже нашёл Иван Северьяныч одного миссионера у озера жестоко убитым, похоронил его по православному. А второй посланник неизвестно куда делся, но, вероятно, его тоже постигла горькая участь. 

Глава девятая: Месть татарам и освобождение 

Прошёл ещё год. В степь вновь явились двое пришлых хивяков. Говорили они на смешанном языке: то на русском, то на татарском. Один из них всё время носил с собой ящички. Они говорили, что пришли из Хивы закупать коней, что воевать будут с кем-то, а с кем именно не сообщали. Они попросили татар перегнать к ним на реку Дарью коней и там рассчитаться. Татары не знали, как поступить, даже побаивались этих пришлых, которые продолжали уговаривать: 

«Гоните, — говорят, — а то вам худо может быть: у нас есть бог Талафа, и он с нами свой огонь прислал. Не дай бог, как рассердится».

Они продолжали угрожать, что их индийский бог пустит огненные искры. Однажды ночью так и произошло: послышалось шипение и хлопок, после чего небо осветилось искрами, загорелось пёстрое зарево. Татары кинулись в погоню за хивяками, а тех уже и след простыл, только ящики свой они оставили. Иван Северьяныч заглянул в них, а там разные снадобья и бумажные трубки лежат. Пленник поднёс одну из трубок к костру, она взорвалась такими же искрами, и понял он, что это фейерверки. Стал Иван Северьяныч пускать их, запугивая тем степняков. Те боялись, просили прощения, что в бога его не верили, умоляли помиловать. Так он заставил их креститься, а убитого миссионера наказал почитать как мученика и молиться за него. 

Потом странник нашёл в ящиках едкую землю, стал прикладывать её к пяткам, набитым щетиной, и конский волос весь вышел из-под кожи с гноем. Чтобы сбежать из орды, притворился он больным, заставил жителей молиться за себя, назначил пост и запретил три дня им из юрт выходить, для страха запустил напоследок самый большой фейерверк. Так и сбежал Иван Северьяныч из орды. 

На третий день пути странник увидел реку, людей: крестятся и водку пьют. Так он понял, что они русские. Он им и объявился. Люди эти оказались рыбаками. Они встретили его радушно и предложили ему выпить. Он стал пить и рассказывать обо всём, что с ним приключилось. Так всю ночь и просидели они. После весёлой гулянки пошёл он дальше. Так и добрался до Астрахани. 

В Астрахани заработал Иван Северьяныч на поденщине один рубль и запил. Не помня, как очутился он в другом городе, попал в острог, откуда его по пересылке послали в свою губернию. Привели его в родной город, в полиции высекли и доставили в имение к графу, жена которого давно уже померла, а сам он постарел и больше не интересовался конной охотой. Батюшка отец Илья не стал его исповедовать и на три года не разрешил ему причащаться. Граф не захотел его держать у себя, его выселки, дали паспорт и пустили на оброк. 

Глава десятая: Служба на конюшне

Иван Северьяныч стал вольным человеком. Он пошёл на ярмарку. Там цыган торговал лошадьми, пытаясь обмануть мужиков, подсовывая ему слабую лошадь. Странник выбрал мужикам лошадь по своим знаниям, те были очень благодарны Ивану. Стал он ходить с одной ярмарки на другую и «руководствовать» бедных людей. Вырос его капитал, стал он пить больше. Цыганы его невзлюбили, но не смели ему мстить, так как все мужики, которым помогал Иван, были на его стороне. 

Один князь-ремонтёр просил открыть секрет Ивана Северьяныча насчёт понимания в лошадях, предлагал ему сто рублей. Странник твердил ему, что секрета вовсе нет, а есть лишь природное дарование. Но князь стоял на своём, и Иван стал рассказывать свои знания, но тот ничего не понял, а предложил работать у себя конэсером. Странник согласился и три года жил у него больше как друг и помощник, нежели как наёмный рабочий. Иногда бывало, что Иван уходил в запой, особенно, когда по проданным коням скучал, но всегда о своих «выходах» предупреждал своего хозяина и отдавал княжеские деньги. Но со временем ему надоело такое пристрастие, и вздумал он от него избавиться. 

Глава одиннадцатая: Вечер в трактире

У князя была купленная с завода молодая кобылица по имени Дидона. Иван её очень любил, чистил её до блеска и пылинки сдувал. И вот раз они с князем разделились и поехали на разные ярмарки. Вдруг Иван получает от хозяина письмо с просьбой прислать к нему Дидону. Странник подумал, что, видимо, князь продал её кому-то или в карты проиграл. Он отпустил Дидону с конюхами, а сам почувствовал, как сильно захотелось ему сделать «выход». Но при Иване были все деньги княжеские, пять тысяч рублей, поэтому он попытался обуздать своё желание, отчего ещё более захотелось ему выпить. Чтобы успокоить душу, он сходил в церковь помолиться и пошёл в трактир чай пить. А там стоит среди гостей проходимец, его выгоняют, а он не желает уходить, и, хотя денег у него нет, просит водки и обещает вместе со стеклом съесть. Ему подали, он и съел. Ивану стало жалко человека, он ему за свой счёт велел другую рюмку подать. Так проходимец и стал выпрашивать у странника рюмку за рюмкой. 

Проходимец этот поведал Ивану, что обладает магнетизмом и может пьяного вылечить от вредного пристрастия. Он пообещал страннику, что избавит его от пьянства за угощение, то есть за очередную рюмку. Иван послушался нового знакомого. Так он вместе с проходимцем и пил в трактире, так сказать «лечился», до самого вечера. Вдребезги пьяных мужчин выставили за порог трактира. 

Глава двенадцатая: Гипноз

Тёмной ночью шёл пьяный Иван домой, боясь, что на него нападут и заберут кошелёк с большими деньгами. Он думал о том, не был ли предателем его новый знакомый. Ведь из трактира их выставили вдвоём, а проходимец тут же куда-то исчез. Иван позвал магнетизёра, тот сразу же отозвался, но странник долго не мог узнать его, всматривался в его лицо, и казалось ему, что у проходимца два носа. Как будто в бреду слушал он странные речи собеседника, а тот всё по-французски слова говорил. Магнетизёр пообещал Ивану, что даст ему новое понятие в жизни:

«…ты постигнешь красу природы совершенство».

Зовёт проходимец Ивана с собой. И, решив напустить в странника ещё больше магнетизма, стал перебирать ему волосы на голове. А Иван всё хуже и хуже себя чувствовать стал, будто смотрел на мир не своими глазами, а глазами магнетизёра. 

Иван сам не понял, как очутился возле неизвестного дома, рядом до сих пор проходимец находился, руками перед ним махал, словно колдовал что-то. Странник стал немного приходить в себя. Магнетизёр дал ему кусочек сахару и исчез в неизвестном направлении. 

Иван стоял посреди улицы и не понимал, где он находится. В окнах чужого дома горел свет, он решил зайти и спросить дорогу, как домой дойти. 

Глава тринадцатая: Ночь с цыганами

Войдя в дом, Иван увидел длинные сени, светили фонарь и свечи. Иван заметил, что дальняя дверь отворилась, из неё вышел высокий цыган, выпроваживая быстро кого-то. Страннику показалось, что спровадил он именно магнетизёра, обещая прибавления денег за то, что он привёл Ивана. После этого цыган бросился навстречу страннику, приглашая его зайти и послушать песни. Среди многочисленного количества людей, находящихся в комнате, куда завёл его цыган, пела молодая цыганка. 

Увидел Иван среди всех людей давно знакомых купцов, князей, заводчиков. Певица-цыганка, звали её Груша, ходила с большим подносом, по краям которого стояло шампанское, а посередине огромная сумма денег. Кому она подавала стакан с вином, тот сразу пил и кидал ей на поднос деньги, а она, в свою очередь, в губы целовала и кланялась. 

Поднесла цыганка и Ивану поднос. Он выпил вина, она его в губы поцеловала и поклонилась, и выложил он ей сто рублей. Цыган, как увидел деньги, сразу начал странника за стол приглашать. Он хотел было уйти, а Груша остановила его, вновь в губы поцеловала. Понял Иван истинную красоту, и согласился мысленно со словами магнетизёра. Ждал он, чтобы Груша ещё спела, и когда она пела, он ей за каждую исполненную песню по сто рублей выкладывал, не жалея. 

Стали все танцевать, а цыганка лучше всех плясала, и все ей деньги под ноги кидали. Иван тоже кидал, плясал, а после выпил залпом всю бутылку вина, что на столе стояла. 

Глава четырнадцатая: Покупка цыганки

После случая с магнетизёром и цыганским домом Иван больше не пил. Не помнил странник, как ушёл от цыган, как дошёл до дому и спать лёг прямо на полу. Сам же проходимец умер, напившись у шинкарки. Иван так и остался замагнетизирован. Князь в тот день тоже пришёл без денег, проигравшись, и стал просить у Ивана, чтобы отыграться.  Рассказал странник, что все пять тысяч цыганке бросил, а хозяин сразу поверил. 

После ночи очнулся странник в лазарете, где говорили о том, что была у него белая горячка, что вешаться он хотел, и его запеленали в длинную рубаху. Когда он выздоровел, то пошёл к хозяину в его деревню, чтобы деньги ему отслужить. Князь в то время уже вышел в отставку. Узнал он от хозяина, что тот за Грушу пятьдесят тысяч отдал в табор, потому что она зацепила его талантом своим и красотой необыкновенной. Князь признался, что именье заложил из-за этого дела, чтобы жить с ней, на неё любоваться. Хозяин привёл показать цыганку Ивану. Они оба смотрели на Грушу. Цыганка горевала оттого, что её продали за красоту. Она вдруг заплакала, а князь пел о любви к ней и тоже плакал, и та стала успокаивать хозяина. Иван не стал им мешать и незаметно вышел из комнаты. 

Глава пятнадцатая: Любовь графа

Князь был человеком добрым, но имеющим непостоянный характер. Он привык, чтобы все его желания тут же исполнялись. Иван, зная переменчивость его натуры, не ждал ничего хорошего для Груши. Вскоре его опасения оправдались. Любовь князя к девушке постепенно остывала, он стал скучать в её обществе и звал к ним в компанию Ивана, чтобы он слушал пение Груши вместе с ним. Цыганка говорила: 

«Перед кем я стану петь? Ты холодный стал, а я хочу, чтобы от моей песни чья-нибудь душа горела и мучилась». 

Груша рада была общаться со странником и относилась к нему очень дружелюбно. Когда князь и Груша сидели за обеденным столом, Ивану не положено было сидеть с ними вместе. Но когда цыганка оставалась дома одна, то сажала странника рядом с собой.

Со временем князь становился всё грустнее. Он жаловался страннику на то, что дела его идут плохо, он должен рассчитывать каждую копейку, чтобы заказать себе бутылку вина к обеду. Кроме любви к Груше, ему не хватало общения с другими людьми. Ему хотелось открыть своё дело.

Князь начал торговать лошадьми, но был непрактичен, и эта попытка разбогатеть не увенчалась успехом. Не получилось и строительство мельницы, не дала прибыли шорная мастерская. Долги росли, князь редко бывал дома, а Груша часто оставалась одна. Хоть она жаловалась, что мало его видит, но заметив, что князь скучает в её обществе, сама предлагала ему куда-нибудь поехать прогуляться. Князь просил Ивана общаться с Грушей, беречь её, когда сам был в отъезде:

«…ты артист, ты не такой, как я, свистун <…> и оттого ты с нею как-то умеешь так говорить, что вам обоим весело, а меня от этих «изумрудов яхонтовых» в сон клонит».

Груша ревновала князя, стала расспрашивать Ивана Северьяныча о том, где бывает князь во время своих поездок, просила рассказать о том, не решил ли князь жениться, не вернулся ли к той женщине, которую раньше любил. Она попросила его съездить в город, узнать обо всём. Под предлогом покупки лекарств для лошадей, он поехал. 

В городе жила прежняя любовь князя, дочь секретаря Евгенья Семёновна, у которой был ребёнок от князя – дочурка Людочка. Евгенья Семёновна была образованной, умела играть на фортепиано, знала иностранные языки, славилась своей добротой к людям князя, была хороша собой. После рождения дочери она располнела, поэтому князь её бросил. Он, имея в прошлом большой капитал, купил барыне с дочкою дом. Больше он не приезжал к ней. Люди князя помнили доброту барыни и заезжали к ней в гости. Иван Северьяныч по приезде в город тоже остановился у неё. Во время разговора с Евгеньей Семёновной он узнал, что князь собирался взять в аренду суконную фабрику. Он прислал ей письмо, что хочет повидаться со своей дочерью. В этот же день князь приехал к Евгенье Семёновне, увиделся с дочерью, с которой был очень ласков. Он отправил девочку с няней кататься в карете. Иван Северьяныч, сидя за тонкой стенкой в другой комнате, подслушивал разговор барыни с князем, чтобы узнать, не задумал ли что-то плохое князь против Груши. 

Глава шестнадцатая: Судьба Груши

Князь во время разговора с Евгеньей Семёновной попросил у неё денег, двадцать тысяч рублей, которые ему нужны были для покупки суконной фабрики. Так как у барыни не было такой суммы, он предложил заложить её дом и пообещал вернуть ей деньги с процентами в десять тысяч. Он рассчитывал заработать миллионы, продавая красочные, но плохого качества сукна азиатам в город Нижний. Князь хотел послать Ивана, зная его честность, на ярмарку к Макарью с образцами сукна, набрать заказов и задатки у азиатов. Евгенья Семёновна поняла, что целью князя было распространить в обществе слухи о том, что дела его улучшились, что он разбогател, и тогда он сможет жениться на дочери предводителя, взяв большое приданое. Это позволит закрыть все его долги. Евгенья Семёновна согласилась подписать закладную на дом и рассчитывала на то, что вернёт свои деньги и разбогатеет. Барыня спросила у князя, что же он будет делать с цыганкой, которая его очень любит. Князь ответил, что собирается бросить Грушу и устроить её жизнь: купить дом и выдать её замуж за Ивана, сделав его купцом. Евгенья Семёновна заметила:

«Устраивайте <…>, только хорошенечко, она ведь не русская, прохладная кровь с парным молоком, она не успокоится смирением и ничего не простит ради прошлого».

Князю нужно было встретиться с Иваном. Евгенья Семёновна сообщила ему, что странник в городе, и пообещала прислать его к хозяину. 

Документы на фабрику были срочно оформлены. Князь послал Ивана на ярмарку, где тот набрал у азиатов заказов, денег и образцов и выслал все деньги хозяину. В княжеском дворе были возведены новые постройки. Флигель, где жила Груша, был снесён. О её дальнейшей судьбе Ивану ничего не было известно, потому что людям князя было приказано молчать, а у новых слуг он ничего не мог узнать. Ему было очень жалко Грушу. С трудом он узнал у старушки-прислуги о том, что князь увёз девушку в коляске в неизвестном направлении. 

Иван понимал, что Груша мешала хозяину жениться на другой девушке, потому что она очень любила его «страстной цыганской любовью». Странник знал, что Груша не сможет покорно принять измену князя и будет бороться, чтобы помешать его свадьбе. 

В день венчания князя с предводительской дочерью Иван ушёл в лес до самого вечера, надеясь найти там Грушу. Не найдя её, он вернулся и, сидя неподалёку у дома, где проходила свадьба, он стал её звать, называя сестрицей. 

Глава семнадцатая: Ревнивая любовь

Груша неожиданно появилась из леса. Она была худой и плохо одетой. Иван уговаривал цыганку жить с ним, но она отказалась, но поблагодарила его за доброту. Груша решила мстить князю.

«…сердечный друг, прими ты от меня, сироты, на том твоём слове вечный поклон, а мне, горькой цыганке, больше жить нельзя, потому что я могу неповинную душу загубить <…> лиходея моего жену молодую, потому что она – молодая душа, ни в чём не повинная, а моё ревнивое сердце её всё равно стерпеть не может, и я её и себя погублю».

Груша говорила страннику, что она опротивела князю. Последнее время он был недоволен, как она выглядит, как одевается. Цыганка давно чувствовала, что не мила ему стала, но надеялась, что он хотя бы будет жалеть её. 

Глава восемнадцатая: Гибель Груши

Груша рассказала всё, что с ней произошло за последнее время. Когда Иван уехал на ярмарку по делам, до цыганки дошли слухи, что князь собирается жениться. Груша очень страдала. Она была беременна от князя, скоро должна была родить. Вернувшись домой, князь с большой неохотой виделся с Грушей, ссылаясь на дела. Как-то раз, зайдя к ней и разозлившись, он попытался её придушить. Хозяин решил поселить девушку в глухом лесу, на пчельне, чтобы она ему не мешала. Он отвёз её туда в коляске. Дом стерегли три молодые девки-прислуги. С трудом Груше удалось уйти, обманув их. Она бежала по лесу всю ночь. По совету старичка, которого она встретила утром в лесу, цыганка стала звать Ивана: «Один раз по ветру, другой раз против ветра». Груша дошла до дома, в котором проходила свадьба. Там её ждал Иван.

Зная, что Иван один любил её по-настоящему, Груша просит его доказать свою любовь, исполнив её последнюю просьбу и дать перед этим клятву. Странник поклялся, что сделает то, о чём она попросит. Цыганка в отчаянье говорила ему:

«…больше сил нет так жить да мучиться, видючи его измену и надо мной надругательство. Если я ещё день проживу, я и его и её порешу, а если их пожалею, себя решу, то навек убью свою душеньку <…>. Пожалей меня, родной мой, мой миленький брат; ударь меня раз ножом против сердца».

Груша даёт нож Ивану и просит его убить её. 

«Ты поживёшь, ты богу отмолишь и за мою душу и за свою, не погуби же меня, чтобы я на себя руку подняла <…> Не убьешь меня, я всем вам в отместку стану самою стыдной женщиной».

Иван, не понимая, что он делает, столкнул цыганку с обрыва в реку.

Глава девятнадцатая: Служба на фронте

Странник убежал, не помня себя, не зная, куда бежит и зачем. Ему казалось, что кто-то страшный гнался за ним, и в ужасе он призывал на помощь ангела-хранителя. Иван пришёл в себя на какой-то незнакомой дороге, под деревом, в чужом месте. Он не понимал, что дальше делать. Одно только знал странник: нужно молиться за душу Груши. Ему показалось, что душа её в образе ангела, девочки лет семи, с небольшими крыльями за спиной зовёт его идти за собой, показывая путь. Иван долго шёл, пока его не подвезли на телеге старичок со старушкой. Они жаловались, что сына берут в солдаты, а у них нет денег, чтобы откупиться. Ивану стало жалко их, и он предложил пойти в солдаты вместо их сына, но у него нет документов. Старики обрадовались и сказали, что сами всё сделают, и попросили его назваться их сыном Петром Сердюковым. Так Иван оказался в рекрутах в другом городе.

Старики дали Ивану двадцать пять рублей, которые он отнёс в бедный монастырь, чтобы там молились за Грушину душу. Странник попросил начальство, чтобы его отправили на Кавказ, где он прослужил более пятнадцати лет.

На последнем году службы, во время погони за татарами, произошёл случай, который снова изменил его жизнь. Татары ушли от погони за реку Койсу и укрылись на другом берегу за камнями, ведя прицельный огонь по солдатам. Полковник предложил кому-нибудь из бойцов переплыть на ту сторону, взяв с собой канат, чтобы соорудить мост. Татары стреляли из-за камней по солдатам, не давая доплыть к другому берегу. Погибло несколько человек. Иван решил смыть свой грех, зная, что он может погибнуть. Прочитав молитву, он поплыл через реку. Когда странник плыл, ему казалось, что он увидел над собой летящую Грушу, по внешности лет шестнадцати, которая своими большими крыльями закрывала его от пуль. Иван смог перетянуть канат, достигнув другого берега и соорудить мост. Полковник стал хвалить его за такой смелый поступок и обнимать, называя молодцом. 

Во время ночлега странник рассказал полковнику о своей жизни, поразив его пережитыми невзгодами. За его храбрость полковник решил произвести его в офицеры. Об этом было послано прошение. Иван попросил полковника заодно узнать, правда ли, что именно он убил цыганку. Был получен ответ: 

«Объяснено, что никогда <…> у нас такого происшествия не с какою цыганкою не было, а Иван де Северьянов хотя и был и у князя служил, только он через заочный выкуп на волю вышел и опосля того у казённых крестьян Сердюковых в доме помер». 

Иван после этого стал сомневаться, что это он спихнул Грушу в воду, и что, возможно, он всё выдумал из-за тоски по цыганке. 

Когда Ивана произвели в офицеры, он стал проситься в отставку. Полковник отпустил странника в Петербург с рекомендательным письмом для одного большого чиновника, чтобы тот помог ему найти работу. Покровитель, пытаясь помочь Ивану, устроил его в адресный стол справщиком, но эта работу ему не понравилась. Кучером его не брали, потому что теперь он стал благородным офицером, имел орден Георгия. Чтобы не голодать, Иван пошёл в артисты, в балаган на Адмиралтейской площади. Такая работа тоже не устроила его, потому что он играл роль демона, и репетиции проходили в дни церковных праздников. Для роли демона он был одет в костюм, обшитый лохматой шкурой козла с длинным хвостом. Нужно было танцевать и кувыркаться, рога на голове мешали двигаться. Весь спектакль актёры должны были избивать его палками, сделанными из холста. Это надоедало Ивану, так как били иногда больно в угоду публике. 

Пришлось оставить театр ещё из-за того, что странник побил актёра, играющего роль принца, за его злые шутки и насмешки. Хозяин труппы выгнал Ивана.

Странник остался без жилья и пропитания, решил уйти в монастырь. Жизнь в монастыре очень полюбилась ему. Иван мог посещать службы в церкви, когда ему захочется. Ему было привычно следовать местному распорядку, жить в послушании на всём готовом, спокойно исполнять свою работу кучера. Там он получил монашеское имя Измаил. 

«В монастыре этого моего звания офицерского не опасаются, потому что я в малом ещё постриге, а всё же монах и со всеми сравнён».

Старший постриг он не хотел принимать, потому что считал недостойным его за свои грехи. 

Глава двадцатая: Праведная жизнь

Иван верил, что с самого рождения его предназначением была жизнь, связанная с монастырём. Но оказалось, что в этом святом месте Ивану пришлось переносить новые страдания. Его мучили искушения беса, он терпел различные «пакости и соблазны». Бороться с ними помог опытный старец. Иван рассказал ему о том, что он постоянно видит Грушу, как живую, рядом с собой. Старец научил странника противостоять искушению: молиться, стоя на коленях, помногу раз бить поклоны, соблюдать строгий пост, не принимать пищу и воду. Ему досаждали и искушения мелких бесенят. 

«Я соблазны большого беса осилил, но, <…> хоть это против правила, – а мне мелких бесенят пакости больше этого надокучили».

В лесу около монастыря повесился жид. Все послушники говорили, что это Иуда, и что он ночами ходит и вздыхает, пугая людей. Как-то раз, ночуя в конюшне после дневной работы, Иван принял монастырскую корову за видение этого умершего человека. Он испугался, ударил её топором, думая, что это ему видится жид. Наутро он понял, что это была корова, и решил, что её подсунули бесенята. 

Отец игумен после этого происшествия велел Ивану больше молиться, работать в храме во время вечерней службы. Ему было велено помогать верующим зажигать свечи и ставить их перед иконами. Однажды, во время службы странник уронил свечки на пол. Поднимая их, он нечаянно опрокинул подсвечник. Ивана это рассердило, и он разбросал остальные свечи. Он посчитал, что это были снова проказы бесенят. 

Ивана хотели отдать под суд, но за него заступился слепой старец Сысой. В наказание странник был посажен в пустой погреб на всё лето до холодов. Сидя в яме, он молол жерновом соль, много молился, стоя на коленях, читал «житие преподобного Тихона Задонского», напечатанное в газете, которую ему бросал в яму инок Георгий. Под влиянием прочитанного он стал плакать, просить всех, кто подойдёт к яме, молиться за народ русский, и стал пророчествовать войну. Отец игумен приказал перевести Ивана в пустую избу, поставить в ней образ «Благое молчание» и велел поклоняться ему. Так взаперти в молитвах он провёл зиму. Но несмотря на молитвы, он продолжал предсказывать, поэтому был приглашён врач, чтобы установить, не потерял ли Иван рассудок. Выслушав историю жизни странника, врач сказал игумену:

«Я, <…> его не могу разобрать, что он такое: так просто добряк, или помешался, или взаправду предсказатель. <…> …мнение же моё такое: прогоните <…> его куда-нибудь подальше пробегаться, может быть он засиделся на месте».

Теперь Иван Северьяныч ходит по святым местам, держит путь на богомоление в Соловки к Зосиме и Савватию. Принял благословение и хочет перед смертью им поклониться. Он продолжает предсказывать войну и собирается идти воевать, говоря о том, что хочет умереть за свой народ. 

После своего длинного рассказа, странник замолчал, опустил голову и задумался. Скорее всего, на него вновь нашёл пророческий дух. Слушатели не смели произнести ни слова. 

Автор: Диана Танцур

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector