Итоговое сочинение: Кто умер, но не забыт, бессмертен

(489 слов) Когда близкие люди уходят из жизни, мы можем услышать в утешение фразу: «Кто умер, но не забыт, бессмертен». Она, действительно, вселяет оптимизм, ведь в своей памяти мы можем воскресить того, кого любим. Чтобы существовать, нужно восприниматься, и в этом смысле даже усопшие живы, ведь мы по-прежнему думаем о них. Они уже неподвластны смерти, только забвению. Об этой закономерности писали многие авторы.

Например, А. Адамович и Д. Гранин в «Блокадной книге» разместили отрывки из дневника ленинградского мальчика, который не смог пережить блокаду. Юра Рябинкин был шестнадцатилетним подростком, когда началась война. Его с сестрой воспитывала одна мать, и никаких дополнительных ресурсов у семьи не было, поэтому уже в первые месяцы блокады Юра сильно мучился от недостатка пищи. Крайняя степень дистрофии приковала его к постели, а он все писал и писал в дневнике свои мысли и чувства, пока мог держать ручку. В таком состоянии его не смогли эвакуировать, и он умер. Но авторы, собравшие этот документальный материал, нашли его уцелевшую сестру. Ирина Ивановна, так и не нашедшая прямых доказательств смерти брата, сомневалась в том, что его нет в живых. Он по-прежнему оставался в ее сердце, в ее памяти. А журналисты, беседующие с ней, поделились своими ощущениями от знакомства с дневниками: они и сами уверены, что Юра все еще с нами, ведь «остался его дневник и через дневник – его страстное томление по жизни». Узнав о судьбе этого человека, мы как бы возвращаем его в мир, нем даем покинуть его окончательно. «Сохранилась же доля Юры в мыслях, чувствах, любви пусть немногих, хотя бы нескольких людей» — пишут авторы. Вот эта «доля» определяет бессмертие Юры Рябинкина. Он вызывает эмоции и существует в нашем воображении, как будто он — наш сосед или знакомый. 

Не можем мы забыть и тех, кто известен нам своими подвигами. До сих пор вместе с нами живут и празднуют День Победы девушки-снайперы, которые воевали за Родину. Их судьбы для потомков описал Константин Лапин в произведении «Подснежник на бруствере. Записки снайпера Любы Макаровой». Автор работал с реальными биографиями, интервью и рассказами ветеранов, восстанавливал информацию по крупицам. Так до нас дошла история Клавдии Ивановой, которая погибла в снайперской дуэли с вражескими офицерами, но успела стать грозой оккупантов на своем участке. Ее подвел красный шарф, которым она очень гордилась. Но на снегу ее «оберег» оказался элементом демаскировки. И все же последние выстрелы девушки и ее напарницы попали в цель: противники погибли. Даже спустя столько лет мы, читатели, представляем себе красавицу Клавдию с красным шарфом и думаем о ее героизме, смелости, ловкости. Она и сейчас является для нас старшей подругой, о которой хочется вспоминать снова и снова. Мы не забудем подвигов наших бойцов и дадим им насладиться мирным небом хотя бы в виде нашего воспоминания.

Таким образом, смерть не властна над тем, кто остается жить в человеческой памяти. Если мы воспринимаем кого-то даже после перехода в мир иной, он не мертв для нас. Он существует в реальном мире, пусть и в виде образа, возникающего в воображении. Люди воскрешают любимых в сознании и живут с ними бок о бок.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector