413. В чём разница между смирением и покорностью?

В русском языке так много синонимов, что в них легко запутаться и принять одно слово за другое. Так иногда происходит с понятиями «смирение» и «покорность». По моему мнению, они похожи, но не тождественны. Первое означает согласие с судьбой, принятие того, что приготовила человеку жизнь. Второе — только внешнее желание избежать спора, следование правилам, выполнение норм только потому, что так положено. Попробую объяснить свою точку зрения.

Существует немало литературных примеров того, как одно понятие отличается от другого. Вспомним, например, произведение А.Н. Островского «Гроза». Варвара, дочь Кабанихи, внешне была послушной дочерью, уважала мать, соглашалась с её решениями. Но разве она смирилась с тем, что жизнь её пройдёт в тихой и скучной провинции? Без любви, без приключений, в бессмысленном ожидании лучшего будущего? Как только представилась возможность, «смиренная» Варвара сбежала с Кудряшом. Не зря Островский выбрал для этой героини имя, означающее «чужеземец». Варвару, которая просто владеет искусством притворства, манит что-то новое, неизведанное, поэтому она с легкостью бросила отчий дом, хотя до последнего момента сохраняла иллюзию послушания, чтобы обеспечить себе возможность уехать без прощания.

Другой яркий пример различия покорности и смирения — произведение Уильяма Теккерея «Ярмарка тщеславия». Бекки Шарп всегда покорялась судьбе, если её ждали неприятности. Слабохарактерный муж, долги, косые взгляды в обществе, ненужный ребёнок… Так должно быть? Что ж, пусть, но это временно. Точно феникс, Ребекка восстает из пепла, чтобы вновь вступить в битву за место под солнцем. Это явно не смирение, а только временная покорность, шаг назад перед двумя шагами вперёд, отвлекающий манёвр, попытка обмануть судьбу. Такая стратегия приносит свои плоды, и Бекки действительно добивается определенного успеха. Эта героиня кажется мне более симпатичной, чем «невнятная» Эмилия, которую можно назвать и смиренной, и просто слишком покорной: её портрет прорисован не совсем чётко. И все же мы видим, как Эмилия вновь и вновь смиряется, подчиняясь условностям и обстоятельствам, теряя шансы один за другим.

Именно поэтому нельзя использовать слова «смирение» и «покорность» в одном и том же значении. Тонкости их применения раскрываются в контексте. В целом же смирение — понятие более пространное, чем покорность. Примеры из классики это подтверждают.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector