Краткое содержание повести «Сашка» по главам (В.Л. Кондратьев)

Многомудрый Литрекон помнит подвиг советского народа и советует каждому читателю обратить свое внимание на книги, которые прославляют самоотверженность наших предков. Перед Вами краткий пересказ повести Кондратьева «Сашка» по главам. В сокращении это произведение не столь увлекательно, как в оригинале, зато Вы можете быстро вспомнить основные события из книги благодаря ему. Сюжет передан точно. Приятного просвещения!

Глава 1

Вечером Сашка заступил на боевой пост. Он должен был наблюдать за полем боя, но деревья затрудняли обзор. Его напарник был болезненным, некудышным, а Сашка был молод — держался. Сейчас он обдумывал, как бы подобраться к мертвому немцу и снять с него сухие валенки. Он хотел подарить их ротному, у которого была совсем плохая обувь. Но предчувствие, которое часто спасало героя, подсказало недоброе. Он остался в окопе и думал о войне, о том, как шел, мечтая о подвиге, а сам врага живого в глаза не видел. Одни лишь залпы артиллерии слышал. 

Ближе к рассвету он все-таки решил отправиться за валенками ползком. Но на обратном пути начался мощный обстрел, и боец оказался отрезанным от своих. Сашка понял, что под эгидой артиллерии пойдет наступление. Он увидел врагов и побежал к своим. Он предупредил ротного и передал его приказ роте. Они отступили, чтобы занять выгодную позицию. Перед боем немцы предложили всем сдаться, покурить и принять из их рук свободу. С их стороны раздавался русский крик о помощи — провокация. Так ротный понял, что перед ними разведотряд. Рота пошла в атаку, а Сашка углубился в рощу, чтобы поймать одного из фрицев. Нужен был «язык», а найти такого было сложно. Ценой невероятных усилий Сашка прижал немца к земле и задержал, пока не подоспел ротный.

Немец изначально вел себя странно. Когда Сашка сворачивал сигарету, тот достал зажигалку и поделился. Сигареты он роздал русским солдатам. На вид пленнику было столько же лет, сколько Сашке, двадцать с небольшим. Он не боялся врагов, но стоял смущенно.

А ротный узнал, что и немцы взяли пленника — напарника Сашки. Только вот они обхитрили русских: пока те слушали речи о табаке и свободе, те уводили языка. А тот, кого взял Сашка, всего лишь прикрывал переводчика, то есть ничего ценного не знал. Тем не менее, Сашке приказали доставить его в штаб. По пути немец дивился, как плохо устроена оборона русских. Сашка же знал, что они не могут тут окопаться, потому что приказы постоянно меняются, рыть окопы некогда. Уловив страх пленника, Сашка растолковал ему, что они пленных не расстреливают. Не то что сами фрицы.

Сашка знал, что немцы в плену питаются лучше, чем советские солдаты — в окопе. Им даже просроченные продукты доставляли. Сашка сунул немцу листовку, а тот возразил: «Пропагандэн!». Сашка не поверил ему. Он думал, что у них в СССР только правда есть. В разговоре он обозвал немца фашистом, это слово тот понял и возразил, что не имеет к этому отношения. Но Сашка не знал разницы между нацистами и фашистами и замолчал. Ведь фразу «Гитлер капут» он не повторил, а значит, все равно фашист. Но не трус — уже что-то.

По пути немец увидел поле с не захороненными телами русских и возмутился. Сашка же не мог ему объяснить, что у них нет сил даже себе окопы вырыть, не что могилы. Он видел, что немцы своих хоронили с крестами, а русские — нет. Он обозлился и понял, что сейчас имеет безграничную власть над этим человеком. Захочет — убьет, не захочет — доведет. Ему было не по себе. Он, как мог, успокоил фрица. Сашка выяснил, что он был студентом до войны.

В штабе начальства не было, был только комбат и тот «не в себе». Вчера убило взрывом молоденькую медсестру Катю, и он сильно горевал. Она была его сестрой. Тогда Саша подумал о Зине. В тылу за Волгой у него была возлюбленная, он не знал, что с ней могло произойти за эти два месяца.

Связной на пути у Сашки завистливо отметил, что не велика его заслуга, и к комбату пускать не хотел. Но потом доложил, и Сашку приняли. Комбата он не узнал. Утрата ужасно сказалась на нем. Глаза у него были мертвые, а сам он — запущенным. Он грубо наорал на Сашку за то, что своего бойца упустили. А на немца он смотрел не мигающим жестким взглядом. Такого Сашка не видел. Он стал переживать за судьбу немца. Он считал фрица одураченным и жалел его.

В разговоре с ординарцем Сашка поделился опасениями, а тот сказал, что немца наверняка поставят к стенке, потому что он ничего не говорит. Сашка понял, что тот дал присягу, а потому молчит. Но он и поверить не мог, что наши власти будут действовать также, как и вражеские. Он верил в лучшее, хоть и замечал промашки начальства.

Наконец, комбат, который пил от горя уже два дня без передышки, вызвал Сашку и объявил, что немца нужно расстрелять. Тот пробовал вразумить пленного, но тот молчал. Сашка сунул комбату листовку, где немцам обещали жизнь после плена, но комбат отстранил ее и сказал, что после таких потерь их жалеть нечего. Сашка мог только повиноваться, ведь комбат потянулся к пистолету и недвусмысленно ему угрожал. А ординарец уже пробовал выкупить у Саши часы с руки пленного за буханку и табак. Саша схитрил и предложил часы даром, лишь бы ординарец ушел и не мешал ему. Немец мял и кромсал бумажку, шепча, что обещание жизни — пропаганда.

Сашка тянул с выполнением приказа, так как надеялся, что вернутся более старшие по званию и отменят приказ. Но никто не мог отменить приказ. Тогда Сашка медленно пошел к месту, не подгоняя немца, а тот не держал на него зла — отдал зажигалку и сигареты. Сашка мучительно осознавал, что не убьет безоружного. Не посмеет. Он же солгал немцу, а такого с ним сроду ни бывало.

Но тут он увидел комбата и ординарца. Оба шли к ним. Сашка и хотел бы выполнить приказ, но не мог, и просто ждал, что капитан и его убьет в придачу. Состоялась дуэль суровых взглядов: Сашка знал, что правда на его стороне, и не опускал взор, а комбат смотрел строго, но без злобы. И капитан не выдержал — отвел взгляд. Он отменил приказ и сказал, что немца нужно отвести в штаб бригады. От внезапного облегчения Сашка даже не смог сразу идти.

Глава 2

Сашку ранило в руку, когда он нес котелок. Но он притворился мертвым, а как только огонь затих, мигом дернулся в сторону своих. Теперь Сашка думал о том, как бы пробраться в тыл. Раненым положено отсидеться в госпитале. Но он специально, рискуя собой, дошел до части, чтобы автомат оставить своим ребятам и попрощаться. Сашка фальшиво приободрил всех, но знал, что видится с большинством в последний раз — место гиблое.

Но и Сашке рано радоваться еще. Впереди дорога, где подстрелить могут случайно. По пути боец думал о том, что фрицу не победить. Да, техники у них больше, людьми они не разбрасываются, но будущего у них нет на чужой земле. Тем временем начался мощный обстрел. Сашка понял: наступление. 

Он увидел неподалеку раненого в грудь мужчину. Попытался помочь ему и решил искать санчасть. Нашел и привел помощь, как обещал, рискуя жизнью. Доктор вколол ему морфина и перевязал рану.

По пути в тыл Саша думал о Зине. С медсестрой он познакомился, когда прибыл на фронт, и даже успел спасти ей жизнь. Он радовался, что не погиб. Возможно, увидит ее. По дороге он встретился с комиссаром, который интересовался, за что немец Сашку благодарил? Тот сказал: за то, что живым в плен взял. Но про историю с капитаном ничего не промолвил.

Несколько раненых солдат переправлялись в лодке, и все боялись, что снаряды не дадут им переправиться и убьют прямо здесь. Но они доплыли. Он все думал, как его примет Зина? Помнит ли его? Ему было грустно, что он придет таким потрепанным.

При встрече Зина не узнала его и отпрянула. Но это еще не самое страшное. Лейтенант, находящийся в кабинете врача, заподозрил Сашу в дезертирстве. Ранение в руку, а таких много. Тогда Сашка встал и сказал, что посмотрел бы на этого штабного на передовой. Он согласен хоть сейчас идти обратно, даже раненым. Из ран потекла кровь, Саша терял сознание. Военврач выгнал лейтенанта. Зина ввела укол Саше, ему было дурно.

Очнулся он на улице и со стыдом вспомнил, как матерился и плакал. Зина его узнала. Она вспоминала о нем часто, не забыла, но не могла получить о нем вестей. От нее Саша узнал, что вечером 1 мая намечаются танцы. Оказывается, пока солдаты на передовой кровь проливают, штабные офицеры во всю веселятся, даже патефон привезли. Зина отказалась идти на танцы. Саша дрожал, как в лихорадке. Все поля были усеяны нашими…

В палате говорили раненые о доме, о еде, но не о войне. Сашка задремал, Зина обещала придти вечером. Раненых навестил лейтенант. Сашка извинился перед ним. Он намекнул, что скоро будут награждать тех, кто отличился.

Вечером Зина принесла хлеба и спирта с соленым огурцом. Они выпили за Победу. Они пошли гулять вдвоём. Зина смотрела ласково и с состраданием. Они с Зиной жарко целовались, прильнули друг другу, уже почти были сблизились, но Саша ничего не смог. Лишь нежность наполняла его до краев. А ее — жалость. Он подумал, что, возможно, из жалости и чувства благодарности она позволила ему эти вольности.

Зина рассказала, что ко всем медсестрам лезут мужчины. Она ходила гулять с этим лейтенантом, но ничего лишнего он себе не позволил. А многие девушки заводят себе постоянные отношения, чтобы другие не лезли. Саша уверяет, что при нем к Зине никто не подойдет. Но она сомневается. Через месяц Саша вновь уйдет на передовую. Весной 1942 подо Ржевом строить планы о любви было бессмысленно. Они оба это понимали.

Вечером следующего дня Сашка надумал написать письмо матери. От этого места до его дома было 300 верст, но он и не думал отлучаться. В штабе был праздник, звучала музыка. Сашка искал Зину, но внезапно додумался, что она не дежурит, а гуляет на празднике с лейтенантами. Сменщица намекнула Саше, что прошло много времени, надежду сохранять не стоит. Другой раненый рассказал ему, что лейтенант при нем уговорил Зину пойти. Его должны были отправить на передовую, вот она и сжалилась. Раненый инвалид утешил его, сказав, что его-то баба точно не примет — обеих рук нет.

Саша гулял этой ночью один в тревоге: вдруг Зину обидят подвыпившие лейтенанты? Он ждал ее и не думал корить. Из окна он услышал ее разговор с лейтенантом. По нему он понял, что любовь у них. Ему было горько и обидно, но Зину он не упрекал. Война их развела.

Глава 3

Голодные солдаты, а среди них и Сашка, шли до села, чтобы отоварить продуктовые карточки. Он шел в тыл, подальше от Зининой санчасти. Он решил уйти, чтобы не смущать ее и забыть. Сашке попался веселый попутчик, который раздражал его своим оптимизмом.

В деревне их принимали неохотно, люди уже привыкли к войне и солдатам, да и делиться было нечем. Многие женщины смотрели на них с осуждением, ведь их мужья не вернулись домой. Они остановились на ночлег у одной женщины. Ей нечем было кормить дочь, но она все равно выделила им две картофелины.

В селе Сашка узнал, что нет тут пропункта. Где он — никто не знает. Они с попутчиком познакомились с лейтенантом, который тоже голодал. Вместе они пошли искать еду. Но местные жители сами разорены и обозлены на солдат. Вначале лейтенант накинулся на одного деда с упреками, но Сашка поговорил с ними по-хорошему и добыл совет: накопали они в колхозных полях гнилую картошку и сделали из нее лепешки. Соль и сковороду дал дед. 

Лейтенант не верил, что войну выиграет СССР. Он не мог себе простить, что вел ребят на верную смерть. Сашка успокоил его: война — есть война, у всех нелегкая доля.

По дороге лейтенант остановил грузовик, стреляя из пистолета. Только так им удалось доехать до другого села. На дороге сработала мина, и веселого напарника Сашки Жору убило. Он всего лишь нагнулся посмотреть на подснежник.

Они дошли, наконец, до госпиталя. Попали в баню, а там девушки помогали раздеваться. Неловко, но что же делать? Сами раненые не могут. Да и в таких обстоятельствах никто не думал о дурном. Лейтенант после бани пошел в деревню и купил самогона. Лейтенант (Володя) хотел до Москвы дойти — мать увидеть. Саша шел с ним за компанию. По дороге он рассказал Владимиру про случай с немцем. Тот похвалил его и сказал, что не смог бы так.

В очередной деревне Сашку пригласила к себе домой молодая красавица Пашка. Оказалось, что он очень похож на ее мужа Максима, который не вернулся с финской войны. У нее было много еды: и огурцы, и сало, и грибы соленые. Ночь они с Пашей провели вместе, но из-за самогона все мысли спутались. Саша рассказал ей про все: и про немца, и про Зину. Она его поддержала.

На утро они с лейтенантом пошли в госпиталь. Там солдатам дали очень мало еды. Со злости лейтенант кинул в майора тарелку. Сашка взял его вину на себя, понимая, что рядовому ничего не сделают, а лейтенанту грозит трибунал. У Сашки поднялась температура, неделю его не трогали. Но потом его вызвал к себе человек в форме и стал допрашивать. Начальник Особого отдела пригрозил Сашке судом. Тот вышел и не признался, что вина не его. Через несколько дней начальник снова его вызвал и велел уезжать из этого госпиталя тихо, чтобы замять это дело. Он догадался, что солдат прикрывает лейтенанта.

Но в Москву лейтенанта не пустили — больно сложное ранение, руку мог потерять. Он отправил к матери Сашу и дал ему много денег. Тот согласился навестить. Заготовил себе впрок лепешек из картофеля и пошел на станцию. Он прибыл в Калинин, потом в Клин. Девочки, которые ехали на войну, угостили его колбасой и хлебом. 

По пути многие люди помогали раненому Саше, ему было приятно получать столько внимания и сочувствия. Он добрался до Москвы и не верил своему счастью.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector