Краткое содержание повести «Приключения капитана Врунгеля» по главам (А.С. Некрасов)

В повести Некрасова рассказывается о приключениях находчивого и отважного капитана Врунгеля, который вместе со своей командой — старшим помощником Ломом и матросом Фуксом — совершает кругосветное путешествие на парусной яхте. Основные события повести — это удивительные и часто смешные приключения, которые происходят с героями во время их путешествия. Увлекательный сюжет никого не оставит равнодушным, но если по каким-то причинам Вы не можете сейчас прочитать книгу целиком, Многомудрый Литрекон предлагает вам её краткий пересказ. Даже в сокращении остроумная повесть Некрасова непременно доставит вам удовольствие.

Глава I

Глава написана от лица студента мореходного училища.

Рассказчик вспоминает, что навигацию в мореходном училище у них преподавал Христофор Бонифатьевич Врунгель. На первой лекции Врунгель сказал ученикам, что навигация — не точная наука, и для того чтобы овладеть ею, «необходим личный опыт продолжительного практического плавания». Эти слова породили споры между учениками по поводу того, плавал ли сам Христофор Бонифатьевич по морям или знает навигацию лишь теоретически. С одной стороны, он читал лекции увлекательно, «с огоньком». С другой стороны, его внешность не соответствовала представлениям учеников о капитане дальнего плавания и напоминала скорее отставного аптекаря.

Для того чтобы разрешить сомнения, однажды ученики попросили Врунгеля рассказать о его морских приключениях, на что тот возразил с улыбкой, что ещё не время, и устроил внеочередную контрольную по навигации. После этого все ученики уже не сомневались, что Христофор Бонифатьевич сам не ходил по морям.

Однако через некоторое время рассказчик убедился, что они ошибаются. Это произошло так: однажды после контрольной Христофор Бонифатьевич промочил ноги и простудился. Стояла весна, ученикам нужны были тетради для зачётов и экзаменов, и они отправили рассказчика к Христофору Бонифатьевичу за тетрадями, так как он был старостой.

Придя домой к Врунгелю, рассказчик был удивлён преображением, произошедшем с ним: 

«Вместо скромного отставного аптекаря за столом, углубившись в чтение какой-то древней книги, сидел грозный капитан в полной парадной форме, с золотыми нашивками на рукавах. Он свирепо грыз огромную прокуренную трубку, о пенсне и помину не было, а седые, растрепанные волосы клочьями торчали во все стороны.»

Христофор Бонифатьевич, отдав тетради рассказчику, похвалил ребят, которые все получили «отлично», и выразил уверенность, что впереди их ждут настоящие плавания и незабываемые впечатления. Рассказчик не удержался, чтобы не спросить у него: «А вы разве плавали?». В ответ на это Врунгель обиженно сказал, что он, конечно, плавал и начал рассказывать историю своих морских приключений.

Далее вплоть до 21 главы повествование ведётся от лица Врунгеля.

Глава II

Когда Христофор Бонифатьевич был уже заслуженным капитаном, он однажды решил «тряхнуть стариной» и совершить кругосветное путешествие на двухместной парусной яхте. Вскоре он нашёл подходящее судно, правда, оно нуждалось в ремонте. Под руководством Врунгеля яхту привели в полный порядок, и он накрыл её брезентом и поставил у берега, а сам стал готовиться к походу.

Для кругосветного путешествия прежде всего надо было найти себе верного спутника, и Врунгель выбрал своего старшего помощника Лома, который был очень сильным, обладал мощным голосом, хорошо знал морское дело и при этом отличался скромностью. Однако Лом не знал иностранных языков, поэтому Врунгель приказал ему за три недели овладеть разговорным английским. Для этого он нанял своему старшему помощнику двух учителей, один из которых учил его алфавиту с начала, а другой — с конца. 

Во время обучения Лома произошёл забавный случай, когда он учил девятую букву алфавита «I». Соседка решила, что молодому человеку плохо, так как он сидел и повторял: «Ай, ай, ай», и вызвала «скорую помощь». К счастью, на другой день Врунгелю удалось вызволить Лома из больницы, и он благополучно закончил обучение. 

После этого Врунгель и Лом сразу отправились в путь. На их отплытие собралась большая толпа, так как тогда такие события были редкими. Однако яхта почему-то не могла сдвинуться с места. Тогда Врунгель кинул один конец верёвки проходившему мимо буксиру, тот потянул, яхта накренилась, и Врунгель потерял сознание. Когда он очнулся, то увидел, что вместе с яхтой оторвалась часть берега. Это произошло от того, что плотники взяли недавно срубленный лес для постройки яхты, и она пустила корни. Пришлось поставить судно на якорь и очистить борта.

На следующее утро, когда Врунгель и Лом смогли всё-таки отправиться в путь, оказалось, что их яхта потеряла ещё и своё название. Христофор Бонифатьевич дал своему судну имя «Победа», так как считал, что от того, какое назовёшь корабль, зависит то, как он будет плыть. Однако две первые буквы отвалились, и яхта оказалась «Бедой». Вести об этом сразу распространились в газетах. Это очень огорчило капитана Врунгеля, но ничего уже нельзя было сделать, и они вышли в открытое море.

Врунгель оставил Лома на вахте, а сам отправился в каюту, чтобы поспать перед своей очередью дежурить. Когда же он проснулся, то увидел, что корабль отклонился от курса и плывёт к берегу. Сначала он решил, что придётся возвращаться, так как идти с таким помощником в кругосветное плавание опасно, но потом увидел, что Лом жадно втягивает носом воздух, и понял, что тот учуял ром, который стоял в каюте Врунгеля по левому борту. Тогда Врунгель переставил бутылку с ромом на правый борт, Лом сразу же начал тянуться в другую сторону, и корабль постепенно вышел на прежний курс. После этого Врунгель поставил бутылку посередине, у мачты, и «Беда» пошла ровно.

Глава III

В начале главы капитан Врунгель рассуждает о том, что, хотя во время плавания в открытом море часто случаются интересные приключения, они все похожи друг на друга, и о них уже столько рассказано, что «не успеете вы рот раскрыть – все ваши слушатели сразу разбегутся, как караси от акулы». Поэтому он предпочитает во время путешествия посещать новые страны, о которых всегда можно рассказать что-то любопытное.

Когда «Беда» на пятые сутки подошла к берегам Норвегии, капитан Врунгель предложил Лому сойти на берег и прогуляться. Однако только они поставили яхту на якорь, как её нос начал погружаться в воду, и, едва Врунгель и Лом успели заделать вход в каюту, как яхта встала вертикально. Христофор Бонифатьевич понял, что дело в том, что якорь за что-то зацепился, а в это время начался прилив. Пришлось переждать на корме до отлива.

После этого Врунгель поставил судно в узкий пролив, решив, что так безопаснее. Однако на следующее утро они с Ломом обнаружили, что вода ушла с отливом, а их судно оказалось зажато между скалами и висит над водой. Теперь пришлось ждать прилива. Когда «Беда» снова оказалась на воде, Врунгель перевёл её на новое место, и они с Ломом всё-таки вышли на берег и отправились гулять. Залюбовавшись природой, они зашли глубоко в лес и заблудились. Так как время уже подходило к вечеру, герои развели костёр и переночевали. 

На следующее утро они решили подняться на гору, чтобы оттуда увидеть, где находится «Беда». Во время подъёма Врунгель и Лом неожиданно услышали позади себя какой-то шум. Оказалось, что от их вчерашнего костра начался пожар. Единственное место, куда возможно было отступить — это высокая скала. Вместе с ними на скале оказались белки, спасшиеся из леса. 

Положение казалось безвыходным: с трёх сторон — огонь, с четвёртой — скала. Единственным приятным моментом в этой ситуации было то, что внизу герои увидели свою яхту. Белки начали прыгать на палубу. Врунгель понял, что это их единственная возможность спастись, и приказал Лому прыгать вслед за белками. Однако тот очень боялся высоты. Тогда Врунгель дал Лому бинокль и приказал ему загнать белок в трюм. Чувство долга пересилило страх, к тому же, благодаря биноклю, высота уменьшилась, поэтому Лом немедленно прыгнул со скалы и приступил к выполнению приказа. Врунгель последовал за ним.

Оказавшись на палубе, герои загнали белок в трюм и продолжили своё плавание, решив, что потом решат, что с ними делать. Вечером начался сильный шторм. «Беда» шла хорошо. Врунгель включил радио и услышал сигнал SOS, однако сразу вслед за этим приёмник упал из-за шторма и развалился на куски. Врунгель не растерялся: он вставил конец антенны в дупло своего больного зуба и, несмотря на ужасную боль, ему удалось принять сообщение по азбуке Морзе: оказалось, что рядом с их яхтой терпит кораблекрушение норвежский парусник. Врунгелю и Лому удалось спасти норвежцев с корабля, и они отправились обратно к Норвегии, чтобы доставить их на родную землю.

Глава IV

Норвежцы были очень благодарны Врунгелю и Лому: разместили их в лучшей гостинице, оформили документы на белок в качестве груза и даже купили им еды. Правда, из-за ошибки Лома вместо орехов и шишек белкам досталась ореховая халва и ананасы, однако эти продукты пришлись им по вкусу.

Герои осмотрели достопримечательности, в том числе, живую лошадь, которая являлась редкостью в тех краях. Врунгель решил удивить местных жителей и вскочил на неё, о чём написали впоследствии в норвежской газете. Врунгель рассуждает о нравах норвежцев: раньше они были очень порядочными людьми, и можно было спокойно оставлять вещи без присмотра, теперь «уж и там понимают, что где плохо лежит».

Владетели крупной фирмы, производящей радиоприёмники, узнали о том, как Врунгель принимал сигналы азбуки Морзе на свой больной зуб и захотели купить у него этот зуб, чтобы избежать конкуренции. Когда Врунгель отказался, они решили его выкрасть. Однако Христофор Бонифатьевич принял меры: он нагрузил «Беду» балластом, положил один конец доски под дверь кубрика, другой — под ворота пакгауза. Как только похитители зуба забрались на палубу и открыли дверь, катапульта отбросила их на самую верхушку радиостанции. 

Врунгель и Лом, согласно предписанию из норвежского порта, отправились в Гамбург, чтобы сдать там белок в зоопарк. Врунгель рассуждает о том, что этот город правильнее было бы называть «Хамбург»: во-первых, так произносят сами жители, во-вторых, это ближе к истине, так как в Гамбурге люди грубые и легко могут обмануть.

Оказавшись в Гамбурге, Врунгель нашёл зоопарк и отправился к его директору Гаденбеку. Тот согласился принять белок, если на них есть документы, но в тот момент, когда Врунгель положил документы на стол, откуда-то появился хамелеон и слизнул бумаги. Гаденбек отказался принять белок, а, кроме того, позвонил в таможню и обвинил Врунгеля в незаконном ввозе скота. Яхту Христофора Бонифатьевича могли конфисковать, однако Врунгель сумел доказать, что белки — часть механизма судна, относящиеся «к категории ходовых машин». Он за один день поставил по бокам яхты колёса, запустил туда белок, они побежали, и яхта пошла полным ходом. После этого Гаденбек сам попросил у Врунгеля продать ему белок вместе с колёсами, что тот и сделал. Герои продолжили своё путешествие.

Глава V

Врунгель решил зайти в Голландию, которую считал довольно скучной страной, но был заинтересован знаменитыми голландскими селёдками. Он делает открытие: селёдок гораздо удобнее перевозить не в засоленном виде в бочках, а в виде живой стаи гнать до нужного места. Это получается гораздо менее затратно, так как с такой задачей может справиться любое маленькое судно типа «Беды» и нет необходимости использовать грузовой пароход.

Чтобы проверить свою теорию, Врунгель вызывается сопровождать партию селёдок, приготовленных для отправки в Северную Африку, в Александрию. Сначала всё шло хорошо, однако двум людям было трудно следить, чтобы все селёдки оставались на месте и к ним не прибивался никто из посторонних рыб, поэтому наши герои остановились во Франции, в порту Кале, где Врунгель поручил Лому найти ещё одного матроса.

Вечером Лом привёл в качестве матроса Фукса, который был «не очень молодой, но и не очень старый; ростом, правда, маловат, но по глазам видно – шустрый, и борода у него, как у морского разбойника». Кроме того, Фукс знал четыре языка, среди которых русский, и, по словам Лома, прекрасно разбирался в картах. 

Когда «Беда» вышла в море, начался шторм. Врунгель отдал Фуксу приказание набить грот, но тот начал запихивать вещи в кубрик. Выяснилось, что Фукс — не матрос, а карточный шулер, который разбирается в игральных картах и ничего не смыслит в морском деле. Тогда Врунгель привязал игральные карты к разным снастям и, таким образом, Фукс смог исполнять поручения капитана, ориентируясь на масти карт. 

Глава VI

Врунгель решил остановиться ненадолго в Англии. Лом остался следить за селёдками, а Врунгель и Фукс высадились на берег. Их сразу окружили какие-то люди во фраках и галстуках. Оказалось, что это нищие, одетые таким странным образом потому, что в Англии запрещено попрошайничать, но подавать прилично одетым людям не воспрещается: это считается помощью джентльмена джентльмену. 

Однако произошло недоразумение: Врунгель случайно принял за нищего эсквайра Арчибальда Денди и положил ему в цилиндр мелочь. Оскорблённый эсквайр вызвал Врунгеля на боксёрский поединок. Из-за разницы в росте противники не могли нормально бороться, поэтому Врунгель сел на плечи Фуксу и, уравнявшись таким образом по высоте с мистером Денди, одолел его.

После этого Врунгель извинился, и противники помирились. Мистер Денди предложил Врунгелю и его команде участвовать вместе с ним (на яхте Врунгеля) в парусной регате, которая должна была состояться через два дня, и обойти мистера Болдуина, давно соперничавшего с эсквайром в парусном спорте. Христофор Бонифатьевич согласился. Селёдок на время гонки они загнали в адмиралтейский док Портсмута.

Во время гонки «Беда» сначала лидировала, но недалеко от финиша попала в полосу безветрия. Тем не менее, Врунгель придумал, что делать: герои стали выбивать пробки из бутылок с виски, которые «на случай поражения» в большом количестве взял с собой мистер Денди. Сила инерции каждый раз давала яхте сильный толчок, от чего она быстро продвигалась вперёд и всё-таки пришла к финишу первой.

В присутствии всех членов Королевского яхт-клуба Врунгелю и его команде вручили заслуженные ими призы. По традиции, призы положили на одну чашу весов, а победители, в том числе и мистер Денди, встали на другую. Однако потерпевший поражение мистер Болдуин начал предъявлять нелепые обвинения капитану Врунгелю (в частности, в том, что тот сидел верхом на лошади в морском мундире и что он наносит своим способом перевозки ущерб селёдкам). 

Слова Болдуина спровоцировали драку между членами клуба, участия в которой чудом удалось избежать Врунгелю и его команде: как только мистер Денди спрыгнул с чаши весов, чтобы принять участие в драке, чаша взвилась вверх, и герои наблюдали побоище оттуда, а когда оно кончилось, спустились и поспешили поскорее отплыть из Англии.

Фукс успел захватить золотую цепочку, но она оказалась фальшивой. В тот момент, когда Фукс рассматривал её, герои отвлеклись от управления яхтой, и их сбило в воду парусом. Цепочка Фукса зацепилась за борт, Фукс держался за неё, Лом — за Фукса, а Врунгель — за Лома. Благодаря крепости цепочки, им удалось по очереди взобраться на борт «Беды».

Утром яхта вышла в Атлантический океан.

Глава VII

В Атлантическом океане Врунгель решил для выяснения времени воспользоваться хронометром, который до этого без дела лежал у него в каюте, так как герои часто останавливались в разных портах и могли узнавать время там. Однако хронометр сломался, и тогда Врунгель придумал способ вычисления времени по крику петухов, которых герои купили в Англии вместе с другими съестными запасами в качестве продовольствия. Потом петухов всё-таки съели, но Врунгель нашёл новый способ определения времени: его хронометр остановился на двенадцати часах, следовательно, два раза в сутки по нему можно было узнавать точное время. Главное было не забывать вовремя посмотреть на него.

Когда «Беда» оказалась уже на границе Средиземного моря, что-то пробило парус, раздались взрывы, и герои увидели, что на них несётся целая эскадра кораблей. Врунгель понял, что это пираты. Для начала он приказал своему экипажу закурить (несмотря на то, что в принципе Лом и Фукс не курят), благодаря чему создалась дымовая завеса, сделавшая яхту невидимой для противников. После этого герои задраили все люки и убрали паруса, Лом и Фукс укрылись в каюте, а Врунгель привязал к мачте груз, и корабль перевернулся. Он залез на перевёрнутую яхту и выставил свою трубку над килем. На пиратских кораблях решили, что противник уничтожен, а на его месте появились неизвестные подводные лодки, поэтому поспешили удалиться.

Приведя судно в прежнее состояние, герои отправились дальше и прибыли в Египет, где им надо было сдавать селёдок. Оказалось, что половина табуна по дороге потерялась, зато оставшиеся селёдки прибавили в весе, поэтому груз Врунгель сдал даже в большем объёме, чем принимал.

Герои отправились осматривать достопримечательности. Они переправились через пустыню на верблюдах (Врунгель и Лом) и осле (Фукс) в Каир, где посетили пирамиды. Когда Врунгель и Лом вышли после осмотра пирамид, Фукса с ними не оказалось. Однако скоро он появился с синяком под глазом и на расспросы Врунгеля ответил, что его ударил фараон, когда он (Фукс) отломил кусочек саркофага «на память». Врунгель очень удивился, но оказалось, что под фараоном Фукс имел в виду полицейского.

Глава VIII

Врунгель и его команда отправились на яхте вверх по Нилу с целью запастись дешёвым продовольствием, так как потом они собирались пересекать Индийский океан. Около небольшого селения Врунгель остановился, и герои купили несколько солёных слоновьих хоботов, страусовые яйца, финики и другие продукты. 

Когда они собирались отплывать, выяснилось, что Фукс опять исчез. Вскоре Врунгель и Лом обнаружили его на краю деревни: Фукс стоял, засунув голову в песок, а рядом находился страус, который щипал и пинал его, вокруг собралась толпа любопытных. Врунгель прикрикнул на страуса, и тот оставил Фукса в покое. Оказалось, что Фукс опять же «на память» решил выдернуть у страуса перо, что тому, конечно, не понравилось.

Вызволив Фукса, герои вернулись на «Беду», поплыли назад по Нилу и вышли в Суэцкий канал. Лом занялся приготовлением завтрака. Он очень вкусно готовил, поэтому запах, доносившийся с яхты, привлёк африканских животных, которые выходили на берег и принюхивались. В частности, жираф потянулся мордой прямо к тарелкам с едой, Лому пришлось отступить с тарелками в каюту. Когда же отступать дальше было некуда, Врунгель прихлопнул шею жирафа дверью, отчего тот, наконец, выдернул её из каюты, правда, в отместку съел флюгер «Беды».

Герои вышли в Красное море. Фукса укачало, и он лёг прямо на коробки с продуктами на палубе, не в силах дойти до каюты. Врунгель услышал, как Фукс считает крокодилов, и подумал, что тот бредит. Однако оказалось, что вместо страусовых яиц героям достались крокодильи, и от жары из них вылупились крокодилы. Врунгель и Лом выбросили их всех за борт, после чего яиц у них больше не осталось.

У берегов Эритрен герои увидели тонущего человека и спасли его, подняв на палубу. Тот представился сержантом итальянской армии Джулико Бандито и попросил высадить его у скал неподалёку. Когда герои подошли к скалам, их окружили итальянские фашисты, арестовали и отправили на работы в поле. 

Вечером Джулико в благодарность за спасение принёс героям тарелку макарон. Фукс отказался их есть, сказав, что это не макароны, а «скверная подделка», и вызвался посадить настоящие макароны. Ему предоставили площадку для посева, с «Беды» принесли макароны, которые Фукс действительно посадил в землю, и через несколько дней они взошли. Итальянцы поверили в подлинность взошедших макарон и решили засадить ими всё поле. Фукс сказал, что макароны надо поливать спиртом, что и было сделано, однако часть спирта выпили сами итальянские солдаты и офицеры. Когда они напились и заснули, Врунгель, Лом и Фукс сбежали на свою яхту и поспешили отплыть от берега. В ответ на восхищение Врунгеля Фукс раскрыл секрет пророщенных макарон: он подсыпал к ним горсть овса.

Глава IX

Когда герои подошли к экватору, Врунгель вспомнил о давнем морском обычае: при первом пересечении экватора на судне обычно разыгрывают небольшой спектакль. Бывалый моряк, под видом Нептуна, принимает капитана в свои владения и затем купает тех моряков, которые впервые пересекают экватор. 

Так как Врунгель был единственным бывалым моряком и при этом капитаном, он притворился больным и передал на время Лому командование судном. Сам он переоделся Нептуном (сделал бороду из швабры, нацепил трезубец и рыбий хвост) и вышел на палубу.

Когда Лом и Фукс увидели его, то решили, что капитана хватил солнечный удар, так как не знали этого обычая. Лом окунул Врунгеля в бочку с водой, и только после приказа: «Отставить макать капитана!» — его вытащили из бочки.

«Беда» попала в полосу штиля. Фукс решил искупаться, но в воде оказалась акула, которая погналась за ним. Врунгель схватил что-то со стола и кинул в пасть хищнице. Это оказался лимон, у акулы свело скулы от кислоты, а Фукс тем временем добрался до палубы.

«Беда» преодолела штиль и направилась к Антарктиде. Однажды герои увидели айсберг, на нём лежал с наглым видом тюлень. Врунгель, который решил, что тюлень своим видом нарушает красоту айсберга, выстрелил, чтобы вспугнуть его, но из-за этого айсберг перевернулся, и яхта оказалась на самом верху. Для того чтобы избавиться от айсберга, герои отправились обратно к тропическим широтам прямо на айсберге, а по дороге он растаял, и тогда они снова повернули к Антарктиде.

Глава Х

Однажды в водах Антарктики Врунгель и его экипаж увидели простуженного кита, который чихал. Врунгель решил вылечить его и кинул ему в пасть аспирин, но промахнулся и попал в ноздри. Кашалот чихнул, и «Беда» поднялась в воздух, пролетела некоторое время и упала на палубу огромного корабля, на котором находился международный комитет по охране китов от вымирания.

Однако оказалось, что на самом деле комитет занимался уничтожением китов, объясняя это тем, что если их все истребить, то некому будет вымирать. Они обвинили Врунгеля в том, что тот не убил встретившегося ему кита (среди ярых обвинителей был адмирал Кусаки), и в наказание высадили его вместе с яхтой и экипажем на необитаемый остров.

Остров оказался скалистым, на нём не было никакой растительности. Герои не могли уплыть, так как их яхта в горизонтальном положении лежала на скалах. Рыбу поймать не получалось. Их начал мучить голод, однако вскоре к ним прибило льдину с пингвинами. Врунгель придумал хитроумное устройство типа подъёмного крана, воспользовавшись мачтой «Беды» и верёвочными лестницами, с помощью которого они подняли пингвинов к себе на скалы. Лом развёл костёр и приготовил пингвинов. 

От жара костра скалы нагрелись, и Врунгель решил устроить баню. Однако, когда он подложил ещё немного дров, из-за перепада температур (к горячим скалам подступили холодные течения) произошёл взрыв.

Глава XI

После взрыва Врунгель и Фукс оказались в воде. Яхта, судя по всему, была уничтожена взрывом, скорее всего, погиб Лом. Врунгель и Фукс забрались на две доски, каждый на свою, и отдались на волю волн. 

После долгого и изнурительного плавания, герои увидели землю. Врунгель понял, что это Гаваи. Тогда они встали на своих досках и, как по волнам, прибыли на пляж.

Глава XII

На пляже Врунгеля и Фукса сразу окружили люди. Их приняли за артистов, которые должны были изображать туземцев. Вечером эти артисты должны были дать концерт, поэтому Врунгеля и Фукса повезли в театр, вручили им гитары, украсили цветами и вывели на сцену. Врунгель от волнения забыл все песни, поэтому единственное, что они с Фуксом смогли спеть, было: «Сидела птичка на лугу, / Подкралась к ней корова. / Ухватила за ногу, / Птичка, будь здорова!..». Тем не менее, раздались аплодисменты, и героям заплатили за выступление.

Потом они снова пошли на пляж, где Врунгель нашёл клочок газеты, из которого узнал, что яхта «Беда» потерпела крушение у берегов Бразилии, к чему прилагалась фотография живого и невредимого Лома с яхтой. Он тут же послал Фукса взять билеты на самолёт в Бразилию и заказать им какую-нибудь одежду. Однако Фуксу удалось купить только один билет, одежду им тоже вовремя не сшили, а вместо этого дали большого размера макинтош. В этот макинтош Врунгель и Фукс поместились вдвоём (Фукс встал на плечи Врунгелю) и таким образом смогли полететь по одному билету.

На борту самолёта Врунгелю стало скучно, и он решил закурить. Из-за этого среди пассажиров началась паника, так как со стороны казалось, как будто человек дымится. 

Глава XIII

Лётчик, увидев панику, испугался и нажал специальную кнопку, благодаря которой пассажирская кабина отделилась от кабины лётчика и стала на парашюте плавно снижаться. Сам лётчик полетел дальше.

Пассажиры начали волноваться ещё больше. Врунгель решил притвориться посторонним, так как всё-таки он летел незаконно, и ему не хотелось привлекать к этому внимание. 

Когда кабина приземлилась, Врунгель и Фукс вылезли через люк в потолке и увидели, что они посреди Амазонки. ХристофорБонифатьевич представился пассажирам как профессор географии, путешествующий по Амазонке в научных целях, а Фукса назвал своим помощником-индейцем.

Не успели пассажиры прийти в себя, как их постигла новая беда: из парашюта, который был в воде, выполз огромный удав. Врунгель взял защиту пассажиров на себя: он кинул в рот змее несколько каких-то предметов, после чего удав ненадолго исчез под водой, а потом на его месте появился огромного размера шар, который и оказался удавом. Дело было в том, что то, что Врунгель кинул в пасть удаву, оказалось огнетушителями, которые столкнулись внутри змеи и накачали её пеной.

После того, как Врунгель таким образом спас пассажиров, его авторитет поднялся. Он сшил себе китель из парашюта, а Фуксу нашёлся готовый костюм в аварийном запасе. После этого они кое-как приспособили кабину самолёта под корабль и отправились на ней вместе с остальными пассажирами вдоль Амазонки.

Глава XIV

В конце концов, путешественники прибыли в порт Пара. Там пассажиры разъехались кто куда, а Врунгель и Фукс вынуждены были остаться, так как у них не было документов, а без них им не могли дать разрешение на выезд.

Через некоторое время Врунгеля и Фукса пригласил к себе губернатор и стал расспрашивать, кто они такие и откуда прибыли. Когда он услышал, что перед ним капитан Врунгель, то очень испугался, что теперь при его участии в городе начнут происходить какие-нибудь беды и беспорядки, поэтому сразу же выдал Врунгелю разрешение покинуть территорию и приказал сделать это как можно скорее.

Однако, когда Врунгель и Фукс вышли от губернатора, они увидели, что за ними гонятся какие-то люди с ножами и ручными пулемётами, всего около сорока человек. Врунгель понял, что это жандармы, которых послал губернатор, передумав отпускать их из города и решив вместо этого убить. Фукс бегал быстро, Врунгель начал отставать от него. Тогда Фукс побежал вперёд один, сказав Врунгелю, что его не тронут. Тот был изумлён и огорчён поступком Фукса, но делать было нечего. 

Чтобы спастись от преследователей, Врунгель залез на пальму. К его удивлению, те не спешили нападать на него. Тогда Врунгель слез с пальмы и беспрепятственно прошёл мимо жандармов, которые даже расступились и дали ему дорогу.

Когда Врунгель снова встретился с Фуксом, тот объяснил, почему ему удалось так легко уйти: Фукс прицепил на спину Христофору Бонифатьевичу табличку: «Не трогать — смертельно!», которую, очевидно, взял в трансформаторной будке, мимо которой пробегали наши герои, спасаясь от преследователей.

После этого Врунгель и Фукс на пароходе отправились в Рио-де-Жанейро. Там они встретились с Ломом с отремонтированной яхтой. Можно было пускаться в путь, однако начальник порта отказался выпускать их из-за жалоб адмирала Кусаки и губернатора порта Пары. Вместо этого он приказал загрузить «Беду» песком «до полного потопления».

Врунгель снова не растерялся: он попросил загрузить яхту не обычным песком, а сахарным. Сначала судно действительно опустилось на дно, но через несколько дней сахар растаял, герои взошли на палубу и отправились дальше.

Глава XV

«Беда» пошла вдоль берегов Южной Америки к югу, чтобы обогнуть материк и продолжать путь на запад. Постоянно дул попутный ветер, и экипаж почти ничего не делал. Врунгель приказал Лому надраить палубу, «чтобы огнём горело». Лом понял этот приказ буквально, из-за чего на судне начался пожар, который, к счастью, вовремя удалось потушить.

Наконец, наши герои прибыли в Австралию. На пристани они увидели адмирала Кусаки, что несколько встревожило капитана Врунгеля. Он сообщил капитану порта, что его преследует «один японский адмирал», но тот сказал, что ничем не может ему помочь.

Вскоре на яхту к Врунгелю пришёл какой-то японец и настоятельно просил взять его матросом. Врунгель сказал ему, что не может его взять, так как предпочитает чернокожих матросов. Японец ушёл, а через некоторое время Врунгель и Фукс проходили мимо чистильщика обуви и увидели, как он натирает японца ваксой. Они прошли мимо, сделав вид, что ничего не заметили.

В это время капитан порта пригласил Врунгеля составить ему партию в гольф. Врунгель не знал, что это за игра, но из справочника понял, что для неё нужны клюшки и мальчик, который будет помогать их носить. Они с Ломом отправились искать клюшки, но так ничего и не нашли до ночи. 

Вдруг они увидели папуаса, который нёс, как им показалось, как раз такие клюшки, которые были им нужны. Они окликнули его, но тот набросился на них с дубинкой. Тогда Лом закинул его на дерево, а клюшки герои забрали себе, успокоив свою совесть тем, что папуас напал на них первый, и, кроме того, они отбирают у него клюшки только на один день.

Утром к Врунгелю пришёл тот японец, который успел перекраситься в негра, и предложил свои услуги в качестве матроса. Врунгель взял его с собой на игру в гольф. 

Во время игры мяч Врунгеля улетел далеко в сторону. Устав искать его, Врунгель и его помощник-лженегр сделали перерыв у ручья. Тут «негр» попробовал напасть на Врунгеля: он запустил в него клюшкой, но тот успел нырнуть в воду, а клюшка вернулась обратно и стукнула по голове «негра», от чего тот потерял сознание. Врунгель сообразил, что, оказывается, вместо клюшек они с Ломом вчера отобрали у папуаса бумеранги. По документам, найденным в кармане у лженегра, Врунгель понял, что это адмирал Кусаки.

Врунгель продолжил игру. Его мяч случайно залетел в сумку кенгуру. Врунгель бросил бумеранги и погнался за ней, после долгого преследования испуганная кенгуру выбежала на шоссе, где сделала в воздухе петлю, от чего мяч наконец-то выпал из сумки. Недалеко от этого места находилась лунка, и на 83-м ударе Врунгель закончил игру, ударив мяч тростью, которую ему одолжил какой-то джентльмен.

Глава XVI

На следующий день капитан порта повёл Врунгеля и его команду в музей. Там они встретили того папуаса, у которого они отобрали бумеранги, приняв их за клюшки: папуас работал в музее живым экспонатом — изображал вождя дикарей.

Выйдя из музея, герои решили, прежде чем покинуть Австралию, узнать, что сталось с адмиралом Кусаки и вернуть бумеранги папуасу. Врунгель вместе с Ломом и Фуксом отправился на поиски, но ни нашёл ни брошенных им бумерангов, ни адмирала. 

Во время поисков герои заблудились и проплутали три недели, после чего вышли к деревне папуасов, которые их накормили и поинтересовались, кто они. Врунгель сказал, что они коллекционеры, скупающие местное оружие. Тогда папуасы предложили им бумеранги, в которых Врунгель сразу узнал те, которые использовал вместо клюшек. По словам папуасов, бумеранги им принёс незнакомый негр, который затем сделался советником вождя, и в данный момент находится вместе с ним в соседней деревне, где они обсуждают план похода.

Поняв, что это адмирал Кусаки, Врунгель решил поскорее выбраться из деревни. Папуасы предоставили ему и его команде пирогу. Но, как только герои отошли от берега, они увидели, что за ними гонится целый флот во главе с адмиралом Кусаки в костюме папуасского вождя. Важно знать, что на пирогах были скамеечки с внешней стороны, на которых можно было сидеть, и на них находилось множество папуасов. Врунгель направил свою пирогу к пирогам преследователей и смахнул этих папуасов в воду, после чего погоня сама собой прекратилась, и герои благополучно прибыли в Сидней, а оттуда, вернув бумеранги хозяину, продолжили своё кругосветное путешествие.

Глава XVII

Как только герои прошли берега Новой Зеландии, налетел тайфун, после которого «Беда» оказалась в очень плохом состоянии: у неё сломалась мачта, и, следовательно, нельзя было идти под парусами. Врунгель вспомнил, как в детстве запускал воздушных змеев, и соорудил большого змея, которого канатом прикрепил к кораблю. «Беда» быстро пошла вперёд.

Однако канат, к которому был прикреплён змей, перетёрся и держался на волоске. Лом схватился одной рукой за канат, другой — за скобу, а в это время налетел сильный порыв ветра, скобу вырвало из палубы, и Лом вместе со змеем скрылся в небе. Врунгель произвёл расчёты и понял, что ветер должен отнести его в Японию. Расстроенный тем, что потерял одновременно и своего старшего помощника и возможность управления, Врунгель отправился спать.

На следующее утро Врунгель и Фукс увидели справа коралловый остров, однако он находился достаточно далеко, и герои, лишённые какого-либо двигателя, не могли до него добраться. Тогда Врунгель сделал рогатку из подтяжек и с её помощью закинул якорь на канате на берег. Таким образом они смогли добраться до острова.

Там они починили яхту: вместо мачты поставили пальму и отправились в ту сторону, куда, по мнению Врунгеля, могло отнести Лома. На третий день они увидели землю, но Врунгель решил не останавливаться, так как, во-первых, японцы не очень любят иностранцев, а, во-вторых, им снова мог встретиться адмирал Кусаки.

Глава XVIII

Ночью «Беда» столкнулась с миноносцем, разломилась на две части и начала быстро погружаться в воду. Врунгель и Фукс спаслись на пальме, взяв с собой самое необходимое и в том числе табличку с названием. 

Некоторое время они плыли на пальме. Однажды неподалёку показался английский пароход. Врунгель не хотел подавать сигнал о помощи, решив, что справится сам. Однако в это время он делал пометку в вахтенном журнале и использовал табличку с названием яхты как стол. Потом он, закончив работу, поставил табличку вертикально, на пароходе увидели надпись «Беда» и подняли потерпевших кораблекрушение на борт.

На пароходе Врунгель решил почитать газету, в которой нашёл заметку о Ломе. Оказывается, его старший помощник опустился рядом с Фудзиямой. Так как змей, на котором он прилетел, состоял из газетных листов, его обвинили в незаконном ввозе запрещённой литературы и хотели арестовать. Но в это время начались подземные толчки, между Ломом и японскими полицейскими в земле образовалась трещина. Лом пошёл вверх по склону горы, всё заволокло хлопьями сажи, и полиция потеряла его следы.

Глава XIX

Врунгель спросил у капитана, нельзя ли идти быстрее, так как хотел скорее прибыть в порт назначения, чтобы оттуда отправиться искать Лома. Капитан ответил, что ему не хватает кочегаров. Тогда Врунгель и Фукс нанялись кочегарами и приступили к своим обязанностям.

Врунгель посоветовал Фуксу вместо лопаты взять лом, для того чтобы пробить спёкшийся уголь. В ответ на слово «лом» из кучи угля неожиданно появился старший помощник Врунгеля. Герои очень обрадовались друг другу, и Лом рассказал свою историю. Когда колебания поверхности прекратились, он спустился в город. Там было много полицейских, Лом струсил и побежал, за ним бросились в погоню. Лом оказался на берегу моря и залез в груду угля, предназначенную для погрузки. Вскоре туда опустился ковш и вместе с углём погрузил на судно и Лома.

Врунгель решил, что Лому пока лучше не показываться капитану, так как он всё-таки плыл на пароходе незаконно и к тому же считался преступником. Лом заметил, что ему будет скучно просто так сидеть, и спросил у Врунгеля, можно ли ему петь. Врунгель разрешил петь, но только про себя.

Врунгель и Фукс вернулись после дежурства на палубу. Сменившие их кочегары через некоторое время поднялись к ним, испуганные, и рассказали, что в бункере что-то воет как сирена. Врунгель отправился к Лому и хотел побранить его за несоблюдение осторожности, но потом понял, что сам был неправ: Лом снова понял его буквально и пел песню, слова которой повествовали о его приключениях. Врунгель объяснил Лому, что главное — петь тихо, не важно о чём. Тот понял свою ошибку и решил, что лучше будет считать. Кочегарам Врунгель сказал, что шум происходил от шумевшего в топке огня.

Глава XX

Пароход наконец прибыл в Канаду, Врунгель и Фукс сошли на берег, а ночью помогли переправиться Лому. Герои решили, что дальше они отправятся на Аляску, оттуда — через Берингов пролив в Россию. В качестве средства передвижения решили взять сани, так как в Канаде была зима, и пошли искать их и того, кого можно было бы туда запрячь.

Врунгелю повезло: он нашёл хорошие нарты. Лом привёл пятнистого оленя с узкими копытами, а Фукс — маленькую и довольно злобную собачку. Собачку запрягли первую, оленя — позади неё. Однако вместо того, чтобы бежать вперёд, животные начали пятиться назад. На всякий случай Врунгель решил поменять их местами. Как ни странно, сани тут же понеслись вперёд с огромной скоростью.

Герои не успели затормозить на границе Аляски и помчались дальше, обгоняя по дороге какие-то другие упряжки. Впереди на льду стояла огромная толпа, отчего лёд треснул, люди разбежались, а нарды Врунгеля понеслись прямо в полынью. Герои едва успели спрыгнуть, а их олень и собака вместе с упряжкой провалились под воду.

К счастью, их смогли спасти, но при этом рога оленя отвалились, и выяснилось, что под видом оленя Лому продали корову. Что же касается собаки, то, по словам специалистов, ею оказался волчонок. Теперь стало понятно, почему, поменявшись местами, животные побежали так быстро. Помимо этого, оказалось, что герои случайно выиграли гонку на упряжках.

Глава XXI

Отдохнув несколько дней, герои отправились на санях дальше, добрались до Берингова пролива, а затем — до острова Лаврентия, но вскоре случилась задержка из-за того, что перед ними взломало льдины, и они не могли продолжать путь из-за образовавшейся трещины. Пришлось остановиться здесь. 

У них было достаточно продовольствия, но надо было как-то бороться с холодом. Врунгель использовал в качестве линзы большую льдину, пропустил через неё солнечные лучи, растопил лёд и вскипятил чайник. Таким образом они и прожили несколько дней, а потом льды сошлись, и можно было ехать дальше.

Врунгель, Лом и Фукс прибыли в Петропавловск. Тут их встретили очень радушно, так как с интересом следили за их приключениями по газетам. Герои остались погостить в городе. Они часто прогуливались по берегу моря и однажды увидели, как к причалу, к их огромному удивлению, подходит яхта «Беда». Более того, на ней плыли их двойники: Врунгель, Лом и Фукс. 

Толпа, собравшаяся на берегу, начала относиться к настоящим Врунгелю, Лому и Фуксу с некоторым подозрением. Двойнику Врунгеля сообщили, что один Врунгель к ним уже прибыл. На это тот возразил, что такого не может быть, так как он сам потопил его в Тихом океане. Тогда настоящий Врунгель понял, что перед ним опять адмирал Кусаки. Герои тут же разоблачили своих двойников: у мнимого Лома оказались ходули, у мнимого Фукса — борода. Что касается адмирала Кусаки, то тот «вспорол себе живот» и оказалось, что там у него лежала подушка.

Кусаки и его компанию арестовали. Врунгель и его друзья осмотрели яхту и увидели, что она очень похожа на их «Беду», но всё-таки другая. Потом Врунгель и Фукс на пароходе отправились домой. Фукс стал работать в кино, играя роли злодеев. Лом же остался в Петропавловске и сделался капитаном новой «Беды».

Глава XXII

Глава снова написана от лица студента морского училища.

Рассказчик до ночи слушал истории капитана Врунгеля, а потом спросил у него, можно ли записать его приключения. Врунгель согласился, и рассказчик вскоре написал книгу, в которую Христофор Бонифатьевич внёс «незначительные, но ценные поправки». Кроме того, он заметил, что необходимо составить словарь морских терминов, так как читатели, незнакомые с морским делом, могут неправильно понять какие-то вещи, и попросил рассказчика написать по алфавиту все термины, к которым потом он, Врунгель, составит описания. Рассказчик предоставил список, однако Врунгель медлил с описаниями. В результате первое издание книги вышло без словаря. Но к новому изданию словарь наконец-то был готов, и рассказчик решил напечатать его в конце книги.

Рассуждение капитана дальнего плавания Христофора Бонифатьевича Врунгеля о морской терминологии.

Врунгель рассуждает о том, что человек, много плававший, начинает постоянно использовать в речи морские термины и никак не может отделаться от этой привычки. Это же касается и его самого. 

Однажды Христофор Бонифатьевич решил попробовать заменить все морские термины в своём языке на их нейтральные аналоги. Но выяснилось, что это очень трудно, так как у многих слов аналогов не было. Приходилось давать их пространные описания, что было очень неудобно и ему, и слушателям.

В результате Врунгель пришёл к выводу, что морские термины — незаменимый инструмент моряков, необходимый им так же, как врачу необходим ланцет, а слесарю — отмычка. В ближайшем будущем не приходится рассчитывать на то, что обычные люди начнут понимать этот язык, поэтому для тех, кто совсем не разбирается в морской терминологии, Врунгель составил специальный словарь, который и предлагает вниманию читателей.

Автор: Мария Тихомирова

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector