Краткое содержание романа «Маленькие женщины» по главам (Луиза Мэй Олкотт)

Роман «Маленькие женщины» — настоящее сокровище, повествующее о сложности жизни и тяжбах нравственных выборов. Эта книга определенно заслуживает внимания. Чтобы быстро ввести Вас в курс дела, Многомудрый Литрекон подготовил краткий пересказ по этому произведению. Но, несмотря на то, что сюжет, здесь сохранен, а все основные события освещены подробно, в сокращении это произведение не столь хорошо. И пусть мужскую часть аудитории не смущает тот факт, что Луиза Мэй Олкотт писала в основном для девочек. Этот роман будет полезен и мальчикам, ведь большинство из них в будущем свяжут свою жизнь с прелестной особой. Вам, уважаемые господа, будет полезно узнать, через что приходится проходить представительницам прекрасного пола. Несмотря на то, что книга была написана в 1869 году, рассказанные в ней проблемы актуальны и в наши дни. И это не изменится еще долгое время. Поэтому Многомудрый советует каждому найти время и прочесть роман полностью. Не сомневайтесь, он увлечет Вас с первой же страницы. Приятного просвещения!

Игра в пилигримов

Мэг, Джо, Бесс и Эми – родные сестры, дочери Марми и Роберта Марч. Отец девочек сейчас на войне и они очень за него переживают. И стараются не расстраивать маму, которая всегда была для них авторитетом. Близится Рождество, но в семье заранее приняли решение, что праздновать его не будут из-за непростого финансового положения и войны. Несмотря на отсутствие подарков, девочки собирались порадовать себя хотя бы немного, потратив карманные деньги на себя. Джо собиралась купить книгу, так как обожала их, Бесс, увлеченная музыкой, – ноты, а Эми мечтала стать художницей и потому желала приобрести карандаши. Помимо этого, девочки хотели купить что-нибудь и маме. Обсудив планы, Мэг отчитала некоторых сестер, не всерьез, конечно же. Например Джо, по ее мнению, следовало уже забыть о своем мальчишеском поведении и стать чуть более женственной, чему сама Джо воспротивилась.

Стоит немного рассказать и о самих девочках. Маргарет, она же Мэг – самая старшая. Ей шестнадцать, очень хороша и мила собой. Джо на год младше сестры и сильно от нее отличается. Сутулится, считает свои ноги и руки слишком длинными. Ее единственная гордость – пышные каштановые волосы. Джо превращалась в женщину, но словно была этим крайне недовольна. Элизабет или Бесс – тринадцатилетняя девчушка, застенчивая и кроткая, предпочитает большую часть времени проводить в своем мире. И самая младшая – двенадцатилетняя Эми, настоящая снегурочка, немного эгоистичная, но очень все же добродетельная.

Подарки маме сестры хотели тоже купить по отдельности. По плану подарок для Марми состоял из новых туфель, перчаток, носовых платочков и одеколона. На одних обсуждениях девочки не остановились и отрепетировали пьесу, поставленную Джо для Рождественского вечера. Пришла Марми и дочки встретили ее теплыми объятиями. Они поужинали, поговорили о папе и планах. Марми вспомнила, как девочки играли в пилигримов, когда были маленькими. Они тоже помнили это чудное время. Эмми подметила, ей жаль, что она выросла из этой игры. Но Марми сказала, что игра в пилигримов только начинается. Ведь все люди в нее играют. Каждый человек идет к Небесному Городу – душевному покою и счастью, пробиваясь к нему через трудности, успехи и неудачи, неся за спиной небольшие котомки. А напутствия они найдут Рождественским утром под подушками. Так семья Марч вернулась к вязанию и тихим беседам, а затем отправилась спать.

Счастливое Рождество

Утром девочки действительно обнаружили напутствия. Самодельные книжки, которые им создала мама. Отличались лишь обложки по цвету. Такой подарок был дорог сердцу, сестры решили читать понемногу каждое утро. Однако Марми не было. Хана, скорее друг, чем служанка, сказала, что она ушла с каким-то мальчишкой и скоро вернется. Сестры стали прихорашивать свой подарок. Эми среди них не было, но она вскоре возвратилась. После чтения младшей Марч стало стыдно. Она сбегала в магазин и поменяла маленький дешевый флакон одеколона на большой и красивый, потратив на него все свои деньги. Времени прошло немного, но девочки были голодны и все же ждали маму. Когда Марми наконец пришла, то сообщила, что неподалеку живет бедная семья: мать с младенцем и еще шесть детишек. Женщина болеет и семье совсем нечего есть. Марми предложила отдать им кашу, булочки со сливками, а самим позавтракать хлебом с молоком. Лишь на минуту повисла тишина, а затем сестры Марч засобирались в гости к бедной семье, чтобы порадовать ее больших и маленьких членов.

В доме с голодными жильцами девочки, их мама и Хана разожгли камин, накормили голодающих и утешили словами несчастную мать. Марми обещала ей помощь. К себе сестры Марч возвращались голодные, но невероятно счастливые. А вечером собрались гости, которые увидели восхитительную постановку оперы «Проклятие волшебницы». От исполнения актеров в восторге были все. Но настоящий сюрприз девочек ждал дальше. На столе их ожидали мороженое, фрукты, торт и много всего прочего. Девочки подумали на Марми, но выяснилось, что все это – подарок от давнего друга ее отца, мистера Лоренса. Окружающие его побаивались, мужчина был нелюдим. Но он узнал о поступке девочек, когда они отдали свой завтрак, и спросил у Марми разрешения немного порадовать их. Джо была уверена, что идея принадлежит не мистеру Лоренсу, а его внуку, с которым она очень хотела бы познакомиться. С этим юношей она однажды говорила, но его спугнула Мэг. К тому же, Джо уверена, что мистер Лоренс не хотел бы, чтобы его внук дружил с кем-нибудь из семьи Марч.

Внук мистера Лоренса

Мэг примчалась на чердак к Джо, где та сидела с книжкой и яблоками, с пригласительным билетом от миссис Гардинер. Девочек приглашали на праздничный вечер по случаю Нового Года. Платье Джо было порвано сзади и заплатано, что не особо ее волновало. Но перчатки – другое дело. Они были испорчены, а по мнению Мэг, без перчаток на танцы идти нельзя. Девочки решили, что каждая возьмет по перчатке Мэг и Джо. Младшие сестры помогли им собраться на вечеринку. Джо случайно подпалила локоны Мэг, но даже такой казус не испортил их настроения. На вечере Мэг чувствовала себя комфортно и непринужденно, а вот Джо было не по себе. Она хотела подойти к парням и побеседовать с ними о коньках, но Мэг не позволила, предупредительно вздернув брови, заметив мольбу во взгляде сестры. Джо осталась скучать у стены. Когда начались танцы, Мэг с удовольствием закружилась с партнером по залу, а Джо решила спрятаться за шторой, но там уже прятался внук мистера Лоренса.

Юный Лоренс такому соседству был рад. Хоть его и смешили манеры Джо, он помнил ее другой, когда приносил сбежавшую кошку. Тогда они с Джо весьма непринужденно болтали о крокете. Между молодыми людьми завязалась беседа. Общее у них было. Даже нелюбовь к собственным именам ребят объединяла. Джо раздражало ее женственное имя Джозефина. А юноша назвался Лори. Он признался, что настоящее его имя – Теодор. Но его дразнили Дорой, он отлупил обидчиков, а потом попросил называть себя иначе. Затем по просьбе Джо, Лори рассказал о своей жизни в Италии, Франции и Швейцарии. Когда началась полька, юноша пригласил Джо на танец. Она рассказала ему про платье, но Лори не рассмеялся, а предложил уйти в дальнюю часть зала, где их никто не увидит. После танцев пара снова разговорилась, но Мэг прервала их беседу. Бедняжка на своих высоких каблуках подвернула ногу и с трудом ходила. Лори принес девушкам кофе и мороженое, а затем предоставил экипаж своего дедушки, чтобы доставить сестер Марч домой. Там Джо и Мэг рассказали о том, как провели время на танцах, а Джо подметила, что в старых платьях и с подпаленными волосами они получили ничуть не меньше удовольствия от танцев, чем очаровательные леди.

Ноши пилигримов

Рождественские каникулы подошли к концу, и нужно было возвращаться к своим обязанностям. Эми заливала слезами дощечку, на которой никак не могла решить пример, а Джо и Мэг собирались на работу. Все семейство Марч было не в духе, даже Хана злилась из-за того, что поздно легла спать, что она очень не любила. Мэг отказалась делать привычную прическу и в расстроенных чувствах спустилась к завтраку, сетуя на то, что она так и проведет большую часть жизни за работой, станет старой и некрасивой. Хана, несмотря на свою раздражительность, как обычно испекла им полукруглые пирожки, ведь второго завтрака на работе не было, а возвращались они с нее лишь после обеденного времени. По дороге Джо постаралась подбодрить сестру, и вскоре они разошлись.

Семья Марч не всегда была бедной. Мэг хорошо помнила роскошную беззаботную жизнь и тосковала по ней. Потом Роберт Марч потерял свое состояние и старшие девочки с энтузиазмом попросились на работу. Им разрешили. Но Мэг работа гувернантки в доме богатых Кингов давалась все труднее. Девушка часто злилась на свое положение, но жаловалась очень редко. Что касается Джо, то у них была тетушка Марч. Точнее, тетей она приходилась их отцу. Старая женщина хромала и нуждалась в компаньоне. Когда Роберт лишился всего, тетушка Марч хотела удочерить одну из сестер, но, получив отказ, сильно разозлилась и с родней больше не общалась. Однажды она увиделась с Джо и та ей понравилась. Так Джозефина получила работу компаньонки. Тетушка Марч ей пришлась по вкусу. Точнее, ее библиотека, где Джо проводила все свободное время. Такого времени было крайне мало, что девушку безумно огорчало. Еще одно расстройство заключалось в том, что она не могла ездить верхом, сколько вздумается. Ноша Джо была не менее тяжела, чем у Мэг. Но осознание того, что она сама зарабатывает деньги, грели душу Джо. 

Бесс была слишком робкой. До такой степени, что обучалась на дому. Она всегда помогала Ханне по хозяйству и усердно грызла гранит науки. Еще у нее были подопечные – куклы. Не было среди них новой и красивой. Все они перекочевали к ней от старших сестер. Но этих игрушечных крох Бесс берегла, заботилась и в холодную зиму согревала своей любовью. У этой девочки тоже была своя тяжкая ноша. Она очень любила музыку и часто играла на фортепиано. Но никто не видел, как порой она плакала из-за фальшивых нот и без злобы сожалела о том, что не может позволить себе учиться в музыкальной школе. Эми же беспокоил лишь ее чуть приплюснутый носик. В целом, девочка рисковала быть избалованной, ведь ей все прощалось. «Заземляло» ее то, что она была вынуждена донашивать одежду двоюродной сестры. Старшие сестры Марч тепло друг к другу относились. Но и с младшими у них наладился контакт. При чем, Эмми больше доверялась Мэг, а Бесс – Джо. 

Вечером, как обычно, девочки с матерью сели за шитье и принялись делиться впечатлениями о прожитом дне. Мэг узнала, что богатство не всегда хорошо на примере Кинга, Джо удалось познакомить тетушку с любимой книгой, Бесс узнала немного о благотворительности, ну а Эми поняла, что хорошее поведение гораздо лучше украшений, так как ее одноклассница по собственной вине была опозорена. Последней говорила Марми. Обернув все в сказку, женщина напомнила дочерям, что даже когда тяжело и больно, чувствуется несправедливость и хочется жаловаться, следует вспомнить обо всем хорошем, что есть на настоящее время, поблагодарить мир, улыбнуться и двигаться дальше.

По-соседски

Одним морозным зимним днем Джо вышла расчищать дорожки у дома от снега, чтобы Бесс смогла спокойно прогуляться с куклами, когда им это потребуется. За работой она то и дело кидала взгляд на дом мистера Лоренса. Она давно хотела поближе подружиться с Лори и намеревалась как-нибудь сделать первый шаг. Сегодня был именно такой день. Как только старик Лоренс куда-то уехал, Джо кинула снежок в окно дома, чем привлекла кудрявую голову Лори. После недолгой беседы Джо отправилась спросить разрешения пойти в гости и вскоре была у соседа. Девушка принесла с собой для Лори угощение от Мэг и котят Бесс. Котята особенно помогли избавиться от стеснительности Юноши. Джо не теряла времени даром, заметив беспорядок в комнате парня, несмотря на огромное количество слуг, которые только отлынивали от работы, девушка быстро организовала уют в комнате Лори, за что он был ей очень благодарен. Последнюю неделю парень заболел, простудился и совсем не выходил на улицу. И, как он сказал, его дедушка совсем не будет против, если Лори начнет общаться с соседями. Мистер Лоренс только выглядит суровым, на самом деле он очень добрый. Соседи еще немного поболтали, а потом Лори повел Джо смотреть библиотеку, позволяя ей разглядывать все на своем пути.

Сокровищница с книгами так восхитила Джо, что она даже затанцевала. Лори пришлось ненадолго оставить ее, так как к нему пришел доктор. Когда юноша вернулся, Джо стояла спиной ко входу разглядывала портрет мистера Лоренса. Девушка подметила, что глаза у него добрые и хоть он не так красив, как ее дедушка, мистер Лоренс ей нравится. Только слова эти услышал не Лори, а его дедушка. Джо, увидев его, сильно покраснела, но продолжала вести себя храбро. Хозяину дома она понравилась, а узнав, что пришла Джо с целью развеселить Лори, мистер Лоренс только обрадовался, но не показал этого. Он пригласил гостью выпить чаю и за столом заметил, как внук, беседуя с Джо, «ожил». Мужчина пришел к выводу, что в дружбе между Лори и сестрами Марч нет ничего дурного. От Джо он узнал о судьбе несчастной женщины, которой семья Марч подарила частичку Рождества. Марми обратилась к богатым знакомым, и у той положение несколько улучшились. Мистер Лоренс попросил Джо передать матери, что на днях заглянет в гости. После чая Джо и Лори отправились в оранжерею, где юноша собрал букет для Марми. Затем девушка послушала игру юноши на рояле. Перед уходом она заметила какое-то недовольство на лице мистера Лоренса, на что Лори попросил не беспокоиться и пообещал однажды рассказать причину такой реакции, а также прийти в гости, когда поправится.

Семейство Марч выслушало рассказ Джо и все решили вместе навестить Лори. У каждого нашлась для этого своя причина. Марми поделилась с любопытной второй по старшинству дочерью, что игра на рояле не нравится мистеру Лоренсу, возможно, по той причине, что покойная мать юноши была музыкантшей и сильно не нравилась деду внука. Возможно, бедный старик просто не хочет, чтобы и Лори стал музыкантом. Джо такая позиция не понравилась, но ее бунт утихомирили дальнейшим составлением плана. Одна лишь Бесс не участвовала в окончании разговора. Слишком была увлечена думами о пилигримах и Прекрасном Дворце.

Бесс находит прекрасный дворец

Сестры Марч во главе с матерью стали часто посещать дом мистера Лоренса. У каждой там было свое наслаждение. Мэг проводила время в оранжерее, Джо – в библиотеке, Эми – у картин. Марми же беседовала с мистером Лоренсом, в том числе о своем отце. Лори стал часто бывать у сестер Марч и даже немного забросил учебу. Его учитель был недоволен этим, но мистер Лоренс взял на себя роль доброй бабушки, позволяя мальчику отдыхать. И только Бесс не решалась прийти в гости. Она была там в первое их посещение. Мистер Лоренс хмуро взглянул на нее, и не зная о робости девочки, до ужаса напугал бедняжку. Даже чудесный рояль не мог заставить Бесс переступить через свой страх. Но каким-то образом дедушка Лори узнал об этом. И сидя в гостях у Марч, завел непринужденную беседу, словно не замечая Бесс, которая тихо стояла в стороне, о музыкантах и певцах. Затем мужчина пожаловался, что так как Лори часто нет дома, рояль стоит в одиночестве, что не пойдет на пользу инструменту. Он предложил Марми, на случай, если кто-то из девочек увлекается музыкой, приходить и играть. Это был правильный подход, страх Бесс отступил. Она уточнила у старика, правда ли никому не помешает игрой? Теперь мистер Лоренс смотрел на нее мягко и развеял опасения.

Первый поход Бесс дался ей с трудом. Но последующие – гораздо смелее. В полной уверенности, что хозяев и слуг нет дома, она играла. И не подозревала, что в этот самый момент мистер Лоренс в своем кабинете с наслаждением слушает мелодию, а Лори подлавливает слуг и отправляет в другом направлении, дабы не спугнуть девочку. Бесс не догадывалась и о том, что ноты, с которыми она справлялась, подбирали и оставляли для нее хозяева дома. В благодарность за доброту Бесс захотела вышить домашние туфли для мистера Лоренса, а Марми ее поддержала. Туфли с анютиными глазками очень скоро были сшиты и отправлены по назначению. Несколько дней Бесс ждала ответа, опасаясь, что обидела друга. Как-то она уходила по поручению с одной из своих кукол, а когда вернулась домой, вся семья ее ждала. Мистер Лоренс прислал Бесс маленькое пианино, на котором играла его обожаемая маленькая внучка, давно скончавшаяся. К инструменту было и теплое письмо с благодарностью. Бесс сыграла на миниатюрном фортепиано, а когда сестры предложили ей сходить к мистеру Лоренсу и поблагодарить, согласилась.

Под шокированные взгляды сестер и матери, которые даже сказать ничего не могли, Бесс скрылась в доме Лоренсов. И это они еще не видели, как не давая себе возможности испугаться, девочка прошла в кабинет, начала благодарить старика, но видя его дружелюбный нежный взгляд, обняла и поцеловала в щеку. А мистер Лоренс посадил Бесс к себе на колени и выглядел так, словно снова обрел свою маленькую внучку.

Эми в долине унижения

У юной Эми случилась настоящая беда. В школе появилась мода на лимонные цукаты. Девочку не один раз угощали, но у нее карманных денег не было, и отплатить товарищам таким же вкусным угощением она не могла. Из этой ситуации ее выручила Мэг, дав нужную сумму. На следующий день Эми почти всех угостила сладостью и только Дженни Сноу обошла стороной за то, что та постоянно ее задирала. Сноу, в свою очередь, нашла способ, как уколоть Эми. Учитель строго настрого запретил цукаты в школе, обещая пойманного прилюдно наказать. И Дженни этим воспользовалась, сдав Эми учителю. Мистер Дэвис угрозы свои сдержал. Он приказал Эмми принести цукаты, а затем выкидывать их в окно по две штуки. После этого он несильно, но все же ударил линейкой несколько раз по ладони девочки. А ведь все считали Эми его любимицей! В довершение учитель приказал ей стоять у доски до перерыва. Подобного унижения малышка еще никогда не испытывала. Лишь мысли о произошедшем, чуть саднящая рука (никогда и никто ее не бил, даже легонько) и мысли о Сноу помогли ей достойно выстоять.

Когда начался перерыв, мистер Дэвис почувствовал себя неловко. Эми, не сказав никому ни слова, собрала вещи и ушла. Дома она все рассказала. Девочка опасалась реакции, но напрасно. Мэг омыла руку Эми глицерином и слезами. Марми не нашлась, что сказать. Все жалели младшую Марч. После перерыва учитель был невероятно добр и встревожен. Эми так и не было, зато пришла Джо, всучила ему письмо от матери, собрала оставшиеся вещи сестры и ушла. Марми позволила Эми обучаться на дому, пока не решится вопрос с переводом в другую школу. Но вопреки ожиданиям дочери, справедливая мать заметила, что та поступила неправильно, нарушив правила. Ей не нравились телесные наказания, но девочка становилась слишком самодовольной, поэтому, возможно, подобное все же пошло ей на пользу. Марми также добавила, что Эми пора взяться за голову и приструнить тщеславие. Все же скромность украшает человека, с чем согласился Лори. Юноша привел в пример знакомую девочку, которая чудесно играет на рояле, но не знает об этом. Бесс тут же заинтересовалась, изъявив желание познакомиться с ней, на что юноша очень жирно намекнул, что говорит про нее. Бесс сильно засмущалась. А когда Лори ушел, Эми поняла важную вещь: элегантность и многие нравственные качества очень красят человека, но не нужно выставлять их напоказ и тем более хвалиться ими – это все портит. Все хорошее в людях и так заметно окружающим.

Джо встречает Аполлиона

Джо и Мэг собирались с Лори в театр на «Семь замков». Эми с собой не брали и даже не говорили, куда они идут, но младшая сестра их быстро раскусила. Девочка готова была заплатить за себя, но Джо грубо запретила ей идти. Ведь были заняты места на троих, а Эми не могла сидеть одна. Старшие сестры ушли, бросив младшую в слезах, которая так напоминала сейчас избалованного ребенка. Напоследок маленькая негодница крикнула, что Джо об этом пожалеет. Представление было прекрасным, но Джо думала об Эми. У этих сестер был горячий нрав, и они часто ссорились, а Джо потом испытывала чувство вины. Джо была очень вспыльчивой, буйной, но быстро отходила. Вернувшись домой, старшие заметили обиженную Эми, не сказавшую им ни слова. Джо проверила свои вещи в комнате, помня угрозу, и расслабилась. Сделала она это зря. Младшая сестра поступила невероятно подло и причинила ужасную боль Джо. Все это открылось на следующий день.

Джо вполне могла стать достойным писателем. Несколько лет она создавала сборник сказок, который хотела окончить к возвращению отца. Свою рукопись она переписала в новую тетрадку, а первоисточник уничтожила. Эми же сожгла единственную оставшуюся книгу Джо. Это вывело девушку из себя, и никто не смел сказать ей слова, когда семья узнала о случившемся. По опыту знали, что этой буре лучше дать разгуляться, а потом она сама утихнет. Что до Эми, на ее защиту даже Мэг не встала. Вечером Эми попросила прощения у Джо, на что девушка заявила, что прощения та не заслуживает. Она повторила это снова, когда мама тихонько шепнула ей отпустить обиду, не держать ее долго. Эми же чувствовала себя униженной и оскорбленной и горько сожалела о шаге к примирению. Действительно, избалованная девочка, совершившая бесчеловечный и омерзительный поступок. По наставлениям Мэг она все же решила испытать счастье второй раз, когда Джо, чтобы развеяться, отправилась с Лори на речку кататься на коньках.

Как и учила Мэг, Эми молча бежала следом. Джо ее упорно игнорировала. Лори предупредил девушку о том, что в середине опасно и нужно держаться с краю. Эми этого не слышала, а Джо пошла на поводу у своей обиды и не обернулась. Она бы завернула за угол, но что-то удержало ее, а через секунду она услышала треск ломающегося льда и крик. От ужаса Джо остолбенела. Но Лори сумел все сделать правильно. Только благодаря ему, ничего не соображающая Джо делала, что говорили, и скоро Эми была дома у камина, закутанная в одеяла. А несчастная Джо горько плакала, не сдерживая рыданий, жалуясь на свой скверный характер. Она все еще была в ужасе, что ее сестра чуть не умерла по ее вине. Девушку утешала мама. Марми поделилась, что ее характер ничуть не лучше, даже хуже, и она все еще трудится, чтобы научиться совладать с ним. Маленькими шажочками у нее получается, и у Джо обязательно получится. Долгое время Марми боролась со своими демонами одна, потом в ее жизни появился Роберт. И несмотря на то, что он сейчас на войне, у женщины осталась поддержка, остался друг – Бог. Ведь он никогда не оставляет своих детей и с ним всегда можно поговорить так же, как с матерью.

Бесценные слова Джо запомнила на всю жизнь. А этим вечером, когда Эми проснулась, сестрам не нужны были слова. Одно объятие и ласковый поцелуй – все обиды прощены и забыты.

Мэг на ярмарке тщеславия

В апреле Энни Моффат пригласила Мэг к себе в гости на две недели. Старшая из сестер Марч скрупулезно и придирчиво собирала вещи, а Джо, Бесс и Эми ей помогали. Каждая из девочек одолжила Мэг какую-нибудь свою красивую вещь, за что старшая сестра была чрезмерно благодарна. Хоть ее и печалили старые вещи, в целом, она осталась довольна. В доме у Моффатов Мэг поначалу чувствовала себя неловко, но гостеприимство хозяев помогло ей расслабиться. Очень скоро девушка стала непринужденно говорить о моде и подражать чопорному окружению, которое на самом деле особо культурным не являлось. Но Мэг это не волновало. Роскошная жизнь увлекала ее, она все с большей завистью смотрела на наряды Энни Моффат и второй подруги Салли. А о доме девушка думала, как о чем-то убогом и гадком. И вообще старалась о нем не думать. Сильным ударом было и то, что перед небольшой вечеринкой Мэг почувствовала жалость окружающих к ее бедной участи, заметную по старым поношенным платьям. Это чувствовалось, даже несмотря на то, что никто не говорил об этом. Эти ощущения преобладали над ней, когда горничная внесла посылку.

В посылке оказалась записка от Марми и шикарные цветы от Лори. Теплое послание от мамы и букет от друга заметно подняли Мэг настроение. Часть вечера она провела в великолепном расположении духа. Девушка сидела в ожидании своего кавалера с мороженым, когда услышала, что на самом деле думают «подруги» и все их окружение. Они не отрицали привлекательность Мэг, но насмехались над безвкусным нарядом. В то, что записка от матери, девушки не верили. Они были уверены: послание от Лори, а Марми совсем не прочь выдать за него Мэг, все же выгодная партия. Так же змееподобные особы надеялись, что свое платье после вечера Мэг порвет. Это позволило бы им предложить ей хорошее и роскошное. И в довершение дамы собирались пригласить Лори. Он бы оказывал знаки внимания Мэг, а они бы посмеялись. В этой ситуации гордость Мэг спасла ее. Она не проявила гнев и достойно дождалась окончания вечера, хотя никто не знал, каких трудов ей это стоило. До глубокой ночи ей не давали покоя услышанные слова. Девушка даже засомневалась в собственной матери.

На следующий день «подруги» не стали терпеть возражений. Они напялили на Мэг прелестное шелковое платье, в котором она чувствовала себя неуютно: глубокий вырез смущал, а шлейф путался под ногами. Так же нацепили дорогие серьги на девушку и предоставили каблуки под тон платья. При таком параде Мэг выплыла в зал. И да, на нее многие обращали внимание. Возможно, девушка снова начала бы чувствовать себя комфортно, но перед ней возник изумленный Лори с легким неодобрением во взгляде. И Мэг почему-то пожалела, что на ней это роскошное платье, а не ее старое. Беседа завязалась неловкая, а на вопрос о ее внешности Лори прямо сказал, что не любит разодетых в пух и прах. Хотя его взгляд бил сильнее этих слов. Его реакция вызвала у Мэг волну раздражения, и она удалилась, назвав его грубияном. Чуть позже Лори нашел ее и пригласил на танец. Потом, до конца вечера, как и многие гости, он видел в девушке разодетую куклу, что сильно его огорчало. Прощаясь с другом, Мэг попросила Лори ничего не говорить ее семье, она сама скажет.

Двухнедельный отпуск подошел к концу, и Мэг с удовольствием вернулась в уютный, пусть и не богатый дом. Здесь не нужно было притворяться. Она с воодушевлением рассказывала об отдыхе, но когда младшие сестры ушли спать, Мэг все честно рассказала Марми и Джо. Последняя была вне себя от ярости из-за глупых сплетен о желании матери устроить свадьбу Лори и Мэг. Марми же жалела, что отпустила старшую дочь к малознакомым людям, где ее так сильно ранили. Так же женщина поделилась, что желать нравиться другим – это естественно. Главное в стремлении понравиться всем не потерять себя. Марми действительно строила некоторые «планы» на своих дочерей. Как любая замечательная мать, она желала, чтобы они нашли свое место в жизни. Деньги – это лучший друг и помощник умного человека. Но пусть лучше их мужья будут бедными и любящими. Потому что нет хуже участи, чем выйти замуж за кошелек. Марми хотела, чтобы дочери радовали этот дом, а после – осчастливили новый, куда их пригласят и в который они войдут по доброй воле. Либо же они могли также продолжать радовать родительский дом. Она просто хотела им счастья. А для некоторых жизненных эпизодов всего лишь нужно довериться времени.

Пиквинский клуб

Наступала весна, что означало наступление приятного времяпровождения в саду. У каждой из сестер был свой уютный участок. Хана даже на другом конце мира могла узнать, какой из них принадлежит той или иной сестре Марч. Мэг выращивала прекрасные и гордые цветы: розы, достойные ее по статусу. Джо всегда занималась нововведениями. В этом году это были подсолнухи. Бесс заботилась о старомодных цветах: анютиных глазках, душистом горошке, гвоздиках и прочих. Еще эта девочка заботилась о кошках и канарейках. Поэтому так же она выращивала кошачью мяту и курослеп. А у Эми были чудесные ползучие растения, милая беседка, нежные лилии и все, кто хотел там расти. В ясные дни девочки проводили время на свежем воздухе, а в пасмурные – на чердаке. Там они играли в тайное общество и называли себя Пиквикским клубом, так как все восхищались Диккенсом. Переодевшись в джентльменов, девочки устраивали собрание, где зачитывали самодельную газету, обсуждая различные происшествия и «насущные проблемы».

После чтения газеты Джо выдвинула предложение пригласить Лори. Ее поддержала только Бесс. Тогда Джо напомнила, что Лори они хорошо знают ,и он не станет вести себя, как противный озорной мальчишка. Это был весомый аргумент, потому при повторном голосовании все были «за». Джо тут же поспешила к стенному шкафу, открыла дверцы и представила всем веселого Лори, которого сама же там и прятала. Юноша повел себя почтительно и достойно, потому был тут же принят с огромным удовольствием. В качестве благодарности он сделал почтовое отделение из скворечника и помесил его в живой изгороди. Девочки ни разу не пожалели, что сделали исключение и все же взяли одного настоящего мальчика в свое тайное общество. Мистер Лоренс и его садовник частенько с огромным удовольствием пользовались почтовым ящиком, оставляя порой забавные послания. И бывшему скворечнику еще предстояло сыграть в жизни друзей и сестер огромную роль.

Новый опыт

Наступил июнь. У Мэг и Джо начались каникулы, так как Кинги и тетушка Марч разъехались по отпускам. Мэг собиралась три месяца нежиться в постели, а Джо – читать и кататься верхом с Лори. Младшие сестры, глядя на старших, тоже захотели ничего важного не делать и спросили у Марми разрешения. Женщина согласилась, но подметила, что они и неделю не протянут в одних лишь развлечениях. Такая жизнь им придется не по вкусу. Девочки были иного мнения и в первый же день занялись с огромным удовольствием ничегонеделаньем. Домашние хлопоты с них также были сняты на время недельного эксперимента. Первый день прошел довольно хорошо, хотя показался длинным, что в целом, было приятно. Но только не последующие. Сестры с большим трудом дожили до субботы – последнего дня эксперимента. Их было не узнать. Мэг находилась в одном шаге, чтобы изрезать свои платья. Джо тошнило от книг, она поругалась с Лори. Бесс не смогла ничего не делать, она еще в начале эксперимента на автомате вернулась к своим обязанностям. Но атмосфера в доме сказалась и на ней. Девочка была раздраженной, даже на одну из своих кукол накричала. Ну а Эми была раздражена тем, что никто не восхищался прекрасной художницей. Другими словами, Марми была права. А еще эта женщина решила немного проучить своих дочерей.

На следующий день она притворилась больной, запаслась едой и осталась в комнате, а Хане дала выходной. Девочки должны были сами заботиться о доме, что приняли с огромной радостью. Правда, завтрак у них оказался несъедобный, когда кашеварила Мэг. Потом девушка приняла роль хозяйки, пряча пыль за шторами и заметая мусор под диван. За стряпню взялась Джо, пригласив на обед Лори. Марми решила уйти в гости и девочки с дурным предчувствием провожали ее взглядом. Сейчас больше всего на всех давил плач Бесс. Хоть девочка и возвращалась к своим обязанностям во время эксперимента, она была рассеянна и про многое забывала. И вот ее канарейка Пип умер от голода. Джо церемонию похорон также взяла на себя. Достойный обед девушка тоже не смогла состряпать. Джо не умела пока выбирать продукты, да и опыта в кулинарии у нее было немного. Гости давились различными яствами, но после земляники со сливками, где сливки были кислые, а вместо сахара – соль, девушка совсем пала духом. Ситуацию спас Лори, весело глядя на подругу. Девушка вдруг тоже, как и все остальные, посмотрела на ситуацию. Гнетущая атмосфера улетучилась, все рассмеялись. После обеда провели похороны Пипа и занялись уборкой. К вечеру девочки были вымотаны. 

Марми поинтересовалась, не хотят ли они продолжить эксперимент. Но сестры Марч поняли, что одно развлечение – это бессмысленно и скучно. Когда у каждой есть некоторые обязанности, они живут в мире, порядке, а отдыху и хобби, как только на них появляется время, безумно рады.

Лагерь генерала Лоренса

К Лори приезжали друзья из Англии. Он хотел разбить палатку на природе, чтобы весело провести с ними время. Сестер Марч он тоже позвал через. Юноша очень хотел, чтобы девочки не отказались, заверил их, что его знакомые – порядочные люди. Марми отпустила всех четверых. В день поездки Джо надела старомодную шляпу с широкими полями, которую друг подарил ей ради шутки, узнав о чувствительности ее кожи к солнцу. У Джо было очень хорошее настроение. Помимо записки от Лори с приглашением, девушка получила еще послание от мамы. Марми писала ей, что Джо – большая умница и прекрасно справляется с усмирением своего характера. Маленькими шажочками, но у девушки это выходит, и Марми ею гордится. Шляпа Джо сослужила добрую службу: расположила гостей Лори ко всем и растопила лед. Ребята оказались и правда приятными. Большой компанией они поиграли в крокет, позавтракали. Затем занимались тем, что один начинал рассказывать, затем каждый по очереди подхватывал историю, продолжая на свой лад. Дальше на очереди была игра в «правду». Половина компании, в том числе, Джо и Лори бросали жребий. Тому, кому он выпадал, задавали различные вопросы и он должен был честно отвечать. Лори в этой игре попытался выяснить, чего бы хотела Джо. Но девушка была умна, разгадав его замысел, и ответила про талант – то, что юноша ей подарить не в силах.

Дальше играли в литературное лото. До самого вечера было еще множество развлечений, и каждый из большой компании остался доволен. Даже робкая Бесс беседовала с хромым мальчиком по имени Фрэнк, чем вызвала восхищение сестер. На закате новые и старые товарищи разошлись в прекрасном расположении духа от чудесно проведенного дня.

Воздушные замки

В теплый сентябрьский денек у Лори не было настроения. Он не желал учиться и сбежал бездельничать. Юноша увидел, как сестры Марч устремились на холм, и был раздосадован из-за того, что они не позвали его с собой. Юноша пошел следом и увидел, как девушки сидели у рощи и мирно занимались своими делами. Мэг вышивала свою подушку и просто выглядела великолепно. Джо читала вслух и вязала. Бесс собирала шишки, чтобы сделать из них красивые вещицы. А Эмми рисовала папоротники. Общая картина была завораживающей и юноша не успел скрыться незамеченным. Девочки пригласили его к себе при условии, что и он будет чем-то занят. Джо дала ему дочитать рассказ. Они продолжали играть в пилигримов. У каждой до конца каникул была своя задача и сейчас они заканчивали работу. Просто делали это на свежем воздухе. А этот холм был их Горой Услады. Как и было сказано ранее, каждый человек – пилигрим, который стремится к Небесному Городу и своему Воздушному Замку.

Желания друзей в чем-то были схожи. Мэг мечтала о роскошном доме и благих делах. Джо – стать известной писательницей. Лори – известным музыкантом, а Эми – художницей. То есть, все хотели достатка и безбедной самостоятельной жизни. Только Бесс желала остаться с мамой и папой, продолжать помогать им. Джо предложила встретиться здесь же через десять лет, чтобы узнать, кому и каких высот удалось достичь и на сколько они продвинулись в своих целях. Эту идею поддержали. Лори нервировало то, что его мечты с планами на него его дедушки расходятся. Он хотел бы сбежать. Джо его поддержала, но Мэг одернула сестру и сообщила Лори, что пока ему следует слушать мистера Лоренса, стараться, даже если не нравится. И когда он себя покажет в таком свете, дедушка не будет с ним суров и, возможно, даже поддержит. К ужину друзья разошлись, а Лори получил разрешение и дальше участвовать на подобных собраниях.

Секреты

В октябре Лори тайно сопровождал Джо. Девушка забегала в редакцию газеты, а затем отправилась к дантисту. От него друзья возвращались домой вместе. Девушка не сдержалась и высказала другу несколько нравоучений. Ее беспокоят некоторые его друзья, в их обществе он становится таким же безликим вычурным богатеем. И порой она жалеет, что Лори не беден, так как если он поддастся искушению роскоши и ступит не на ту дорожку, спасти его будет трудно. Сказав это, Джо почти тут же пожалела о своих словах. Однако Лори ничего особенного в ответ не сказал, предложив спокойно и мирно дойти до дома. А еще юноша предложил обменяться секретами. Джо сообщила, что ходила в редакцию относить для печати свои рассказы. Лори поддержал ее, искренне веря в ее успех. Его секрет касался сестер Марч. Некоторое время назад Мэг забыла перчатки в доме Лоренсов. Одну ей вернули через почту, другой не было. Но Лори знал, у кого эта перчатка, о чем сообщил Джо при условии ее полного молчания об этом. С холма до кленов ребята бежали наперегонки, и Джо растеряла свои шпильки. Лори отправился их подбирать, пока девушка приводила дыхание в порядок. К ней подошла Мэг, которой явно не нравилось озорство Джо. Джо же попросила не заставлять ее взрослеть раньше времени. Девушке было горько от секрета Лори. Ведь он означал, что в скором времени Мэг могут пригласить в другой дом. И принять это было тяжело.

Пару недель Джо вела себя странно и по какой-то причине грубила мистеру Бруку, молодому учителю Лори. Мистер Брук нравился всем. Он, как и Лори с дедушкой, был частым гостем. Да и на пикнике с англичанами тоже был. Поэтому перемена в Джо сестрам была непонятна. Но эта буря утихла, когда Джо узнала, что в газете напечатали ее рассказы. Новым авторам не платили, но это было и неважно. Печать для Джо была настоящим успехам, а то, как поддержали ее близкие и как они вместе с ней порадовались, вызвали у девушки слезы благодарности.

Телеграмма

Ноябрь сестры встретили хмуро. У Мэг так вообще началась хандра. Одна лишь Бесс жила надеждой и всегда верила в лучшее. К сестрам Марч прибежал Лори и предложил девушкам прокатиться в экипаже. Он собирался отвезти мистера Брука домой. Все кроме Мэг радостно собирались, когда Хана принесла Марми телеграмму. Прочтя ее, матери девочек стало плохо. Мистер Марч был тяжело болен, Марми вызывали к нему в больницу. Эта новость омрачила весь день. И как бы больно ни было, Марми не могла позволить себе сейчас горевать долго. Она попросила Лори отправить ответную телеграмму, а еще завезти записку тетушке Марч. Хана собирала вещи женщины. Джо полагалось отправиться на работу к матери, чтобы сообщить об ее отъезде, а также купить необходимые вещи по списку. Бесс отправили к мистеру Лоренсу за вином. Дедушка Лори пришел сам и принес богатую посылку для Роберта Марча. Так же он попросил мистера Брука сопровождать Марми в этом путешествии. Тетушка Марч дала денег, хоть и ворчала в ответной записке. Ну а потом вернулась Джо, которую все уже потеряли.

Джо положила перед матерью двадцать долларов, сообщив, что эти деньги – ее вклад для папы. Девушка сняла шляпу, все с благоговейным ужасом увидели ее короткие волосы. Джо заходила в парикмахерскую, чтобы продать свою гриву. Ей отдали один ее локон, который Джо вручила маме. Девушка утверждала, что о своем поступке не жалеет. Вечер пролетел быстро. Перед сном сестры с матерью практически не пели и тихо разошлись спать. Мэг уснуть не могла долго, вспоминая прекрасные глаза мистера Брука, который сообщил о своем отъезде с Марми. Джо тоже не спала. Мэг не на шутку встревожилась, когда услышала приглушенные рыдания. Несчастная Джо оплакивала свои волосы, называя это тщеславием. Мэг и не думала смеяться над ней. Лишь пыталась утешить сестринскими объятиями. Когда все девочки спали, Марми тихонько подошла к каждой кровати, чтобы  оставить нежный материнский поцелуй на щеке каждой дочери.

Письма

Как бы тяжело ни было, но на следующее утро девочки держали себя достойно. Помогли матери проверить вещи еще раз и проводили ее с улыбками. С ними был Лори, его дедушка и Хана. Марми, взглянув на провожающих из экипажа, увидела их в лучах солнца и посчитала это добрым знаком. 

Одна неделя сменяла другую. Отец девочек постепенно шел на поправку. Лоренсы и сестры Марч регулярно писали матери и мистеру Бруку. Они также всегда отвечали. Все четыре девушки старались изо всех сил и никогда не оставляли Хану одну с огромным количеством работы.

Маленькая добросовестность

Добродетель, что царствовала в доме Марч, улетучилась довольно быстро. Девочки продолжали выполнять свои обязанности, однако с легкостью о них забывали. Только Бесс была невероятно ответственна в этом вопросе. Больше недели она ходила к Хаммелям – той семье, которую они порадовали на Рождество. Младенец сильно болел, и Бесс это беспокоило. Она попросила старших сестер зайти к этой семье, но те отказались, предложив позвать Эми. Однако ее не было и Бесс в итоге снова пошла сама, несмотря на усталость.

Чуть позже Джо нужно было кое-что найти в шкафу матери, и там она обнаружила Бесс. Младенец Хаммелей болел скарлатиной и умер у девочки на руках. Ужасное происшествие, но собрание тут же было организовано по другому поводу — вызова доктора для Бесс — и еще одного момента. Джо и Мэг скарлатиной болели, Эми – нет. Потому было принято решение отправить ее к тетушке Марч. Этого юная художница не хотела, даже Мэг не сумела ее уговорить. Зато получилось у Лори. Он пообещал Эми, что будет приезжать к ней каждый день и водить гулять. Как только скарлатина у Бесс подтвердилась, о чем сестрам сообщил обеспокоенный доктор, Джо и Лори увезли Эмои. Тетушка Марч встретила их очень сурово. Презрительно отнеслась к новости о том, что Роберту стало лучше. По ее мнению, улучшения были ненадолго. Эми было довольно тяжело оставаться в этом доме.

Мрачные дни

Бесс и правда оказалась больна скарлатиной. Наступило тяжелое время. Несчастная девочка редко была в сознании. Хана и доктор делали, что могли. Хана даже не спала ночами. Эми в ссылке мечтала вернуться домой и честно выполнять всю работу, которую делала за нее Бесс. Она готова была терпеть, что угодно, лишь бы сестра поправилась. Мэг занималась хозяйством. Она опасалась принести болезнь в дом Кингов. И лишь теперь поняла, что такое настоящее богатство. Никакие это не деньги. Это здоровье, любовь, смех и покой людей, которых ты любишь. Думая об этом, Мэг часто плакала над шитьем. Ну а бледная Джо не отходила от кровати младшей сестры. Лори приходил часто, но к Бесс его не пускали. Мистер Лоренс запер рояль, так как не мог его видеть, зная о состоянии своего маленького, горячо любимого друга. А Марми ничего не знала о болезни дочери. Хана наказала девочкам ничего пока не писать матери об этом «пустяке» и изо всех сил старалась скрыть свою тревогу. К тому же, у отца девочек начался рецидив. И как же удивились сестры Марч в это невыносимое время, сколько друзей у робкой Бесс. Соседи и продавцы в лавочках – все они регулярно писали, спрашивали, приходили.

В декабре Бесс стало совсем плохо. Она никого не узнавала. Доктор настоятельно рекомендовал написать Марми, чтобы она приехала, если супруг не так плох. Джо тут же поскакала с телеграммой. Когда она вернулась, Лори принес сообщение, что Роберту Марчу снова становится лучше. Джо настолько была вымотана и еле держалась, что Лори ее не узнавал. Девушка даже расплакалась перед ним из-за сестры. Лори тоже едва сдержал слезы, что ничуть не принижает его мужского достоинства. Однако Марми уже была в пути. Потому что Лори отослал телеграмму, несмотря на запрет, немного раньше, чем это собрались делать девочки. Марми должна была приехать этой ночью. И никто не смел осудить юношу, даже Хана. Начало темного времени суток этого дня далось тяжело. Ближе к трем Бесс как-то изменилась. Джо и Мэг были подавлены, видя сестру в полном покое. Но когда к ее кровати подошла Хана, женщина сообщила, что лихорадка прошла, а Бесс спокойно спит. Мэг после минут радости в объятиях Джо решила поставить на тумбочке Бесс розу, что распустилась прошлой ночью. Звякнул дверной колокольчик – приехала Марми.

Завещание Эми

Все это время Эми жилось очень несладко. Тетя Марч прониклась к ней симпатией. Многие пожилые люди способны легко найти общий язык с «маленькими» людьми, так как к своему возрасту снова становятся близки с ними по духу. Тетушка Марч была полной противоположностью. Она перевоспитывала Эми на старый лад, как в далеком прошлом воспитывали ее. Девочка постоянно трудилась, еще и выполняла работу Джо. И Эми в полной мере осознала, что дома ее действительно баловали. 

Однако, узнав, что тетушка очень довольна ее поведением и намеревается подарить ей бирюзовое колечко, девочка поставила перед собой цель – быть еще лучше, чтобы получить прекрасную награду. Так же девочка узнала, что тетушка завещала все свое имущество сестрам Марч, что называлось «завещанием». И Эми написала свое, которое немного позже дала прочесть Лори. От него она и узнала, что Бесс хуже. И никто не видел, как Эми плакала и думала о бесполезности миллиона бирюзовых колечек в этом мире.

Признания

Когда Бесс пришла в себя, как и мечтала Мэг, первым, что увидела девочка было лицо матери и прекрасная роза. Бесс определенно шла на поправку, но была слишком слаба. Марми не отходила от нее, а Джо и Мэг кормили мать. Когда больной девочке стало еще лучше, Марми навестила Эми, чему та была безумно рада. Она по-взрослому отнеслась к тому, что еще какое-то время проведет у тетушки Марч.

Джо, наконец, смогла поделиться своим негодованием. Она рассказала матери о том, что мистер Брук носит с собой перчатку Мэг. Джо очень рассчитывала на поддержку, но ее родители решили дать Джону, то есть, мистеру Бруку, шанс. Хотя, разумеется, ни о какой помолвке или чем-то подобном речи быть не могло до двадцатилетия Мэг. Но мистер Брук произвел хорошее впечатление и честно признался мистеру и миссис Марч в своих намерениях и чувствах. Поэтому шанс у него все же был. Марми понимала, что Джо нужно время для смирения. А взглянув на Мэг, женщина пришла к выводу, что девушка пока что еще не любит Джона, но все идет именно к этому.

Лори — нарушитель спокойствия и Джо — умиротворительница

О чувствах Джона Брука Марми строго настрого запретила Джо говорить Мэг и вообще кому-либо. Поэтому девушка старалась не видеться с сестрой, а еще больше – избегала встречи с Лори. Потому что этот озорник с легкостью считывал любые эмоции и чувства на лице подруги. И Джо была права, встреча с Лори была неизбежна, а он быстро понял, что у Джо какая-то тайна. Но что бы он ни делал, Джо секрет не выдала. Однако юноша сумел понять, что это как-то связано с мистером Бруком и Мэг. Потому пошел на подлый поступок. Он написал два письма Мэг от лица учителя. В первом было признание в любви. Во втором – утверждение в том, что ни о каком признании он не знает, а то письмо – проделки Джо. Мэг письма получила и чуть не лишилась чувств, когда читала второе письмо. Первое она пока скрывала от семьи. Узнав, в чем дело, Джо за короткое время сообразила, кто этот «шутник». Марми все же попросила ее привести Лори, а когда юноша явился, женщина говорила с ним наедине. Как проходила беседа, девушки не знали. Но когда им позволили войти, юноша был сильно смущен и искренне раскаивался. Его простили и взяли слово, что он обо всем никому не расскажет. 

Лишь Джо не готова была его простить, что задело парня. А девушка уже через минуту после ухода Лори спешила к дому Лоренсов, подгоняемая чувством вины. Предлог посещения хозяев тоже был – отдать книжку. Слуги сообщили ей, что мистер Лоренс сильно не в духе, а Лори отказывается есть и заперся в комнату. Джо настояла, чтобы ее пропустили, и практически вломилась в комнату к изумленному другу. Оказалось, что Лори со своими проказами недалеко ушел от деда. Мистер Лоренс понял, что внук ходил к Марчам не просто так, а когда Лори ничего и не сказал по этому поводу, почуял неладное. Дедушка даже встряхнул внука, из-за чего последний сильно оскорбился. Джо решила помирить семью. Она нашла мистера Лоренса и убедила его в том, что хоть Лори и виноват, он уже наказан. И он не может сказать, как и она, в чем заключается его вина, так как это может навредить другому человеку. Мистер Лоренс услышал Джо, написал записку с извинениями внуку. Вскоре Лори спустился к столу. Но Джо дома пришлось подумать о том, что ее друг, пожалуй, причинил им всем гораздо больше вреда, чем она предполагала. Так девушка подумала, когда в комнате сестры увидела клочок бумаги, на котором было написано имя Мэг и фамилия, но не Марч, а Брук.

Счастливые луга

До самого Рождества все было хорошо и спокойно. Бесс шла на поправку, как и Роберт Марч, который уже скоро мог приехать. Сестры с матерью и Ханой потихоньку готовились к празднику, когда появился взволнованный Лори. А через минуту в доме стоял отец девочек и мистер Брук, который быстро поцеловал Мэг при встрече, о чем бессвязно оправдывался. От появления отца все встали в ступоре, а затем дом наполнило настоящее счастье. Роберт поблагодарил Мэг за все труды. Заметил, что Джо превращается из буйного мальчишки в сильную независимую юную леди. От былой Бесс практически ничего не осталось, да и Эми не узнать, ведь она встала гораздо больше думать о других.

После счастливого воссоединения Бесс села за свое маленькое пианино и воспроизвела гимн пилигримов собственного сочинения.

Тетя Марч решает вопрос

Несмотря на улучшение здоровья отца семейства, в доме Марч летало какое-то странное волнение, которое младшие члены семьи не понимали. Зато Джо и Лори было прекрасно все известно. Как и родителям девочек, которые то и дело переглядывались да бросали взгляды на старшую дочь. Мэг стала пугливой, все чаще ходила бледная. В конце концов, ревность Джо выплеснулась наружу в обвинении, что когда Джон явится с некоторым предложением, Мэг не сумеет достойно ему сказать правильный ответ – «нет». На это старшая сестра твердо заявила, что хороший ответ на этот случай у нее есть. Она полностью разделяет мнение отца о том, что слишком молода, поэтому даже разговаривать о подобном – глупо. Мистер Брук, к слову, забыл у семьи Марч и вернулся за ним. Ему открыли старшие сестры. Джо отправилась за зонтом и сообщить отцу о посетителе. А Маргарет забыла все слова и аргументированные ответы. Джон же честно, мягко, но немного напористо признался ей в любви. Ему нужно было знать, нравится ли он ей хоть немного. Если да, то он подождет, сколько нужно.

Мэг не могла внятно ответить и глаз не поднимала, лишь мямлила. Но когда все же взглянула в глаза собеседнику, увидела на его лице успех, что взбудоражило и уязвило ее гордость. В тот же момент она очень холодно попросила оставить ее в покое и никогда больше не тревожить ее, упиваясь при этом бледностью Джона и своей властью. Неизвестно, к чему бы все это привело, но появилась тетушка Марч. Джон ей сильно не нравился из-за бедности. Поэтому она сказала, что если Мэг вздумает выйти за него, то останется без гроша. Как правило, молодое поколение часто делают противоположное после советов старшего. Так вышло и в этой ситуации. Разве что к протесту прибавлялись испытываемые чувства Мэг к Джону, которые она до конца пока не осознавала. Но девушка заверила тетю, что выйдет замуж по любви. И если при этом потеряет деньги, то это сущий пустяк, не стоящий и капли внимания.

Тетушка Марч долго оскорбляла Джона, а Мэг самоотверженно его защищала, что позволило ей все же принять ростки своей любви. После ухода тети, которая даже племянника видеть не пожелала из-за постигшего ее разочарования, она не стала прогонять возлюбленного. Джо застала сестру в объятиях молодого учителя и тут же рассказала обо всем семье. Но никто не разделял ее негодования. Все были рады за молодых настолько. Что можно было обсуждать свадьбу, пускай и не скорую. Джо сцепила зубы, но загнала свою ревность в угол и старалась держать себя достойно. Она верила, что потеряла друга, но, учитывая ее старания, ей такое мышление было простительно в силу возраста. У Джо все еще было впереди.

Автор: Елизавета Гориславец

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *