Сочинение: Анна Павловна и ее салон в романе «Война и мир» (Л.Н. Толстой)

(514 слов) Анна Павловна Шерер — олицетворение высшего петербургского общества, которому Л.Н. Толстой уделяет особое внимание в своем романе. Книга начинается с приема у этой дамы, где встречаются многие герои произведения. Но этим роль Анны Павловны не ограничивается: она появляется множество раз по ходу повествования и влияет на судьбы некоторых персонажей.

В самом модном столичном салоне, где собираются сливки общества, заправляет сорокалетняя фрейлина, приближенная к императрице и знающая обо всех тонкостях светской жизни. В первой главе читатель встречает меткую характеристику Анны Павловны, данную автором:

Быть энтузиасткой сделалось ее общественным положением, и иногда, когда ей даже того не хотелось, она, чтобы не обмануть ожиданий людей, знавших ее, делалась энтузиасткой. 

Наигранный энтузиазм героини очевиден, ведь в разговорах о политике и патриотичных восклицаниях Анны Павловны проглядывает корыстный мотив ее поверхностной эрудиции и лицемерного такта — она хочет быть в курсе событий, чтобы занимать высокопоставленных гостей и через них улаживать личные дела (как свои, так и чужие, но в обмен на благосклонность в будущем). В беседе с князем Василием она взяла на себя обязательство устроить женитьбу его блудного сына Анатоля. Сразу бросается в глаза цинизм женщины: она подыскивала повесе богатую невесту и даже не задумывалась, полюбят ли они друг друга. Неудивительно, ведь во всех людях она видела отражение себя — меркантильное, фальшивое, но соответствующее приличиям. Почти все завсегдатаи салона приходили не ради общения, а для удовлетворения своих нужд: Анна Друбецкая просила за сына, Ипполит Курагин волочился за замужней женщиной, его отец приехал достать место для Анатоля и поговорить о его женитьбе. Разговоры о судьбе России и Европы были лишь предлогом для встречи, а некоторые именитые гости — «десертом» для ценителей. Показателен эпизод, когда Пьер, нарушивший написанные законы светского общества, стал искренне и горячо спорить с аббатом. Анна Павловна изменилась в лице и подошла к ним, чтобы прекратить беседу, выходящую за рамки равнодушной и легкомысленной трели Ипполита и ему подобных. После этого вечера Шерер еще не раз напомнит о себе, ведь события, заготовленные в ее салоне, будут развиваться и вновь напоминать о «всеобщей тетушке», как ее назвала Жюли Карагина.

В следующий раз читатель окажется в гостиной Шерер накануне Бородинского сражения и весьма удивится, ведь разговоры элиты ничуть не изменились с той беззаботной поры, когда французская армия не угрожала суверенитету России. Аристократы все также лениво обсуждали политику, а шепотом и вполголоса интересовались интригами и занимались личными делами. Анна Павловна говорила все то же: царь — ангел, с нами Бог и тому подобное. Еще бы не сказать, ведь фрейлина чутко уловила моду на патриотизм, но сердцем его не прочувствовала: ни перед Шенграбеном и Аустерлицем, ни перед сражением на Бородино. Поэтому ее фразы звучали выспренне, а манеры говорили о полном душевном спокойствии. Знатная дворянка ничего бы не потеряла, если бы вместо Александра Первого ее героем стал Наполеон. Она и ее гости также говорили бы на французском пустые речи о том, как хороша и праведна Россия.

В образе Анны Шерер Толстой осудил праздность, лицемерие и равнодушие дворянства к судьбе России. Эти люди и не были русскими, ведь говорили на других языках, одевались по иностранной моде и ориентировались на карте Европы лучше, чем российской карте. Фрейлины и другие бесчисленные сановники лишь проживали капиталы, заработанные народом, и праздновали победы, заслуженные им же.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *