310. Ваш ответ на вопрос героя Ф.М. Достоевского: «Не загладится ли одно, крошечное преступленьице тысячами добрых дел?»

В романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» есть важный эпизод, когда безымянный студент спрашивает у своего друга офицера: «Не загладится ли одно, крошечное преступленьице тысячами добрых дел?». Этот вопрос имеет судьбоносное значение для главного героя, который хочет убить старуху-процентщицу, чтобы направить ее деньги на пользу нуждающимся. И ответ на него автор выразил в финале произведения, когда Родион не смог пойти по стезе добродетели в окровавленных башмаках. Я солидарен с автором и считаю, что такие благие намерения могут привести только в ад, ибо не искупает благородная цель ужасные и подлые средства. Это утверждение можно доказать с помощью литературных примеров.

Вспомним роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Раскольников, как уже было сказано, убил ростовщицу и ее сестру, думая, что это деяние искупится его добрыми делами. Он хотел стать «право имеющим», чтобы вершить справедливый суд над порочным миром и сделать жизнь людей лучше. Не ради себя Родион пошел на преступление. Его волновала участь бедняков, которые страдали от жадности и алчности таких паразитов, как Алена Ивановна. Он сделал этот роковой шаг, переступил грань дозволенного, и что же? Совершил ли он те добрые поступки, ради которых осуществил преступление? Нет, он ничего не смог сделать, потому что злодеяние меняет жизненный путь человека и его психику. Родион едва не сошел с ума от мук совести. Он не мог смотреть на проклятые деньги и драгоценности, не то что направить их на удовлетворение потребностей бедняков! Тысячи добрых дел так и не последовали за «преступленьицем», потому что тот, кто на самом деле хочет улучшить мир, не может жить с таким грузом на душе. Зло и благородные порывы — вещи несовместные.

То же самое доказал Н.А. Некрасов в поэме «Кому на Руси жить хорошо?». Ермил Гирин был человеком честным и благонравным. Все доверяли ему, потому что знали о его порядочности. Он служил бургомистром и направлял все силы во благо простых людей. Однако и его обуял соблазн высокого положения: он не пустил брата в рекруты, заменил его фамилию на другую и обрек чужого родственника на двадцатипятилетнюю службу в армии. Казалось бы, что за пустяк? Это ведь и не преступление по большому счету, а превышение полномочий. Сколько добрых дел совершил Ермил, неужели ему нельзя получить хоть что-то взамен? Но он не смог утешить себя этими размышлениями. Ермил не справился с муками совести, хотел даже наложить на себя руки. Его спасло лишь чистосердечное раскаяние. Он исправил свою ошибку и больше никогда не совершал преступления, даже ради благого дела. Ведь сколько бы они ни замаливал этот грех, его никак не вытеснить из памяти и сердца. Он неминуемо исказил бы его жизненный путь и нравственный кодекс.

Таким образом, преступление нельзя оправдать положительным моральным обликом преступника или его будущими достижениями на стезе добродетели. Зло точно не совместимо с добром, одно не следует из другого, потому что данные понятия всегда противопоставлены друг другу. И нельзя тешить себя иллюзиями, что хорошие поступки могут искупить грех на душе.

Читайте также:

комментария 2

  1. Ренат:

    А какие ещё можно было привести аргументы к данной теме?

    • Самый Зелёный:

      Отличный вариант — «Воскресение» Л.Н. Толстого. Нехлюдов совратил девушку и уехал, а она оказалась на улице беременной. Его же тетушки выставили «распутницу». Полная нищета вынудила ее стать проституткой. А Нехлюдов с тех пор сделал много хорошего, однако не смог спокойно жить, когда узнал о судьбе Катерины.

      Но есть и противоположный пример: Кудеяр из «Кому на Руси жить хорошо?». Он был разбойником, много грешил, однако одумался и раскаялся. Бог простил его только тогда, когда тот убил пана Глуховского — отъявленного злодея. Значит, преступление можно загладить добрыми делами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector