309. Можно ли делить зло на «малое» и «большое»?

Мы нередко встречаем «адвокатов дьявола», которые делят зло на «малое» и «большое», распределяя ответственность за содеянное в соответствии с масштабом последствий деяния. Правильно ли это? Я думаю, что нет, потому что человек не может узнать и увидеть всех причинно-следственных связей, образовавшихся вокруг этого поступка. Малое зло может оказаться не менее ужасным, чем великое. Чтобы доказать это, приведу литературные примеры.

Так, в рассказе М.А. Шолохова «Судьба человека» война предстает разрушительной и слепой стихией, сметающей все на своем пути. Она давит и жизнь главного героя, который теряет все и всех, кого любил. Его жена и маленькие дети погибают от снаряда, а старший сын доживает до дня победы и становится одной из последних жертв войны. Оставшись один на один со своим горем, Андрей Соколов встречает мальчика Ваню, который также осиротел и стал беспризорником. Кровавая бойня лишила его родителей и шансов выжить, но главный герой решил взять ребенка к себе. Все же даже это подобие семьи не может заменить ему тех, кого уже не вернуть. Рассказчик отмечает печальный и тяжелый взгляд Андрея, в котором выражена вся тоска человека, раздавленного и ограбленного войной. Он уже никогда не будет прежним и не забудет ударов судьбы. Как же оценить горе, пережитое им? Какое зло по отношению к нему больше, а какое — меньше? Кто виноват перед ним сильнее: снайпер, убивший его сына, или Гитлер, начавший войну? Однако одного приговорили бы к смертной казни, а другому дали годик-другой тюрьмы. Но последствия того и другого злодеяния ужасны, просто непередаваемо трагичны, поэтому делить их на большие и не очень безнравственно и дико.

Столь же губительные последствия войны описал М.А. Шолохов в романе-эпопее «Тихий Дон». Некогда мирные земли казаков в клочья разодрала борьба красных и белых. В одной семье, в одном хуторе, в одном народе нашлись непримиримые враги, готовые пролить кровь и ограбить ближнего лишь на том основании, что он не разделяет «правильных» взглядов. Но правды не было ни на одной стороне, поэтому такие герои, как Григорий Мелехов, метались между своими традициями и новым укладом жизни. Они не могли отыскать справедливости в борьбе, где все только к этому и призывали, но лишь глубже увязали во взаимных претензиях. Но правда состояла в том, что мира нельзя построить на крови, поэтому гражданская война не привела к желаемому освобождению казачества: люди так и остались озлобленными и непримиримыми врагами новой власти, ведь их семьи были разрушены, дома — разграблены, а души — выжжены дотла войной. Кто же больше виноват перед ними: красные комиссары или белые офицеры? Царь или Ленин? Все равно, ведь даже самые мелкие злодеяния в этом конфликте обрастали бесчисленными последствиями, которые неисправимы. Одни обиженные мстили другим, и сожжение дома тут же приравнивалось к мучительной казни родственников. Вчерашнее мародёрство завтра станет поводом для расстрела. Значит, деление зла на мелкое и побольше не имеет смысла, ведь любой плохой поступок влечет за собой сотни других преступлений, и всего этого клубка человеческий ум не размотает.

Таким образом, нет большого и малого зла, есть просто зло, которое в любом виде и размере влечет за собой трагические последствия. Неслучайно оба примера посвящены войне: такие столкновения всегда начинаются с малого, но заканчиваются великими потрясениями, и никто уже не может сказать, кто первый выстрелил, да это и не важно, ведь люди искупили вину страданиями.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector