Краткое содержание повести «Один день Ивана Денисовича» (А. И. Солженицын)

Александр Исаевич Солженицын в 1959 году создал повесть «Один день Ивана Денисовича». Текст произведения крайне реалистичен, ведь сам автор не понаслышке знает о буднях заключенных сталинских лагерей. Иван Денисович является собирательным образом, в котором раскрываются судьбы миллионов людей. Многомудрый Литрекон представляет краткий пересказ повести «Один день Ивана Денисовича». Книга в сокращении не так интересна, как в оригинале, зато благодаря ей можно быстрее узнать основные события из текста. Приятного просвещения!

Главные герои

Сюжет повести «Один день Ивана Денисовича»

  1. Иван Денисович Шухов (Щ-854) – его обвинили в шпионаже и государственном преступлении. Таким образом, Шухов оказался в одном из многочисленных лагерей. Он проживал судьбу миллионов других советских граждан, которые точно также были без вины осужденные во времена массовых репрессий. 
  2. Андрей Тюрин – сильный и опытный бригадир, сын кулака.
  3. Цезарь Маркович – заключенный, богатый кинорежиссёр из Москвы.
  4. Капитан Буйновский — бывший капитан морфлота, образованный и справедливый.
  5. Алёшка – спокойный, безобидный молодой человек, баптист. 

Краткий пересказ

(1973 слова) Шухов просыпается. Он всегда встаёт на полтора часа раньше. Подъём в лагере сопровождается ударом молотка по рельсу, который закреплён недалеко от штатного барака. Шухов всегда вставал рано, чтобы успеть «подработать»: подать бригадиру валенки, сшить чего-нибудь, подмести. Но в этот раз он не встал.

В описанное утро Ивана знобило, и он ощущал ломоту во всём теле. Тех, кто не встал вовремя, в лагере не чествовали и отправляли в карцер, но для главного героя сегодня всё обошлось – всего лишь заставили мыть пол в комнате надзирателей. Дежурный обращается к нему по номеру на спине: Щ-854. 

Иван мыл пол, но от надзирателей слышал только ругань и упреки. «Дерьмом бы их кормить, хлеба не стоят!» — говорят они о заключенных. А Иван лишь показал в улыбке недостаток зубов (на этапе он заболел цингой) и отшутился. Затем Иван принялся за завтрак. Тот, кто был среди зэков ниже Шухова, стерег его еду. Трапеза нехитрая: жидкий суп с сезонными овощами и кусочками рыбы, на второе — каша из магары (травы), которая не имела ни сытости, ни вкуса. По пути от столовой он старался не попадаться на глаза дежурному — они любили поиздеваться над заключенными за пустяки.

Далее Шухов пошёл к лагерному фельдшеру, и там термометр выдал температуру выше 37 градусов. У героя два варианта: уйти на работу или дождаться врача. Ждать Иван Денисович не стал. В тюрьме липнуть к санчасти было позорно. Считалось, что такие зэки отлынивают от работы. И Шухов даже место занял неудобное, чтобы показать, что он сюда по делу. Фельдшер знал, что Шухов не симулирует, но по правилам мог освободить от работы с утра только двух человек, и он норму выполнил. Шухов и хотел бы отлежаться в больнице, но не выйдет. Новый врач при больнице даже пациентов заставлял работать.

Автор рассказывает историю Вдовушкина — фельдшера. Он был арестованным студентов литературного факультета. Врач же увидел его в ряду зэков и решил спасти: велел назваться фельдшером и взял к себе, чтобы поэт писал стихи и показывал их Степану Григорьичу. 

Иван отправился в барак, схватил дневной паёк, который включал в себя кусок хлеба и сахара. Эту «еду» он сумел поделить на две части, одну из которых спрятал под кофту, а другую в матрас. В это время всем заключенным нужно было выйти на улицу для досмотра. На улице стоял мороз, но несмотря на это, мужчин всё равно заставляли расстегивать куртки и рубашки. Это было нужно для того, чтобы посмотреть, не спрятали ли чего заключенные. Шмонали даже шапки. Заключенные периодически сбегали, так что начальство шло на самые крайние меры. Например, раньше хлебные пайки носили в деревянных чемоданах, чтобы зэк не смог набрать хлеба на побег. А потом зэки все равно сбежали с этим чемоданом, и эту меру отменили. 

После данной неприятной процедуры заключённые пошли на работу. Иван Денисович отправился голодный, так как завтрак у него был холодный, а дневной паёк он есть не стал – спрятал. Да и та пайка была выдана с обвесом. Все заключенные были закутаны в лохмотья, чтобы уберечься от мороза. 

Шухов стоял возле Цезаря (опального режиссера и богатого заключенного, который всем дает взятки) и ждал, пока тот докурит сигарету. Но тут же подбежал Фетюков и стал прямо в рот смотреть Цезарю. Шухов до такого бесстыдства себя еще не довел. Поэтому Цезарь отдал окурок именно Шухову. 

На досмотре случился казус. Новичок Буйновский сказал, что надзиратели не имеют права раздевать зэков на морозе. Ему дали 10 суток карцера. Но это с вечера, а пока — на работу!

Иван думал о том, как будет писать письмо. Ему полагалось два в год. И ответа он ждал по полгода. Автор рассказывает, что герой ушел на войну в 41 добровольцем. У него остались жена и дети. Она ему писала о деревенских делах: колхоз тянули одни женщины, ведь мужчины не вернулись с войны, а вернувшиеся не шли в колхоз — слишком это невыгодно. Молодежь покидала деревню ради городской жизни. Репрессивные меры никак не мотивировали народ поддержать колхоз. Жена надеялась, что вернувшийся Иван станет красить ковры по трафарету и разбогатеет, а семья переедет в новый дом из гнилой развалюхи. Шухов верил, что у него это получится. Правда, он не хочет он этого делать, потому что для этого нужно быть оборотистым, а сорокалетний Шухов не научился этому. Он уже 9 год сидит в тюрьме. Он вспоминает о том, что раньше, до колхоза, он ел мясо ломтями, как и все в деревне. Люди жили хорошо. А теперь вот воспоминание об этом не дает покоя. 

Тем временем Фетюков собирал окурки из плевательницы. От него отказалась семья, как только он сел, и теперь он жил без посылок и без надежды. На воле он был большим начальником — ездил на автомобиле. А тут быстро лишился спеси после пары ударов.

Шухов вместе с латышом Яном Кальдигсом были лучшими работниками в бригаде. Им поручили соорудить из шлакоблоков стены на теплоэлектроцентрали, а также утеплить цех. Среди заключенных был один особенный человек – молодой парнишка Гопчик. Его «особенность» была в том, что он напоминал Ивану погибшего сына (теперь у Ивана только две взрослых дочери). Гопчика, парня 16 лет, посадили за то, что он давал бандеровцам молоко. Дали взрослый срок. И теперь он лип к взрослым, ища защиты. Но свои посылки ел один. Все эти герои были связаны одной бригадой. Вообще в лагере зэки работали в бригадах и сами понукали друг друга: либо бригада получит дополнительную еду на всех (200 грамм хлеба каждому), либо никто не получит. 

Шухов и Ян взяли рулон толи и тайком потащили его к ТЭЦ. Ведь даже за такое дело могут наказать. Работая, Шухов размышлял, что до конца срока ему оставалось не так уж и много. Ему дали 10 лет, остался год с лишним. Кильдигс, например, вообще 25 лет получил. Одно время всем такие сроки давали. Так что Иван считался счастливцем.

В самом начале войны Иван Денисович находился на Северо-Западном фронте. Их окружили, а питаться было нечем, так и пришлось «строгать копыта» с погибших лошадей. Отряд, в котором находился главный герой, немцы взяли в плен, но Шухов в скором времени совершил побег. Когда Иван Денисович добрался до своих, добра ему не следовало ожидать. Троих из них сразу застрелили, а двоих стали пытать. Высокопоставленные лица решили, что Иван — предатель и шпион. Его долго били, и тогда Иван сдался: подписал показания, но даже не смог придумать, какое задание выдели ему враги. Так и определили Шухова в тюремный лагерь. За то же самое пострадал другой член бригады — Сенька Клевшин. Он потерял слух и почти ничего не слышал. Ему пришлось сидеть в Бухенвальде и участвовать в тайной организации. За это немцы пытали его.

Шухов с товарищами говорит о лагерях. Раньше он работал на лесоповале и сильно недоедал. Теперь же ему живется легче — норма хлеба больше. Но здесь суровые порядки. За стукачество людей режут.

Обед в лагере был таким же скудным, как и завтрак. На каждом этапе его сборки воровали, так что до работяг доходила сущая безделица. Но Шухов проявил смекалку и, обманув повара, взял вторую порцию по разрешению зама бригадира Павло. Еще одну лишнюю получил кавторанг Буйновский. Павло пожалел его. Иную отнесли Цезарю — он не спускался в столовую, богат был. Его по блату устроили работать в теплой конторе. Шухов принес ему кашу лично. Цезарь спорит с коллегой об Эйзенштейне. Но старик (Х-123, двадцатилетник,  каторжанин) утверждает, что «Иоанн Грозный» — всего лишь подхалимство.

Затем заключенный вновь отправился на стройку, где нашёл небольшой кусок ножовки. В бригаде Шухова работа шла полным ходом, так как люди там были сплоченные, ощущавшие себя большой семьей. Бригадир Тюрин даже жалел, что вот освободиться Шухов и работать будет некому. Тюрин рассказал, что его уволили из армии за то, что он — сын кулака. Впоследствии он узнал, что комполка, уволивший его и выгнавший на мороз, был расстрелян в 37 году. Потом он чудом добрался на поездах до Новосибирска. Он застал семью в горе: отца арестовали, мать с детьми ждала этапа. Он вынужден был тайком отвезти брата к блатным, чтобы хоть так спасти его.

В работе каждый показывал настоящую сущность. Фетюков старался похалтуриить, а вот кавроранг трудился на совесть. Шухов высмеивал Фетюкова: был начальником — с рабочих требовал, а теперь что? Теперь в лагере зэки осмелели. Дежурному, который пытался напугать бригадира, вся бригада поставила ультиматум: либо молчит, либо живет последний день. Дежурный испугался и ничего не сказал.

По окончанию рабочего дня заключенные отправились в барак. По дороге говорили о месяце и звездах. Шухов даже не знает, куда девается месяц, когда его не видно. Их снова ожидала проверка. Забавно, что зэки должны носить дрова, но тайком, а потом их же отбирают конвойные на отопление барака. Тут стало очевидно, что молдована (настоящего румынского шпиона) нету. Его нашли, но опоздание стоило людям получасового ожидания на морозе. Теперь ему шили попытку к побегу. Буйновский рассказывал, как служил на английском корабле на войне — пришлось помочь союзникам. За это его и посадили.

Тут Шухов вспомнил, что под курткой у него припрятана ножовка, а за такую «находку» могли и наказать. А ему нужно было зарабатывать на жизнь — чинить обувь. Ивану пришлось быстро перекладывать кусок ножовки в варежку. Проверяющие ничего не заметили, и герой пошёл получать посылку. 

Так как Шухов сказал жене не отбирать последний кусок у детей, то посылка ему, соответственно, не пришла. Да и воровали люди посылки, до зэка доходило не все. Но по просьбе Цезаря, Иван занял место в очереди. Без очереди прошли придурки — это «первые сволочи, сидевшие на зоне». Они не считали работников за людей, но и те отплачивали им презрением. За выполнение этого дела богатый москвич Цезарь отдал Ивану порцию своей еды — баланды без каши. 

За место в столовой люди чуть ли не боролись. Там всегда была давка. Не успел — твоя проблема. Ужин снова был невелик, но зато горячий. Шухов чувствовал, как тепло от похлёбки расползается внутри, и подумал, что ради именно таких моментов и живут заключенные. И ничего, что воскресение в лагере снова отменили, и придется работать без выходных.

Шухов продолжал работать и «сверхурочно», так он мог хоть немного заработать денег. Кому-то он зашивал одежду, кому-то ремонтировал обувку. Ивану платили мелкими деньгами. Немного скопив, Шухов тратил на табак, вещички и покупал еду. В лагере ни у кого толком не было денег, а те, кому присылали, держали их на лицевом счете. Раз в месяц по заявлению можно было купить на них что-то в местном магазине. Нравится — не нравится, а бери — иного варианта нет. 

Вернувшись в барак, Иван заметил, что Цезарь уже открывает посылку (сгущенка, печенья, рыба, колбаса и др.), и ему потребовался ножик, чтобы отрезать колбасу. За хранение ножа и сдачу его в аренду Иван тоже получал что-то. Тогда Иван дал Цезарю свой ножичек. Заключенных ждал ещё один этап досмотра и «сокамерники» определили, что Цезарь выйдет последним, а Шухов выйдет и вернется первым, дабы ничего не стащили. За такую помощь Ивану дали кусок колбасы, пару кусочков сахара и печенья. Цезарь много кому давал, чтобы получить хороший сервис. А капитану Буйновскому он дал много еды просто так — потому что земляк и человек с образованием. Но капитану за утреннее происшествие (замечание, что тюремщики не имеют права оставлять зэков на морозе без одежды) светит 10 суток карцера. В таких условиях это верный туберкулез и скорая смерть, ведь в карцере давали всего 300 грамм хлеба в день, а баланду только три раза за 10 дней. Не говоря уже о том, что спать надо на голых досках в промерзшей цементной камере. 

В одном бараке с Иваном Денисовичем жил Алёшка. Он был баптистом и читал евангелие перед сном. Алёшка разговорился с героем о боге. Шухов не верил, что его молитвы дошли бы до Бога. Он помнил, что в их деревне нет человека богаче попа, и священник платит алименты трем женщинам, а с четвертой живет. Шухов не против Бога, но не верует в рай и ад. Конечно, Алексей рад за веру пострадать, но Иван-то страдает только потому, что в 41 к войне не подготовились. Иван охотно дал Алеше печенье, ведь сам парень заработать не умел. Иван не спорил, а лишь размышлял, хотелось бы ему выйти на волю или нет. Он стал вспоминать события прошедшего дня и понял, что сегодня с ним приключилось много чего хорошего. Так, например, в карцер не попал, в обед съел две порции каши, а на проверке не нашли припрятанную вещицу и т.д. Шухов засыпает. 

Автор: Ксения Сизова

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector