Краткое содержание сказки «Медведь на воеводстве» (М.Е. Салтыков-Щедрин)

Многомудрый Литрекон любит сатиру и видит в ней возможность для пробуждения критического ума у публики. Поэтому он знакомит читателя с трудом, название которому «Краткий пересказ сказки «Медведь на воеводстве» М.Е. Салтыкова-Щедрина». В сокращении эта книга блекнет на фоне мощного оригинала, но зато такая форма поможет быстро ознакомиться с содержанием сказки, вычленить основные события и запомнить сюжет. Приятного просвещения!

Глава I. Топтыгин 1-й

Большие злодейства история превозносит, а маленькие — не замечает. Не хвалят их и современники злодея. Так думал Топтыгин Первый. Этот военный был «служакой-зверем», славился служебными отличиями («деревья с корнями выворачивать»), но желал большего — попасть в историю. Для этого он видел один путь — участие в кровопролитии.

Лев послал его усмирять дальнюю губернию. Там все шло своим чередом: птицы летали, насекомые ползали, усмиряться никто не хотел. Увидев это, Топтыгин стал готовить кровопролитие. Но до этого майор решил отпраздновать именины, выпив ведро водки и улегшись на поляне. Утром там пролетал чиж — известный на всю губернию певец, умный малый, которого даже Лев желал в когтях держать. Но он подумал, что перед ним обыкновенный пьяница, сел на него и запел. Топтыгин проснулся и, видя непослушание, проявленное своей персоне «внутренним врагом», съел чижика. Спохватился герой, но было уже поздно: не знал он, что за птицу съел, вдруг важная! Но рассудил, что первый блин комом, и ничего страшного не будет, ведь никто не видел. Не тут-то было! Скворец все видел и объявил о том, что чиновник отклонился от курса. Ему вторила ворона: 

Вот так скотина! добрые люди кровопролитиев от него ждали, а он Чижика съел!

Хотел их майор поймать, но птицы прыткие оказались — улетели. С тех пор все обитатели леса подняли его на смех. Он ничего не мог с этим поделать. Если раньше его ценили за влиятельность и поддержку Осла, главного советника Льва, то теперь все величали его дураком, который съел чижика. Такого история не запомнит! Сколько же теперь надо учинить кровопролитий, чтобы загладить свою вину? Топтыгина волновала теперь даже не история, а мнение Осла, за протекцию которого он держался. И Осел вскоре написал. Топтыгин в ответ послал рапорт о происшествии и кадочку меда — в подарок. Осел дал шанс исправить дело чем-то особенным, чтобы народ и думать забыл об этой ошибке.

Решил Топтыгин истребить всех баранов из стада, отнять у бабы корзину в малиннике и изничтожить типографии, свалив книги в отхожее место. Осел был доволен, но Лев не смог простить Топтыгину смерти Чижика. Так и остался Топтыгин всего лишь майором.

Глава II. Топтыгин 2-й

Автор начал главу так:

Но бывает и так, что даже блестящие злодеяния впрок не идут. Плачевный пример этому суждено было представить другому Топтыгину. 

В то же время, пока Топтыгин Первый поехал в свою губернию, Лев послал в другую более умного майора Топтыгина Второго. Тот понимал, что от первого шага очень много зависит, поэтому подготовил план. Но итог был все равно печальным.

Он хотел было первым делом типографии разорить, но как? В его трущобе не было ни одной! Единственный станок прилюдно сожгли давно, а дятел, который писал «Историю лесной трущобы», был постоянно атакован муравьями, которые съедали кору с текстом. Нечего было сжигать, ведь темнота времен окутала трущобу. Решил Топтыгин разорить университеты, но и их до него истребил его предшественник — Магницкий. Наказать его тоже не было возможности — он умер. Тогда он пошел темной ночью на соседний двор, чтобы начисто разорить соседа, съев весь его скот и разрушив дом. Но не рассчитал и повис на обломке. На его крик сбежались все обитатели леса, увидели плоды дел его и казнили врага с помощью рогатины, развесив его шкуру на болоте — в назидание. 

Тогда было принято решение, что история одинаково не потерпит ни больших, ни малых злодейств, и нужно стараться войти в нее без них. Такой приговор истории подписал Лев и велел довести его до сведения Топтыгина Третьего: «Пускай изворачивается!».

Глава III. Топтыгин 3-й

Третий Топтыгин был умнее и сомневался, а ехать ли ему вообще на таких условиях? Осел на все вопросы отвечал уклончиво, чтобы майор действовал «по пристойности» и лесному уставу, но ответов не было ни там, ни там. 

«Чин на тебя большой накладывают, а какими злодействами его подтвердить — не указывают!» — сетовал герой.

Он понимал, что и Лев боится истории, поэтому ничего не мог предпринять. Наказывать лесных обитателей ему запрещалось, ведь у всех них завелись права. Он терпеть не мог прав, ведь они ставили его перед фактом, что у него есть обязанности. Топтыгин жалел о старых временах, когда все было можно. Он даже выть вздумал, но никто его не понял. А он залег в берлогу, чтобы решить вопрос. И решил.

Задачу воеводы он видел не в создании благополучия, а в том, чтобы сохранить старый порядок, который благополучием не отличался. Он понял, что нужно сохранять натуральное злодейство — то, что было всегда. Ведь никто же не умер: зайцы, которых едят, плодятся, тем не менее, значит, таков порядок, и не надо их защищать. Он вспомнил, что и Осел советовал ему: злодейство сделается само и в самом натуральном виде, если дурак будет сидеть на дураке и им же погонять. Топтыгин понял, что, стало быть, и без воевод все будет так, как должно быть всегда: нужные, естественные злодейства будут происходить сами по себе, если ни во что не вмешиваться и ничего не делать. Но эту мысль он таил, как чересчур либеральную. Да и содержали его не за мысли. Он решил твердо не выходить из берлоги ни в коем случае, кроме как за содержанием. Все обитатели леса послушно приносили дань и жили так, как и всегда, то есть с естественным уровнем злодейств. Невмешательство начальника всем было только на руку, ведь с вмешательством было только хуже. 

Так дослужился Топтыгин Третий до звания полковника, ведь все было благополучно, как вдруг…

Явились в трущобу мужики-лукаши, и вышел Топтыгин 3-й из берлоги в поле. И постигла его участь всех пушных зверей.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector