Краткое содержание повести «Котлован» по главам (А. Платонов)

Андрей Платонов — писатель-новатор, произведения которого Вы узнаете с первых строк. Его неповторимый стиль давно стал настоящим творческим брендом в литературной среде. Краткий пересказ повести «Котлован» не передаст всей уникальности языка Платонова, зато Вы быстро освоите основные события романа и представите себе сюжет. «Котлован» в сокращении незаменим для ускоренной подготовки к экзамену. Приятного просвещения!

Глава 1

В день тридцатилетия Вощева уволили с механического завода из-за его слабосильности и задумчивости на рабочем месте. Вощев собрал вещи и побрел, куда глаза глядят. Так он оказался в пивной, где и другие люди забывали свои печали. Он сидел у окна и «мучился сердцем». Потом заведение закрылось, его выгнали, и он лег в овраге, но так и не смог уснуть, ведь у него не было ни «доверчивости к жизни», ни сил простить прожитое горе. Он не знал, нужен ли он в мире? Себя он сравнивал с собакой, которая живет просто так, без цели.

На утро он пошел в завком — просить работу. Ему отказали, потому что он думал на рабочем месте. Вощев сказал, что выдумывал счастья для всех, чтобы улучшить производительность. Но источник счастья администрация видела в материализме, а не в идеях работников. Выйдя, Вощев увидел, как обмениваются бранью родители ребенка. А он молча слушал, но все понимал. «Родился себе на мучение» — подумал Вощев. И решил доказать родителям, которые «жили автоматически», что так вести себя нельзя. Его отправили восвояси.  

Вощев шел в другой город и не знал, зачем живет, куда идет? Он чувствовал слабость, потому что жил без истины. Подобрав лист, герой подумал, что докопается до правды, зачем тот жил и за что погиб. По дороге Вощев увидел попрошайку без ног и кузнеца: все жили бедно и без истины. Рядом с ними проходили пионеры, которые хранили на лицах следы голода и несчастья. Их родили во времена войны, поэтому дети были худы и некрасивы. Зато радость от серьезности жизни и своего значения переполняла их сердца. Безногий как-то странно, с жадностью смотрел на детей, отчего Вощеву стало не по себе. После перебранки с инвалидом он пошел в город.

Вощев устроился на ночлег в теплой канаве, но оттуда его выгнал косарь: на этом месте уже должна быть площадь. Герой по его совету отправился в барак до утра.

Глава 2

Утром Вощева окружили рабочие, пеняя на его несознательность. Зачем ему истина на производстве, когда материализм жизни первичен? Рабочие знают истину — они работают, чтобы лучше было. Вощев хотел им поверить и начать трудиться. Правда, эта истина сделала их не спокойными, а изможденными. Товарищ Сафронов сказал, что теперь люди стали дороги — наравне с материалом. Так что Вощев принимается на работу. Он поел.

Рабочие вышли и слушали оркестр — тоскливую музыку. Им предстояло построить огромный общий дом для всех пролетариев. Профуполномоченный указал рабочим на старые дома и призвал строить общее счастье, но Сафронов назвал его «переугожденцем» и заявил, что им сознательности не занимать. Вощев бы готов пожертвовать себя на труд. Рабочий Чиклин не разделял этого энтузиазма. Он ответил, что «время пользу съест», людей для работы мало. На что инженер сказал, что биржа пришлет еще человек 50, правда, отвечать за работу будут лично они.

У Чиклина была бурная жизнь: много женщин и товарищей, все нуждались в нем, но покидали из-за ревности. Поэтому он разрушал от злости лавки по ночам и сидел в тюрьме. А сейчас он просто не знал, зачем ему жить, если не социализм строить.

В работе хуже Вощева показал себя только Козлов. Рабочие дразнили его, что он слаб, потому что живет без женщины. В артели не было ничего личного, все все знали. Козлов лайков гладил себя и уговаривал работать, чтобы его приняли в новую жизнь.

После 6 часов работы Сафронов и Чиклин решили продолжать. Они не животные, «живут ради энтузиазма», так что могут работать в поте лица и дальше, откладывая жизнь на потом. Вощев подумал и решил, что «от счастья только стыд начнется». И проникся симпатией к Козлову, который признался в своем несчастье. Старик-капитализм давно помер, а обещания вождей все не сбывались.

Глава 3

Инженер Прушевский смотрел на спящих рабочих и думал о будущем. О строил дом для всех пролетариев, но был уверен, что потом в центре мира возведут башню — одну на всех трудящихся. Но пока он не мог себе представить устройства души жителей этой башни. Он хотел узнать это, чтобы не возводить пустые здания без цели. В то же время сознания инженера было ограничено уже имеющимися знаниями, он не видел смысла заглядывать за границу понимания. Ему было тоскливо. Он думал о смерти и бессмысленности своей жизни. Он был нужен только сестре, но та родит ребенка, и ее сердце будет занято. 

«Мною пользуются, но мне никто не рад» — думает герой и засыпает равнодушно.

Утром в бригаду пришел товарищ Пашкин, председатель окрпрофсовета. Его унылой голове нечего было думать, но спина согнулась от социальной ответственности. Естественно, он пришел упрекать рабочих за медленные темпы. Он пообещал им льготы, но откуда же их взять, если они еще не сделаны? Когда он уходил, Козлов догнал его и пожаловался, что Вошева взяли незаконно. Пашкин ответил, что иных людей взять неоткуда, а надо. 

А Козлов расстроился и решил «налаживать различные конфликты с целью организационных достижений».

Когда рабочие сели отдохнуть, Козлов попробовал сбегать пожаловаться на них, но Сафронов его остановил. Тем временем Прушевский привел новых людей. Но рабочими они не были. Чиклин предвидел затруднение с их обучением. Сафронов был настроен более оптимистично. Чиклин уговорил инженера больше не копать, а взять овраг в качестве котлована. Прушевский согласился: он все равно решил не доживать до окончания здания.

Вощев скоро пришел к Прушевскому с пробами земли и спросил, не знает ли инженер об устройстве мира? Тот ответил, что его учили только прикладным дисциплинам. Вощев сказал, что этого мало для такого человека. На этом разговор закончился. Прушевский отогнал лишние мысли. Вечером Прушевский вспоминал о ярком досуге в большом городе и грустил. В его жизни не осталось ничего настоящего, кроме работы.

Автор переносится в город, в кабинет Пакшина. К нему пришел тот самый безногий инвалид, которого встретил по дороге Вощев. Его фамилия оказалась Жачев. Он пришел к начальству за добавкой к пенсии: ее не хватало даже на просо. Жена Пакшина, дородная женщина, собрала инвалиду кое-какую провизию. Жачев не переставал ругаться на начальство, видя дородность женщины. Он уже один раз написал донос в район, поэтому теперь ему давали сливки и говядину. Жена посоветовала Пакшину устроить Жачева на фиктивную должность.

Тем временем Жачев отправился на встречу с Чиклиным. Он поинтересовался у рабочих, как дела со стройкой. Они дали ему каши, а Жачев не распаковал свертка и не поделился сливками с ними.

Ночью везде было так невзрачно и уныло, что даже Сафронов засомневался во всеобщем счастье. Чиклин думать не успевал, поэтому был более спокоен. Но Вощев вновь затронул тему истины: он видел, что рабочие просто роют землю и спят — нет у них идеи и понимания. Сафронов разозлился, а Чиклин поддержал Вощева: и правда, никто не был удовлетворен. Сафронов же назвал истину классовым врагом. Козлов пригрозил говорящим доносом. Все улеглись.

Чиклин не спал, ушел и встретил Прушевского. Инженеру было одиноко, он попросился ночевать со всеми. Чиклин посочувствовал и пустил. Инженер пожаловался, что 4 месяца взносы не платил в профсоюз.

Глава 4

Утром Козлов поспешил сообщить Прушевскому, что ему по должности не место среди пролетариев — надо уходить, чтобы должность не позорить. Инженер огрызнулся, Жачев решил про себя побить Козлова. Вощев пожалел, что не родился комаром.

Прушевский шел вместе с Чиклиным и поделился воспоминанием, что однажды мимо него прошла красавица, а он так и не обернулся, и теперь жалеет. У Чиклина было то же самое. Они рассудили, что даже если она еще жива, то вся уже обуглилась от работы. Но они почувствуют ее по одной лишь общей тоске.

Тем временем Козлов думал о том, что его место в руководящем составе, а не в овраге. Сафронов, услышав об этом, обозвал его чужеродным элементом. Козлов тут же припомнил, как Сафронов подговорил мужика съесть петуха во времена коллективизации. Козлов уже пошел оформлять пенсию, как вдруг его ударил Жачев. Чиклин спас Козлова и позволил ему уйти.

Новые землекопы работали, но каждый рассчитывал сбросить пролетарское бремя: уйти в руководство или пойти учиться. Вощев уже ни на что не рассчитывал: слишком устал и лишь собирал ненужные камешки, чтобы доказать бесплановое устройство жизни. Сафронов предложил поставить радио для улучшения сознательности. Жачев предложил привести девочку, один вид которой всех вдохновит. А пока он просто бил желтоглазого мужика из деревни. Сафронов поручил ему побить и Вощева за то, что тот не знает, зачем жить. 

Пролетариат живет для энтузиазма труда — говорит Сафронов.

Чиклин решил пойти на тот завод, где когда-то его поцеловала красивая девушка. Предприятие закрылось. Там он увидел женщину на истершейся соломе в крайнем бессилии. Ее маленькая дочка не спала и водила коркой лимона по губам матери. Женщина, суда по всему, болела цингой. Она была ко всему равнодушна и хотела только смерти. Мать наставила девочку перед смертью, чтобы та не говорила, кто ее родила. И только тогда она выживет в новом обществе. Ее мать, буржуйка, стала изгоем. Чиклин понял, что это та самая красивая девушка, дочь начальника завода. Она умерла. Он взял к себе на руки ее дочь.

Глава 5

Радио радовало пролетариев советами вроде «стричь гривы у лошадей и покупать тракторы». Сафронов радовался, Вощеву и Жачеву было стыдно от своего угнетенного состояния духа. Но Сафронов всем навязывал свой энтузиазм на пепелище классовой борьбы и сетовал на несознательность масс.

Чиклин взял девочку себе. Ребенок привык к сараю. Оказалось, что ее мать Юлия после революции вынуждена была выйти замуж за Мартыныча — пролетария. Тот грубил ей и угрожал, но делать было нечего. Теперь Юлия лежала мертвой, а Чиклин привел Прушевского к ней. Тот не узнал свою красавицу, по которой томился. А ведь если бы он тогда обернулся и настиг эту женщину, он спас бы ее от голода и лишений.

Жачев смотрел на девочку и мечтал о том, как убьет всех взрослых людей, оставив только чистых пролетариев, не заставших капитализма. Девочка тщательно скрывала свое происхождение, как учила ее мать. Она утверждала, что не родилась бы, не буть революции. Сафронов умилился и произнес речь о том, что ради таких пролетарских элементов они и работают.

Чиклин нашел для девочки 2 пустых гроба. Один — под кровать, другой — под шкаф. Но за ними явились хозяева, которые делали их по себя. 

У нас каждый и живет оттого, что гроб свой имеет — сказал он.

Но в итоге обо всем договорились. Девочка сочла хозяев гробов буржуями, Сафронов ее поддержал, но сказал, что убить можно только целый класс, а для этого двоих мало.

Вощев по-прежнему искал истину, но не находил. Он ушел один в поле, чтобы подумать.

Глава 6

Козлов приехал к рабочим совершенно изменившимся: в тройке, на автомобиле. Он пополнел и теперь ездил с Пакшиным. С рабочими общался пренебрежительно. Теперь сами дамы осаждали его, и он уже выбирал. Чтобы продвинуться по карьерной лестнице, он читал и зубрил много книг. Сафронов поддержал пылкие речи Козлова: надо поддерживать пламя классовой борьбы. Начальство сказало вырыть овраг вшестеро больше.

Козлов и Сафронов уехали в деревню, чтобы сделать там колхоз. Но в тот же вечер погибли, и им повезли гробы, отданные приемной дочери Чиклина — Насте. Девочка жадничала и не хотела упускать вещи, но выбора не оставалось. Чиклин и Вощев повезли гробы в деревню. Трупы Козлова и Сафронова были изуродованы. Чиклин стоял и думал, как легко заменить Сафронова: он может больше и не существовать, нет надобности именно в нем. Людям, которые не умели жить для себя, только и остается, что умереть. 

Чиклин начал допрашивать мужика с желтыми глазами и бить его. Но ответа на вопрос, кто убил товарищей, не получил. Мужик не защищался: в этом мире только мучение давало право жить. Вскоре между трупами лег мужик из деревни — убийца Козлова и Сафронова, который почувствовал вину и пожелал умереть. Он изо всех сил старался задушить в себе жизнь и претворялся мертвым. Рядом с ним лег избитый Чиклиным мужик. Председатель колхоза был рад: это уже целый кулацкий класс, ликвидированный в деревне! Он все мучился, как бы зажиточность во дворах не завелась, а то ведь так и до капитализма недалеко. А пока в деревне в своей избе тихо помирал мужик с голоду, а баба привязывала к нему самовар, чтобы не улетел он от легкости тела. Оказалось, что страдал он от горя: в колхоз забрали последнюю лошадь.

Вощев же в колхозе искал истину, но ему ответили, что пролетариям полагается движение, а все, что на пути попадается, принадлежит ему. Деревенские жители жили без истины. Они даже в избах боялись оставаться, чтобы не предаваться единоличным настроениям. Вощеву тоже не спалось: «сердечная озадаченность» мешала.

Утром активист собрал колхозных людей и велел им идти в другую деревню — агитировать соседей вступать в колхоз. Люди пошли от безысходности. Чиклин считал, что радоваться им нечего: дело житейское. А Вощев снова не нашел истины в их рядах.

Вощев и Чиклин сходили на урок в избу-читальню. Ничего не было, писали штукатуркой на стенах. Зашли в пустую церковь, где люди боялись молиться, но свечки все еще ставили. Поп же копил стаж, чтобы вступить в кружок безбожия, а еще доносил на всех, кто приходит в церковь. Чиклин наотмашь ударил его.

Глава 7

Активист колхоза стоял перед народом и думал о женитьбе. Ему предстояло соорудить плот, чтобы сплавить кулацкий элемент вниз по речке и так далее. Вощев и Чиклин рубили деревья. Бабы рыдали. Люди шли в колхоз, но лишь потому, что больше некуда.

Старый пахарь Иван Семенович Крестинин целовал и вырубал свои молодые деревца. Жене он сказал, что она обобществится в колхозе, но деревья он не даст «в плен». Многие люди судили также и морили лошадей голодом, лишь бы не отдавать «в скорбь». По деревне гулял вой собак и женщин. Лошадь стояла в стойле, пока две собаки равнодушно отгрызали ей ногу. Иные люди уже опухли от мясной пищи, лишь бы не делиться скотиной.

На прощании с кулаками все побратались и расцеловались. Теперь всем было все равно…

Глава 8

Вощев, Чиклин и активист привели колхозников на котлован. Настя была рада видеть Чиклина, но остальные думали больше о колхозном добре, которое нужно немедля поделить. Прушевский получил распоряжение закончить плот для кулаков. Пакшин приехал в район, чтобы освободить единственного оставшегося батрака от эксплуатации. Этим батраком оказался медведь, который работал на кузне молотобойцем ради водки. Чиклин пригласил медведя на встречу с кулаками. «Жил с людьми — вот и поседел от горя» — так о нем сказал Чиклин.

По пути медведь ловил мух — их были тысячи, несмотря на то, что уже шел снег. Причину этого явления люди видели в кулачестве. Действительно, медведь нашел по запаху избу с кулаками. Они зарезали 4 овцы, от их гниения и развелись мухи. Гости вошли в дом. Там ребенок мучился от поноса, баба не могла подняться с пола, а ее муж лежал в рассохшемся гробу и ждал своей участи. Медведь когда-то работал на него и ел одну траву, потому что мужик весь корм отдавал своим свиньям. Теперь медведь своей хваткой выдавил из мужика весь жир и выгнал вон. 

Дальше кулаков было еще больше. Один из них сказал: 

Вы сделаете изо всей республики колхоз, а вся республика-то будет единоличным хозяйством!

Рассудительность этого ответа больно ударила по Чиклину. Нечем крыть! Ему только и оставалось, что гнать умного мужика прочь. А тот сказал, что в социализм таким темпами «придет только один главный человек». 

Другой кулак в свое время нанял медведя вместо ветра, чтобы не платить налог. Сам он делал своей жене выкидыши, желая сэкономить.

Всех кулаков направили к плоту и пустили в море ради светлого будущего.

Глава 9

Жачев участвовал в ликвидации кулаков, но это его только расстроило. Ведь скоро и его, как ненужного урода, тоже вычеркнут из списков светлого будущего. Другие колхозники устроили праздник. Им уже нечего было жалеть в душевной пустоте. К ним пришли и лошади, начали жрать. Мужчины похотливо прилаживались к девушкам, все хотели хоть какого-то веселья. Но вместо музыки по радио звучали директивы. Так что люди пели.

Чиклин пошел искать пропавшего Вощева. Тот собирал очередные камешки в свой мешок и разговаривал с ними. 

Он собрал по деревне все нищие, отвергнутые предметы, всю мелочь безвестности и всякое беспамятство — для социалистического отмщения.

Он хотел выяснить, зачем все это было? Теперь он решил отдать все это добро колхозу. Активист разрешил выдать их в качестве игрушек Насте — под роспись. Вощев посоветовал девочке не взрослеть — затоскует. А взрослые обсуждали, воскресит ли наука Ленина? Активист по ночам подгонял сам себя, чтобы вести людей в социализм эшелонами.

Глава 10

Люди собрались вокруг медведя и с болью смотрели на то, как он кует совместное железо. Теперь они жалели каждый кусочек. Вощев стоял и завидовал медведю, что тот как будто все понял, а Вощев опять на обочине жизни. Прушевский тоже чувствовал себя лишним. Все достижения пролетариев не превозмогут его душевного оскудения, а значит, жить незачем. И он пообещал себе, что прекратит эту ненужную жизнь. Но тут к нему подошла молоденькая девушка, готовая положить всю жизнь, всю молодость ради обретения знания, которое было в голове у Прушевского. Она раньше «училась» с активистом, но инженер был явно умнее. Он пошел за ней.

Активист был убит горем: из района пришла директива о «явлении перегибщины». За рвение активиста осуждало начальство. Кроме того, теперь нужно было уделить внимание середнякам, которые явно саботируют работу колхоза. Активист заплакал. 

Чиклин увидел, что у Насти жар. Он отобрал у всех верхнюю одежду и накрыл ребенка. Тем временем Жачев разоблачил активиста, прочитав директиву. Все они, оказывается, сделали неправильно. Активист тоскливо думал о капитализме и отнял свой пиджак у Насти. Чиклин ударил его. Тот лег. Настя захотела увидеть медведя. Тот тоже тосковал и плакал, потому что истины нет. 

На вой медведя пришел колхоз с вопросом, а что делать дальше? Активист лежал и не подавал признаков жизни. Его не жалели, ведь все хотели поубавить его деятельность. Поняв, что надо его куда-то деть, люди решили раскулачить его и отправить восвояси. Жачев и Чиклин развели костер, чтобы согреть Настю. Девочка попросила мамины кости, чтобы они ее согрели. А другие люди были заняты своими делами:

Кругом беспрерывно нагнеталась общественная польза.

Настя поцеловала Чиклина, как когда-то ее мать. Жачев тем временем снова шантажировал Пакшина доносом и добыл для Насти сливок и два пирожных. Но эти дары не помогли девочке, ночью она умерла. Чиклин хотел «забыть свой ум» и начал рыть мертвую землю до остервенения. Пришел Вощев, а вместе с ним и весь колхоз. Он принес девочке много невостребованных редких игрушек, которые реквизировал для колхоза. Но Настя умерла, а вместе с ней и потребность в истине. Для кого это все, если дети умирают? Он обнял Настю, «найдя больше того, чем искал».

Мужики из колхоза хотели перевестись в пролетарии. Чиклин одобрил и решил рыть котлован еще больше, чтобы в новый дом все вместились. Все начали рыть землю с таким рвением, будто на дне искали спасения. Один Жачев сидел и понимал, что больше ни во что не верит. Он решил убить Пакшина и сгинуть. Больше его никто не видел.

Чиклин 15 часов рыл глубочайшую могилу для Насти, накрыл ее каменной плитой, чтобы ничто ее не тревожило. 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector